Пожалуйста, введите доступный Вам адрес электронной почты. По окончании процесса покупки Вам будет выслано письмо со ссылкой на книгу.

Выберите способ оплаты
Некоторые из выбранных Вами книг были заказаны ранее. Вы уверены, что хотите купить их повторно?
Некоторые из выбранных Вами книг были заказаны ранее. Вы можете просмотреть ваш предыдущий заказ после авторизации на сайте или оформить новый заказ.
В Вашу корзину были добавлены книги, не предназначенные для продажи или уже купленные Вами. Эти книги были удалены из заказа. Вы можете просмотреть отредактированный заказ или продолжить покупку.

Список удаленных книг:

В Вашу корзину были добавлены книги, не предназначенные для продажи или уже купленные Вами. Эти книги были удалены из заказа. Вы можете авторизоваться на сайте и просмотреть список доступных книг или продолжить покупку

Список удаленных книг:

Купить Редактировать корзину Логин
Поиск
Расширенный поиск Простой поиск
«+» - книги обязательно содержат данное слово (например, +Пушкин - все книги о Пушкине).
«-» - исключает книги, содержащие данное слово (например, -Лермонтов - в книгах нет упоминания Лермонтова).
«&&» - книги обязательно содержат оба слова (например, Пушкин && Лермонтов - в каждой книге упоминается и Пушкин, и Лермонтов).
«OR» - любое из слов (или оба) должны присутствовать в книге (например, Пушкин OR Лермонтов - в книгах упоминается либо Пушкин, либо Лермонтов, либо оба).
«*» - поиск по части слова (например, Пушк* - показаны все книги, в которых есть слова, начинающиеся на «пушк»).
«""» - определяет точный порядок слов в результатах поиска (например, "Александр Пушкин" - показаны все книги с таким словосочетанием).
«~6» - число слов между словами запроса в результатах поиска не превышает указанного (например, "Пушкин Лермонтов"~6 - в книгах не более 6 слов между словами Пушкин и Лермонтов)
 
 
Страница

Страница недоступна для просмотра

OK Cancel
ВЫГОВСКАЯ СТАРООБРЯДЧЕСКАЯ Р TD м. Т А Н ы ш I А TD и Ь Т н 3 и С ж Я А V. H DU о VA П „у д STUDIA HISTORICA Российская академия наук Институт русской литературы (Пушкинский Дом) Государственный Истерический музей Е. М. Юхименко ВЫГОВСКАЯ СТАРООБРЯДЧЕСКАЯ ПУСТЫНЬ ДУХОВНАЯ ЖИЗНЬ И ЛИТЕРАТУРА Том 1 Научный редактор Н. В. Поньсрко ЯЗЫКИ СЛАВЯНСКОЙ культуры МОСКВА 2002 БЕК б3.3(2) Ю 94 Работа выполнена при финансовой поддержке Российского гуманитарного научного фонда (РГНФ) проект М 96-04-06] 52 Издание осуществлено при финансовой поддержке Российского гуманитарного научного фонда {РГНФ} проект N2 G0-04-16049 Фотографы: В. М. Бойко, П. А. Медведев, В. П. Родин, Е. В. Нефронов Юхименко Е. М. Ю 94 BBIPOBCREH старообрядческая пустынь: Духовная жизнь и литература. T. I / Науч. ред. Н. В. Понырко. - M.: Языки славянской культуры, 2002. —- 544 с.: ил. - {Studia historica}. ISBN 5-94457-033-4 Монография представляет собой впервые предпринятое исследование определяющего влияния духовной жизни и задач культурного строительства на литературу крупнейшего в России старообрядческого центра. На основе изучения документального материала и обширного рукописного наследии Bum-Jlerccnflmcom общежительства восстанавливается начальная история поселении. дается анализ основных направлений деятельности затонских книжников по организации культурной и церковной жизни монастыря. В работа подробно раосматриватотси сложившиеся на Bury традиции почита- нии наставников и прославления благодетелей, сформировавшие литератур- нуто культуру поздравительных, надгробных и воспоминательных слов и определившие характер выювской агиография. Во второй том вошли указатель новоиайденньос сочинений вышвских писателей, каталог автографов выговских писателей и книжников, описание рукопнсно-книжнош собрания Вьпо-Лексггнскош общежительства и трех редакций поморского Торжественник, аннотированный именной указатель к «Истории Выговской пустыни» Ивана Филиппова. Книга предназначена для историков, филологов, искусствоведов и всех интересующим историей и культурой старообрядчества. 63 ат) В оформлении переплета использовано: фрагменты настенного листа «Родословное древо Андрея и Семена Денис-овине. настенной лист «Семен Денисов. Иван Филиппов, Даниил Инулин» и фрагмент меднолитого складни «Деисус с предстоящими» Outside Russia. apart from the Publishing House itself (fax: 095 246-20-20 с/о 1153, E-mail: koshele-v.ad@mtu-net.ru). the Danish bookseller G-E-C GAD (fax: 45 86 20 9102, E-mail: slavic@gad.dk) has exclusive rights for sales of this book. Право на продажу этой книги за пределами России, кроме издательства «Языки славянской культуры», имеет только датская книготорговая фирма G - E - C GAD. ISBN 9445? 3-4 @' E. M. Юхименко, текст, указатели, подбор иллюстраций. 2002. 9 785944 570338 > Электронная версия Данного издания является собственностью издательства, И сс распространение без согласия издательства запрещается. СОДЕРЖАНИЕ mlllnannnandllicauuonsuiIntlunlnunliuulnuncltlhlunlmliu-bann-otnulmlluomluulnnlIllifihniItlolnqllltullnuliuhoiu 7 Г лова I. Исторические корни и духовные истоки 15 Г лава 2. Культурное строительство: необходимые 65 1. Рукописно-книжное собрание Выго-Аексинского общежитедъства...„б7 2. Организация церковной жизни: адова на церковные праздники и Поморский Торжественные; 114 3. Иконописание и литье медных икон ......... ................................... .. 171 4. Историческая память о старообрядческих подвижниках: проблема достоверности волговских исторических сочинений ..... ....... ........ .... 192 5. Местные святыни: мачадо почитанияш..............„........„..................226 Глава 3. Традиции духовной жизни и литературное творчество 243 1. Родственные связи и духовное единством........................................245 2. Почитание наставников 3. Литературная культура надгробных слов ................... ..... ..... .. 357 4. Первые киновиарх в агиографии ............................................... „407 5. Отношения с другими поморскими общинами и прославление благодетелей ..... ...... ...... .......... ..„....462 "СОПСПОППЦЧОПЁОСЦ."ОЦСЦЦЦ...‘Ё...ПОСЛЕ‘.СПОСОСПОССПППОССОООЁСЦОЦЕЁПППП-Ё".".'-|'|....ДПППЦППЦПЁПСС IInI|IOil-U|bIIIIIIIIIIUIIIII-UILIIIIIIIIUUIIIIIIIII-IIIliillill-IIIiIIIIIiIIIIIIiIIIQ'IIII51? СПИСОК Указатель ВВЕДЕНИЕ Выго-Аексинское общежительство, возникшее в 1694 т. в Поморье, сыграло значительную роль не только в истории старообрядчества как один из крупнейших его центров; также заметна его роль как одной из составляющих частей русской культуры XVIII—-XIX BB. В целом: создан- ные B северной обители памятники книжности, иконописи, декоративно- прикладного искусства помимо церковного имели несомненно высокое художественное значение. На проходившем в 1912 т. в Москве Втором Всероссийском соборе старообрядцев поморского согласия Ф. А. Kami- KI/II-I (впоследствии известный реставратор живописи и коллекционер), - рассказав о состоянии построек некогда процветавшего общежительства, закрытого государственными властями в 1854—1856 гг., говорил: «шиз- вестно, что вещественные памятники Выгорецкого монастырского обн- хода имеют не только материальную ценность, но и научное значение: книги Даниловского письма ценятся не одними старообрядцами, а вследствие художественного исполнения и интересного содержания со- чинения поморских отцов приобретаются государственными книгохра- нилищами и любителями. Даниловскими иконами и крестами-наметили:- ничками украшаются лучшие русские музеи и частные собранная‘, Изучение истории и культуры Выговского общежительства началось в 18б0-х гг. с введения в научный оборот и публикации выговских литера- турных памятников. Среди исследовательских работ Х-начала XX В. особо выделяются труды E. B. Барсова и В. Г. Дружинина, пользовавшихся материалами своих богатейших рукописных собраний. Значительная часть 1 Второй Всероссийский собор христианского поморского церковного общества. М., 1913. С. 193. 2 Фаталист: И. История Выговской старообрядческой пустыни. СПб., 1862; Menu- сов C.] История о отцех и страдалец Соловецких (рукопись XVIII ст.) д’! Ecmws Г. Рас- кс-‚льничьи дела XVIII столетия, извлеченные из дел Преображенского приказа и Тайной розыскных дел канцелярии. СПб., 1863. Т. 2. Материалы н сообщения. С. 3-—- 55; Беляка И. Д’. Слово надгробное блаженныя памяти честолюбивому Выгопустыннаго общежительства екклисиарх Петру Прокопьевич; сочинено того же общества гос- подином Андреем Дионисиевич Л‘ Русская старина. C11-5., 1879. Т. 26. Ноябрь. С. 524--537; Выторецкий летописец ‚О‘ Братское слово. М., 1888. Nb 10. С. 793-815. 3 См: Барсов Е. В. 1) Описание рукописей и книг, хранящихся в Выголексинской библиотеке. СПб., 1874; 2) Уложение братьев Денисовых ‚а‘! Памятная книжка Оло- 8 Введение письменного наследия пустыни напала отражение в указателе В. Г. Дружи- нина «Писания русских старообрядцев“. Постепенно стали появляться ра- боты, посвященные истории общежительства (Д. Н. Саровский, П. Г. ./\1о— любомиров, Р. Крамми)5‚ созданной здесь литературной школе (В. Г. Дружи- нин, Н. В. Понырко)“, историческим сочинениям (Н. С. Гурьянова; на се- годняшний день изучен целый ряд отдельных памятников (Н. В. Понырко, Н. Н. Покровский, Н. С. Демкова, Н. С. Гурьянова, А. И. Мальцев, Дж. CHA- AHBHH, Д. Н. Брединский, В. П. Бударагин, Г. В. Маркелов, Ф. В. Панченко, снецкой губернии за 1868-1869 г. Петрозаводск, 1869. Ч. 3. C. 85-116; 3) Четьи Ми- неи братьев Денисовых Л Сборник статей в честь М. К. Любавского. Пг.‚ 1917. С. 663-708; 4) Андрей Денисов Вторушин как выгорецкий проповедник К,’ ТКДА. Киев, 1865’. T. 1 (инв-март). С. 243-263; Т. 2 (аира-июнь). С. 8195; 5) Семен fle- нисов Вторушин, предводитель русского раскола XVIII в. И! ТКДА. Киев, 1866. Февр. С. 174-230; Июнь. С. 168-230; Июль. С. 285-304; Дек. С. 570-588; 6) Алексей Ро- дионов, ученик Семена Денисова If ТКДА. Киев, 1867. Т. 1 (инв-март). С. 4881; 7) Иван Филиппов, выговский историк и настоятель г’! Памятная книжка Олонецкой губернии за 1867 г. Петрозаводск, 1867. С. 54--100; Дружинник В. Г. 1) Словесные нау- ки в Выговской поморской пустыни. СПб., 1911; 2) Поморский Торжественник г’! Сборник статей, посвященных С. Ф. Платонову. СПб., 1911. С. 3455; 3) Поморские палеографы начала XVIII CT. Л АЗАК за 1918 г. Пг.‚ 1923. Вып. 31. C. 1-—-65; 4) Не- сколько автографов писателей-старообрядцев. СПб., 1915; 5) Подлинная рукопись Поморски ответов и ее издание ff Изве. ОРЯС. СПб., 1912. Т. 12. Кн. 1. C. 5377; fi)K ВОПРОС)? об авторе сокращения «Великой науки» Раймунда Amman Л’ Изве. ОРЯС. СП6., 1914. Т. 19. Кн. 1. С. 342-344. дружини B. Г. Писания русских старообрядцев: Перечень списков, составлен- ный по печатным описаниям рукописных собраний. СПб., 1912. 5Ocmpoecs'u:1,d. Выговская пустынь и ее значение в истории старообрядческого раскола. Петрозаводск, 1914; Любомиров П. Г. Выговское общежительство. М.; Capa- тов. 1924; Сгиттеу R. 1) The Old Believers and the World of Antichrist. The Vyg community and the Russian state. 1594-1855. Madison, Milwaukee, London, 1970; 2) Историческая схема выгорецкая большаков 1"! Традиционная духовная и матери- альная культура русских старообрядческих поселений в странах Европы, Азии и Америки. Новосибирск, 1992. С. 9096. Е‘ См. указанные работы В. Г. Дружинина, а также: Поньърио Н. В. 1) BhII‘OBC‘.l£aIi ли- тературная школа в первой половине XVIII ст.: Автореф. дисс. канд. филол. наук. J\_., 1979-, 2) Выговское сшщабическос стихотворство If ТОДДА. IL, 1974. Т. 29. С. 274-290; 3) Учебники риторики на Bury If ТОДДА. А., 1981. Т. 36. С. 154-162; Стттгу R. The Cultural Worlds of Andrei Borisev Х! Forschungen сиг озшепторайзспеп Geschichte 54. Berlin, 1998. S. 5570. I Г уръяяевв H. С. История и человек в сочинениях старообрядцев XVIII в. Ново- сибирск, 1996. Введение 9 Е. М. Юхиметпсо иди)“. В последнее время был значительно расширен круг документальных источников по истории Быта, выявлены неизвестные ранее сочинения, что существенно изменило наши представления о творчестве от- дельных писателей, жанровых границах и стилистическом своеобразии mm- рагуриой идолы. в См‚‚ например: Понътртга Н. В. Кирилло-афанасиевский житийный цикл и житий- ная традиция в выттовской старообрядческой литературе д’ ТОДДА. JL, 1974. T. 29. С. 154-169; Повоевав-пинай H. H. Следственное дело и выговская повесть о тарских собы- тиях 1722 г. Л Рукописная традиция XVI—XIX вв. на востоке России. Новосибирск, 1983. С. 4670; Демяоев Н. С. Вновь найденный подлинник «Дела об олонецком рас- кольнике Терешка Артемьев» 1695 г. Л Старообрядчество в России (XVII—~XVIII вв.). М.‚ 1994. С. 176-189; Денном Н. С.‚ Ярошенко. В. малоизвестное старообрядческое сочинение середины XVIII B. «История пострадавших отец Филиппа и Терентия» Л’ Рукописное наследие Древней Руси: По материалам Пушкинского Дома. A... 1972. С. 174-—-191; Гдрьяноеа H. С. 1) «Житие» Hanna Филиппова fl Христианство и церковь в России феодального периода (материалы). Новосибирск, 1989. C. 227--253; 2) Annm- нение к «Истории Выговской старообрядческой пустыни» И. Филиппова If 1'ly6J\HIJ.H- стика и исторические сочинения периода феодализма. Новосибирск, 1989. C. 221-245; 3) «Описание о нелепых случаях и необычных пустынному житию действах, внесшнхся от своевольник» Ь’ Русское общество и литература позднего феодализма. Новоси- бирск, 1996. С. 225-246; Молодцев A. Н. Неизвестное сочинение С. Денисова о Тарском «бунте» 1722 г. Л Источники по культуре и классовой борьбе феодального периода. Но- восибирск, 1982. С. 224-241; Suliivan Vertograd dukhovyy: an extended edition of Simeon Denisov Vinograd Rossiyskiy Л Slavonic and East European review. 1980. Vol. 58. Не 4. October. P. 500-523; Suifiuan j., Drags С. L. Poems in unpublished manuscript of the «Vinograd Rossiiskii»/1' Oxford Slavonic Papers. New Series. 1968. Vol. 1. Р. 2749; Вращен- emf}. Д. Н. 1) }I’~'.H'me Корнилия Выговского как литературный памятник и его литера- турные связи на Bury If ТОДДА. А, 1979. Т. 33. С. 127-141; 2) Житие Корнилия Вы- говского Пахомиевой редакции (тексты) Л Древнерусская книжность: По материалам Пушкинского Дома. JL, 1985. C. 62-107; Денвера-го Н. В.‚ ‚будоража В. П. Автографы вы- говских писателей If Древнерусская книжности: По материалам Пушкинского Дома. А.‚ 1985. С. 1'?4—-200; Будорагцн В. П. Биография петербургского купца Ф. К. Долгого в старообрядческом синодике конца XVIII — начала XIX B. If In memoriam: Сборник па- мяти Я. С. ‚Аурье. СПб.. 1997. С. 321-325; Марказит Г. 3., Понченяо Ф. В. 1) О литурги- ческом творчестве аптовцев з’! ТОДДА. СПб., 1996. Т. 50. С. 220-228; 2) О гимиогра- фическом творчестве на Bury ‚г‘! ТОДДА. Cl'I6., 1999. T. 51. C. 417-426; Карасево- вв 0.11’. Об одном из источников выговского Жития инока Епифания д’! ТОДДА. СПб.‚ 1996. Т. 49. С. 410-415; Ахраменко Е. M. 1) «Виноград Российский» Семена Денисова {текстологический анализ) Л ‚Древнерусская литература. Источниковедение. ..-"L., 1984. С. 249-262; 2) Повесть об осаде Соловецкого монастыря Семена Денисова- памят- ник выговской литературной школы первой половины XVIII в.: Автореф. дисс. канд. филол. наук. EL, 1991. 10 Введение изученность отдельных вопросов позволяет перейти к проблеме свя- зи литературы и духовной жизни пустыни. плодотворность такого под- хода демонстрируют две работы Н. В. Понырко. В одной из них иссле- дователь показывает, как в трудный для пустыни период, связанный с заключением Семена Денисова в новгородской тюрьме в 1713—1717 гг.‚ чувство духовного единения поддерживало всех выговцев; возникнове- ние «духовной оседлости» привело к оседлости географической, что зна- меновало собой переломный момент в истории пустыни и имело следст- вием расцвет литературного творчества. В статье «Эстетические пози- ции писателей выговской литературной школы?" в сжатом виде пред- ставлена картина культурного строительства на Bury. Автор, в частности, пишет: «Для сторонников старой веры на первый план (к первой поло- вине XVIII B. —E. Ю.) выступает не проповедания истины, а задача само- сохранения. Не оказавшись в состоянии “обратить” всю послениконов- скую Россию, старообрядцы теперь не столько борются с ней, сколько противопоставляют ей самих себя. Пришло время культурного строи- тельствав". В работе анализируется отличие писательского типа первых учителей староверия и книжников следующего поколения, на материале сочинений различных жанров характеризуются эстетические установки литературной школы Выга. Определяющее влияние духовной жизни проявилось во всех сферах волговской культуры. Мощный созидательной импульс, характеризующий старообрядческое движение первой половины XVIII в., когда апостоль- ская проповедь протопопа Аввакума и его единомышленников сменилась задачей самосохранения, отличал деятельность первых киновиарх по- морской пустыни. Ими и их учениками были предприняты грандиоз- ные-для одной старообрядческой общины и относительно небольшого временного отрезка-труды по собиранию библиотеки, составлению Торжественник, Четиях Миней, устава, написанию истории старообряд- чества в целом и своего общежительства. Эти мероприятия волговских книжников известны в общих чертах и каждое в отдельности. Но общего исследования всего культурного строительства, его основополагающих идей и ведущих тенденций до сего времени не предпринималось. Такой 9 Центрист Н. В. Проблема «культурной оседлости:- Ha примере одного эпизода из истории Выговской поморской пустыни {I Исследования по древней и новой литера- туре. JL, 1987. C. 297-303. ю Паньтртго Н. В. Эстетические позиции писателей выговской литературной шко- лы Л Книжные центры Древней Руси. XVII век: Разные аспекты исследования. СПб., 1994. С. 104-112. и Там же. С. 110. Введение 1 1 подход необходим для понимания сущности выговской культуры и ее мес- та в культуре России переходного периода и Нового времени. Созданное в Поморье общежительство представляет собой сложное явление, сочетающее черты старого и нового. Вполне понятно, что, организовывая общежительство, обустраивая его церковную, духовную и культурную жизнь, старообрядцы ориентировались на древнерусскую, средневековую модем. В богослужении сохранялись старопечатные книги и пение по крюковым нотам, песцы и иконописцы во всем следовали старинным приемам этого мастерства, система литератур- ных жанров такэде в главных своих чертах повторяла древнюю. Поэтому выговский материал с полным основанием может щуиотть источником при изучении проблем предшествующего хронологического периода. В под- тверждение данного тезиса можно сослаться на статью Д. М. Буланина «О некоторых принципах работы древнерусских писателей», в которой как ogr- HUTHHHHB рассматриваются писательские приемы Максима Грека, прото- попа Аввакума и авторов «Поморских ответом”. По характеру возникновения и внутреннему устройству, религиозным и культурным задачам Выговское общежительство типологически близко к крупнейшим древнерусским монастырям. Начинавшееся с затерянных в глухих лесах Обонежья келий монахов-отшельников и их учеников, оно довольно быстро (уже в начале XVIII в.) выросло в большую кино- вию с крепким хозяйством, должностной иерархией, регламентирован- ным распорядком. Выга стал центром поморского беспоповского согла- сия, высшим его авторитетом и местом паломничества. Старообрядческое общежительство сознательно строилось как мона- стырь. Его основатели воспользовались уставами Кирилло-белозерский, Троице-сергиевой, Иосифо-Волоколамской и Соловецкой обителей. Вы- писки из этих памятников встречаются уже в ранних выговских сборни- ках H представляют собой начальный этап выработки собственного уста- ва пустыни. Традиции древнерусской монастырской жизни Выга впиты- вал не только через книги, но и непосредственно, благодаря монахам, покинувшим свои обители после введения в них новых обрядов и пере- селившимся на Выга. Получили продолжение в старообрядческой общине и культурные начинания древнерусских обителей. Была собрана богатейшая библио- тека рукописей и старопечатных книг, создан скрипторий, продукция которого расходилась по всей России. Подобно тому как это было в Ио- ш См.: Булавин Д. М. О некоторых принципах работы древнерусских писателей Л‘ ТОДДА. А, 1983. Т. 37. C. 3--13. 12 Введение иосифо-волоколамском монастыре (наследие которого изучено достаточно полно)“, на Вагу сложились разнообразные книжные формы почитания наставников: сохранялись их автографы и черновые материалы их архи- вов, составлялись сборники их произведений, создавались произведения историко-биографического характера. Формирование выговской культуры происходило в Петровскую эпоху, которая по праву считается переломной в культурном развитии России. К настоящему времени литература «переходного периода» изучена доста- точно полно“, но сам характер этого сложного явления, отличающегося чрезвычайной пестротой и многообразием форм, позволяет мере изучения нового материала-вносить необходимые дополнения в общую картину. Литературе Burst принадлежит особое место: она «дает очень многое для понимания русской культуры первых десятилетий XVIII ВШИ. Особенность вытовского культурного феномена заключается в том, что он не ограничивается только продолжением древнерусских, дониконов- ских традиций. В некоторых отношениях образцом для выговцев служи- ла и пышная барочная культура второй половины XVII в. Стилистиче- ская преемственность выговских сочинений по отношению к литературе барокко не вызывает сомнений. Интереснее обнаружить сходство между московскими придворно-приказными кругами и затерянной в помор- ской глуши старообрядческой обителью в проявлениях литературной культуры“. Богатство художественного оформления рукописных книг, и Cm: Книжные цеъпры Древней Руси: Иосифо-волоколамский монастырь как центр книжности. JL, 1991. и См.: лихачи Д. С. Развитие русской литературы X—XVII веков. Эпохи и стили. А., 1973; Новинка А. М. Русская стихотворная культура XVII века. А, 1973; Он же. Русская культура в канун петровских реформ. JL, 1984; Делит А. С. Русская литерату- ра второй половины XVII -— начала XVIII в.: Новые художественные представления о мире, природе, человеке. М., 1977; Сезонное А. И. Поэзия русского барокко (вторая половина КУП-начало XVIII в.). М., 1989; Ромодоноескея Е. К. Русская литература на пороге нового времени: Пути формировании русской беллетристики переходного периода. Новосибирск, 1994; Николаев С. И. Литературная культура Петровской эпо- XII. СПб., 1995. Н’ История русской литературы: В 4 т. Ль, 1980. Т. 1. С. 416 (раздел написан А. М. Ватченко и Г. Н. Моисеевой}. '5 Необходимо отметить чрезвычайную плодотворность для изучения выговской школы применения понятия «литературная культура», под которой понимается вся совокупность проявлений литературности. Этот подход был научно обоснован и бле- стяще реализован в монографии С. И. Николаева (cm: Николаев С. И. литературная культура Петровской эпохи). Глава I ИСТОРИЧЕСКИЕ КОРНИ И ДУХОВН ИСТОКИ ВЬЕРА Возникновение и первые годы существования Вытовской пустыни представляют собой наиболее важный и вместе с тем наименее изучен- ный период в полуторавековой истории крупнейшего в России беспо- повското центра. Основными источниками сведений о начале Baro- ‚Аексинското общежительства служат созданные здесь литературные па- мятники, прежде всего Слово надгробное Петру Прокопьев Андрея Денисова и «История Выговской пустыни» Ивана Филиппова. На эти ис- точники в основном и опираются исследователи. Документальный мате- риал по ранней истории Выга бьюл почти неизвестен‘. Находки послед- них лет позволили восполнить этот пробел и воссоздать более детально предысторию, организацию и становление общежительства. В последней четверти XVII в.‚ с ужесточением преследований старо- обрядцев, Поморье стало местом прибежища для недовольных церков- ной реформой патриарха Никона: удаленность от центра, труднодоступ- ность и малонаселенность этого края оставляли староверам надежду yu- рыться от «мира антихриста». Монахи, покинувшие Соловецкий мона- стырь во время его осады царскими войсками в 1668—1676 гг.‚ стали главными проповедниками древнего благочестия в Поморье. 1 Расспросные речи 1695 г. шуижанииа Терешки Артемьева, прожившего не- сколько месяцев в общежительства инока Корнилия, были опубликованы Е. В. Бар- совым (ЧОИДР. 1882. Кн. 3. Отд. 5. С. 3540) и переизданы с привлечением фраг- мента, опущенного B публикации Барсова, Н. С. Демково Щенком Н. С. Вновь най- денный подлинник «Дела об олонецком раскольник Терешка Артемьев 1695 г. Л Старообрядчество в России (XVII—XVIII вв.]. М., 1994. С. 176-189). Были опубли- кованы также две отписки Афанасия Холмогорского 1702 r., касающиеся поимки и расспроса старообрядца Ивана Емельянова (ЧОИДР. 1882. Кн. З. Отд. 5. С. 40——4l; Вврюжскай В. Выговская пустынь в первые годы существования. Грамота холмотор- ского архиепископа Афанасия на имя царя, от 1702 т. 1}’ Христианское чтение. СПб., 1904. Т. 217. Ч. 2. С. 748-750). 16 Глава I Соловецкие выходцы имели самое непосредственное отношение к Вы- говскому общежительства. Черный дьякон Игнатий часто посещал в По- венце дом Дионисия Евстафьева, отца основателей пустыни, и Андрей Денисов был его крестником (Барс—15б, л. l4)2. По свидетельству Жития Семена Денисова, Игнатий «прихождаше же часто в дом родителей сего мужа Симеона, наставляя на нажить древле благочестия оныя. <:...:> Сего айще за малолетства и не помнящие сей Симеон, обаче брат его пре- мудрый Андрей добре помъняше и всякаго от него медоточнаго учения насыщен бяше» (Bapc-——64, А. 16 об.). О тесных отношениях Даниила Ви- кулина с соловецким иеромонахом сообщает выговский историк Иван Фи- липпов. Игнатий, «пришед ис каргопольских предел, живяше близ Новен- ца в Выговской пустыни и, выходя в село Повенецкое, и в Шхунское, и в Толвуйское <...:> часто с ним того Шуйского села церковной дьячек име- нем Даниил Викулов беседовать”, Даниил Викулин был собеседником и другого соловецкого выходца-чернеца Зимина; именно Пиман пред- сказал будущему выговскому киновиарх его судьбу (ИВПИ. С. 35). Келей- ником Германа Соловецкого был каргополец Василий Быков, принявший постриг с именем Варлаама, позже духовный отец Шадрея Денисова, fla- ниила Викулина и Петра Прокопьева (ИДЕН. С. 124-126, 3ав——З, л. 86). Соборный старец Соловецкого монастыря Геннадий Качалов посещал Толвуя и Повенец, а затем переселился на Выга, был особенно близок с та- кими известными впоследствии деятелями общежительства, как Захарий Стефанов Дровнино и Петр Ануфриев Кошелев (Ег—1 137, л. 265-265 06.). Деятельное участие в организации внутренней жизни пустыни принял соловецкий священноинок Пафнутий (ИВПИ. С. 107). Не только соловецкие монахи бежали в Поморье; здесь искали убе- жища и выходцы из других русских монастырей. Как отмечается в вы- говском Житии Ивана Вонифатьева, Иван, услышав о существовании «остальцев от соловецких отец», «ища по многим пустыням около Como- вецкого моря и многих обретем, не токмо Соловецкий обители, но и Ки- риловы Белозерского и Корнилиев Вологоцкато и прочих, по разным местом, а множае в Выгорецкой пустыни» (Попов—207, л. 165 06.). Среди них были иноки Корнилий, постриженник Корнилиево-Комельского монастыря, исполнявший различные службы при патриархат; Филарете, 2 В книге принята следующая система отсылок к рукописным источникам: сокра- щенное название фонда, через тире номер рукописи в собрании, листы. Полные све- дения см.: Т. 2 наст. изд.: Шифры рукописей, использованных в работе. 3 Филиппов И. История Выговской старообрядческой пустыни (далее —- ИВПИ). СПб., 1862. С. 27. Расшифровку сокращений, используемых здесь и далее при ссылке на опубликованные источники, см. в Списке сокращений в конце данного тома. Глава 2 КУЛЬТУРНОЕ СТРОИТЕЛЬСТВО: НЕОБХОДИМОЕ ОСНОВЬТ Первыми выговскими киновиарха руководила высокая идея: они стремились претворить в жизнь идеал старообрядческого экизнеустрой- сгва, создать такой центр, который удовлетворял бы всем религиозным и культурным запросам поборников древнего благочестия и давал бы им возможность жить в мире, измененном Никоновой, а затем Петровской реформами. Возникавшие в Хо-к гг. XVII в. на Севере России старооб- рядческие поселения B силу внешних обстоятельств не успевали перейти к этому созидательному этапу. «Свое культурное строительство,—-пишет Н. В. Понырко‚—вытов- ские старообрядцы затевали под знаком сохранения старых традиций. Они создали на Вагу в первой половине XVIII В. как бы государство в государственные только с прочным экономическим и общественным уст- ройством, но и со многими институтами духовной культуры: системой образования, книжным делом, литературой, музыкой и т. дм‘. В многообразной деятельности братьев Денисовы и их сотрудников можно выделить несколько направлений, имевших первостепенное зна- чение для формирования старообрядческого центра. Древняя книга, пользовавшаяся в данной среде исключительно высо- ким авторитетом, была для староверов краеугольным камнем всякого созидания, будь то организация богослужения или обучение грамоте. Практически каэкдая община имела хотя бы небольшое книжное собра- ние с необходимым минимумом служебных и учительных книг. Культурные устремления выговцев значительно превосходили запро- сы большинства современных им общин. Это в полной мере отразила со- 1 Понырко Н. В. Эстетические позиции писателей выговской литературной школы. С. 104. 2 См; Покровский Н. Н. О роли древних рукописных и старопечатных книг в скла- дывании системы авторитетов старообрядчества д’ Научные библиотеки Сибири и Дальнего Востока. Новосибирск, 1973. Вып. 14. С. 1940. 3 — 4993 66 Главе 2 бранная трудами братьев Денисовых и их учеников богатейшая библио- тека. Для первооснователь Выга-—и в этом их величайшая заслуга перед всем старообрядчеством самою начала стала очевидна необходимость в воспитании широко эрудированных писателей и полемистов. Офици- альная церковь давно опиралась на печатные старообрядческие трак- таты-н-«Жезл правления» Симеона Полоцкого (1666), «Уват духовный» Афанасия Холмогорского (1682). В начале XVIII B. появился целый ряд новых сочинений церковных иерархов: «Знамения пришествия антихри- ста» Стефана Яворского (1703), «Ответ краткий на подметное письмо о ро- падении сими временами антихриста» митрополита Hana (1707) И «Розыск о раскольнической брынской вере» Димитрия Ростовского (1709). Сферой письменности дело, разумеется, не ограничивалось: неоднократно пред- принимались попытки вызвать старообрядцев на открытый диспут, начи- ная с прений в Грановитой палате в 1682 г. и кончая увещаниями приход- ских священников, сопровождавших воинские команды. В начале XVIII B. старообрядчество нуждалось в системном изложе- нии своих взглядов и защите их от обвинений в еретичестве, невежестве, условии. Эта работа требовала большой всесторонней подготовки. Как показывает история старообрядчества, такая задача оказалась под силу только выговским книжникам. Наряду с собиранием древних книг и икон они в своих многочисленных поездках по всей России копировали необходимые памятники письменности и иконографии, делали выписки и зарисовки фрагментов, внимательно изучали находившиеся в храмах старинные предметы церковной утвари и реликвии, проникали на Пе- чатный двор и в монастырские ризницы. Этот обширнейший материал был использован выговорами при написании «Дьяконовых», а затем «Ho- МОРСКИХ ответов». Быстро разраставшееся старообрядческое поселение, основанное на монастырских началах, требовало организации церковной жизни: строи- тельства соборных храмов, обучения чтецов и певцов, развития иконо- писания. На Руси всегда придавали большое значение красоте храма и красоте службы. Но именно последнее представляло для выговцев опре- деленные сложности: вынужденное отсутствие священства не могло не отразиться на полноте церковного чина. Выговка удалось найти выход из этого затруднительного положения. Слова На церковные праздники и поучения составили значительную часть творческого наследия выговских писателей. Выговское общежительство создавалось не только как монастырь, но как старообрядческий центр, тесным образом связанный со всей пред- 114 Глава}? 2. Организация церковной жизни: слова на церковные праздники и Поморский Торжественник Крайне важным вопросом для Выговского общежительства была ор- ганизация церковной жизни. Оставшись без священников дониконов- ского поставлении, поморские старообрядцы уже в последней четверти XVII B. искали выход из сложившейся ситуации. Оказалось возможным совершение только трех таинств-крещения, покаяния и причащения“ (документы по раннему Вагу зафиксировали уже установившуюся прак- тику: крещение простолюдинами, причащение Богородичным хлебом). На первых порах, когда по Поморью скитались старообрядческие иноки, богослужение в их скитах совершалось, согласно установленному поряд- ку, по келейному правилу. «<...> И начал вечерню истин-писал инок Епифаний,—и псалмы, и каноны, и поклоны, и иное правило по преда- нию старца келейная» (Пустозерский сборник. С. 84). С организацией больших поселений стали строиться часовни (заметим, что на Севере России з-за малой плотности населения данная разновидность Церков- ного здания была особенно распространена). Часовни издревле были предназначены для общественного богослужения, но в них не могла со- вершаться литургия (для этого требовался переносной антиминс). Как можно судить по документам о дорских старообрядцах, в их новопостро- енной часовне служба ничем не отличалась от общепринятой: «у них у часовни была служба повседневная, полунощница и заутреня и часы и вечерня и говорили прежних печатей по кннгамээв”. С органнзшшей большого общежительства, ориентированного на мона- стырский распорядок, устройство церковной олужбьт приобретало особое значение. Основная трудность заключалась в том, что из-за отсутствия священства не могла совершаться литургия; в других чинах священниче- ские возгласы опускались“, таким образом, церковная служба у беспопов- цев вынужденно сокращалась. Выговскими киновиарха выход бьш най- gen, И вполне в рамках древнерусской традиции. Расширение богослуже- ния осуществлялось за счет произнесения торжественных слов и поучений. Произведения византийского и древнерусского торжественного крас- норечия издавна вошли в обиход православного богослужения, из них 93 CM.: (Элитарное П. С. Внутренние вопросы в расколе в XVII веке: Исследование истории раскола по вновь открытым памятникам, изданным и рукописным. СПб., 1898. C. 154-169. 99 PI‘A,Z[A. о. 159. Оп. 3. д. 2129. л. 114. 10" Смарнов П. С. Внутренние вопросы... С. 181-183. Культурное строительство: необходимые основы 115 составляли широко популярные в Древней Руси Торжественник— сборники уставных чтений, расположенных по календарному принципу; в зависимости от типа календаря (лунного или солнечного) различались Торжественник триодные и минейныеш‘. Во второй четверти XVII В. в связи с движением боголюбив проповедничество получило новый им- пульс. Осознав необходимость развития эпидиктического красноречия для духовных нужд своего общежительства, выговские книжники yr.- лешно продолжили традиции предшествующих веков. Особенно ярко это проявилось в жанре слов на церковные праздники. Первым обратился к исследованию выговского Торжественник В. Г. Дружинин, работа которого до сих пор остается практически единственной”? На основе изучения 10 рукописей, включающих выгов- ские слова на церковные праздники (из них только 3 сборника являлись в чистом виде Поморским Торжественник), ученый сделал принципи- ально важные наблюдения: во-первых, «слова писались на праздники в разное время не для Торжественник, а только впоследствии были соб- раны в особые сборники“; во-вторых, сам Поморский Торжественник складывался постепенно, окончательно он сформировался довольно поздно, к концу ХЧПЬ-первой трети XIX BB-.m5 B этой же работе В. Г. Дружинин, опираясь на свидетельства Г. Яковлева и П. Аюбопыт- Hum, перечислил слова известных выговских авторов (позже списки большинства этих сочинений были указаны в «Писаниях русских старо- обрядцев»). В статье о Поморском Торжественник исследователь наме- тил пути дальнейшего изучения памятника, в частности касающиеся проблемы авторства и наличия редакций («теперь для такой работы слишком мало материалов. Дополнением к работе Дружинина служит статья М. В. Рождественской, посвященная Усть-Цилемскому Торжественник’. М. В. Рождественской д” Подробнее см.: Черпдорицноя Т. В. Торжественник ‚г‘! СККДР. Вторая половина XIV—-XVI в. Ч. 2. .A., 1989. С. 432-435. mflflpyjmuuuu B. Г. Поморский Торжественник ж‘! Сборник статей, посвященных С. Ф. Платонову. СПб., 1911. С. 34-—-55. 105 На небе опирается и Т. В. Черторицкая в словарной статье о Торжественник. с,“ сккдг. Вторая половина XIV-—XVI B. ч. 2. А, 1989. с. 435. ‘мдружнннн В. Г. Поморский Торжественник. С. 53. 1035 Там же. С. 5455. W5 Там же. С. 3536. 107' Рождественская M. B. Автографы выговского писателя Мануила Перова Л Ру- кописное наследие Древней Руси: По материалам Пушкинского Дома. .21., 1972. с. 295»-305» Kzmamzflnae строительство: необходимым основы 171 вовами произведения, написанные для определенной редакции Торже- ственника и только в ее составе сохранившиеся. Стремление первых рытовских наставников обеспечить полноту цер- ковной службы привело к широкому включению в обиход слов на цер- ковные праздники. Для этих целей можно было воспользоваться Торже- ственниками древнерусской традиции, хорошо известными старообряд- ческим книжникам и имевшимися в библиотеке общежительства. Однако выговцы предпочли написать новые {в рамках прежних жанро- вых канонов) олова и из них составить свой собственный сборник. В этом начинании отразилась одна из характерных черт выговской культуры- тяготение к самодостаточности, что влекло за собой реализацию гранди- озных проектов, казалось бы, неосуществимых в рамках одной общины, таких как собирание обширной библиотеки, создание Торжественник, Четких Минейпб, кодекса сочинений Максима Грека”. 3. ИКОНОПНСЗНПЕ H AHTBE МЕДНЫЙ ИКОН Церковное благолепие определялось не только наличием всех необ- ходимых богослужебных книг H красотой самой службы. В православной традиции обязательным было иконное украшение. Древние иконы, по- добно книгам, выговцы собирали по всей России, покупали их или полу- чали в дар (ИВПИ. С. 136). В некоторых случаях предпринимались специ- альные разыскания. В Чаженгском скиту (основан в 1710 r.) особо почитался, как и во всей каргопольской земле, святой Александр Ошевенский. Когда выговцы по- строили здесь часовню, то «и сего преподобнаго Александра имя во все- дневное воспоминание в той храм присовокупила и память его с прочи- ми святыми почитати торжественно по вся лета оставиша. Хелаху же и образ подобия его достигнув, в том храме поставити» (Карел——37, л. 32б)”5. Выговский поверенный, будучи в Каргополе, «узре Е некото- рыя вдовы в доме образ преподобнаго древнейший» (Карелл, 175 Барсов Е. В. Четьи Минеи братьев Денисовых Л Сборник статей в честь м_ к, Атобавского. Пг., 1917. С. 6563—7708. "'7 Шаткое А. Т. Поморский кодекс сочинений Максима Грека ‚ж‘! Источниковеде- Hue и археография Сибири. Новосибирск, 1977. С. 93-123. “В Эти сведения сообщает «Чтото преподобнаго отца Александра игумена Оше- венскаго каргапольского чюдотворца, како избави мужа некоего именем Евтропии от лтотаго бесовского томления» (Kape.n.—37, А. 326-331}. Искренне благодарю А. В. Пи- гнна, указавшего мне данное сочинение. 172 Главам? л. 326). ИКОН)! удалось приобрести с большим трудом. исполнившего поручение «братия с радостию сретоша н, вземшеся образ преподобнаго, с молебным пением и с подобающим торжеством во оный молитвенный храм внесшее‚ поставиша, meme И доныне стоит, подавая с верою прихо- дящим желаемая прошения» (Карел——З7, л. 326 06.-327). Попадавший на Выга древний образ давал старообрядцам возмож- ность явственно ощутить свою связь с дониконовской Русью. В опреде- ленном смысле это был глубоко символический акт. Именно так трактует Андрей Борисов перенесение из Москвы в Мексиканскую соборную часов- ню образа Спаса. В слове, посвященном данному собьтгнют’, говорится: «Прииде ныне к нам спасти нас, слышателне благочестивии, из царст- вующаго града Москвы благословенный снятый образ царя Израилева, пречтодно святым царским зографом писанный и пребогато прекрас- нейшею утвари изукрашенный, ведомым вам боголюбивым украсите- лем во имя Господне» (Барс—187‚ л. 84). Автор сочинения рассматривает Выго-Аексинское общежительство как «новый сей благоверный Иеруса- лим», а икону Спасителя как образ, «честно поставляющихся в верное основание новаго сего Снова» (Eapc—-187, А. 86 об, 85). На Bury 5bL’\0 несколько особо чтимых образов. Самым древним яв- лялась, по-видимому, икона Спасителя, пометавшаяся в местном ряду иконостаса (справа от царских врат) Богоявленской соборной часовни. Сохранилось его описание, сделанное Федором Петровым Бабушкиным в 80-e rr. XVIII в.: «Спасов образ греческаго писма‚ чудотворной Все- держитель, may аршин вышина болшей главою с клещами, весь в окладе серебряном н позолоченном, поля и оплечье до венца и венец с каменном цветным болшим‚ где “он” вверху-щит камень цветной красной, а около евно осыпные камешки наподобие "она", а meme “oT"—Ty'r осыпной нс каменья цветная “от”, так же “Haul” НС каменья осыпная, и гривна пре- великая, по-нашему, сата, позолочена» (Ka.M«m—3l, „А. 13)‘3°. B «Описании Выго-Аексинского общежительства», составленном в те же годы, первым в росписи иконостаса значится образ «Спасов пленной греческаго писма‚ поля и венец и светы и гривна серебряныя, позолочены» (Калнк—22, 179 Bapc—187, A. B2--1 Об об. «Слово на принесение из царствующаго града Моск- вы святаго образа Всемилостивого Спаса в Аексинскуто Кресговодрузителную оби- тать». Черновой список на бумаге с белой датой «1766», авторская правка рукой Arm- рея Борисова. 15“ Возможно, именно эта икона под названием «Спас ярое око» была зафиксиро- вана в 1912 Г. Ф. А. Калининым, проводившим фотосъемку Данилова и Вексы (Зав- 353, л. 11). После закрытия Выговского общежительства икона была перенесена в лет- нтою (Новообрядческую) церковь в Акилово и стояла здесь также в местном ряду. 192 Г доест 2 ном смысле потаенная продукция, поскольку власти вполне могли уви- деть в ней, как порою и бывало, пропаганду «раскола». Подобные опасе- ния не были лишены оснований. Характер и объем меднолитейное производства и книгописания, наиболее изученных областей выговского искусства, свидетельствуют о том, что по мере выполнения первоначальной заданий-организации старообрядческого общежительства-чсфера культурной политики кино- внархов Выга расширилась. Создав своеобразный оплот старой веры в Поморье, они перешли к активной поддержке старообрядчества по всей России. 4. Историческая память о старообрядческих подвижниках: проблема достоверности выговских исторических сочинений Сознание древнерусского человека отличалось историчностью: как действительно бывшие воспринимались все события и лица, описанные в книгах Ветхого и Нового Завета, хронографах, житиях, сказаниях и т. д. Они были частью истории и в то же время частью сегодняшнего дня, являясь абсолютным мерилом современных мыслей и поступков (это ярко проявилось в таком литературном приеме, как реминисцен- ция). Христианская Русь жила не только памятью о святых, но и памятью обо всех умерших“: Понятие человеческого рода не было абстрактным: за праотцем Адамом, пророками, царями, вселенскими патриархами, с которых начиналось церковное Поминовение, непременно входившее в службы суточного, седмичного и годового крута, следовали подвижники, жившие не в стоять отдаленные времена, люди, непосредственную память о которых сохраняло еще жившее поколение. Вполне естественно, что старообрядцы, остававшиеся в рамках прежней культурной традиции, в этот исторический ряд включали и своих собственных подвижников- защшников старой веры. Они дополнили общерусский Синодик новыми статьями, в которых поминались «за благочестие пострадавшие» и «за благочестие сожженные» в различных районах России”. Хроно- логический момент——первые века христианства или XVII столетие-не 205 Подробнее см.: Понырко Н. В. Протопоп Аввакум и историческая память ‚д! Hm- тие протопопа Аввакума. Житие инока Епифания. Житие боярыни Морозовой я’ Изд. подготовлено Н. В. Понырко. СПб., 1994. С. III—XVI. Е“ См: Пылая А. Н. Сводный старообрядческий Синодик: Второе издание Сино- дика по четырем рукописям XVIII—-XIX BB. CHE-., 1833 (НАДП. Т. 44). Культурное строительство: необходимые основы 193 имел существенного значения, поэтому протопоп Аввакум в послании Симеону писал, что пострадавший за древнее благочестие «с мученики в чин, со апостолы в полк, со святители в лик, победный венец, сообщник Христу, Святей Троице престолу предстоя со ангелы и архангелы и со всеми бесплотными, с предивными роды вчинение. ‘мученическая смерть за веру бьыа вьтсшим христианским подвигом. Первыми русскими святыми стали князя-мученика Борис и Глеб, причем их всенародное почитание предупредило церковную канонизацию“. В сознании старообрядцев подвиг стояния за освященные вековой традици- ей церковные предания уравнивал новых страдальцев с древними. Aba- KOH Федор в Послании из Пустозерска сыну Максиму и «прочим сродни- кам и братьям по вере» писал о своих союзниках: «подвижники они и стра- стотерпцы великие, и стражют от никониан за церковные законы святых отец доблестные, и терпении их и скорби всякие многолетнее болши пер- вых мучеников мнится ми воистинну’. Позже, после пустозерской каз- ни, Евфросин в «Выразительном писании о новоизобретенном пути само- убийственных смертей» заключает рассказ о Марке Олончанин: «При- гтдите, православнии, и разбудите правдознатне: чем асий страдалец от древних отстал? а нынешним новым не во всем ли равен: Аввакуму и Aa- зорю и Коломенскому Павлу и Морозовой Феодосии? не таковы ли онге и он им равен? святы ли онге: и он с ними свят за той же крест, за того же Христа‘. Для выговских общежительной кровь старообрядческих мучени- ков не только приравнивании их к первым христианским подвижникам, но и служила доказательством сохранения старообрядцами истинной право- славной веры: «Блаженна есаи, земле Российская, на конец веков обагрив- шаяся мученическою благоговейною кровенило ‹:.„>. Древнии бо мучени- цы различны терпящую болезни <...> но и сии пресветла венечник всеми виды горчайших мучений не сравнима ли ся древним страдальцем, новии сии страстотерпцы? Ей, сравнишася! Не тыяжде ли поидоша муки и страсти? Воистинну тыяжде. Не теми же ли скончалась смертьми? Ей, воистинну теми же. Темже и славу получила туюжде, и венцы прияша тыня же, и царство наследовала то же» (ЕР. А. 120). 205 Житие протопопа Аввакума, им самим написанное, и другие его сочинения. HPKYICK, ‘C. д“ См: Г саудовский Е. История канонизации святых в русской церкви. М., 1903. (;_ 47; Федотов Г. Святые Древней Руси. М.‚ 1990. С. 40. 297 Материалы для истории раскола за первое время его существования д’ Изд. H_ и_ Субботиным. М., 1831. Т. б. С. 137. 203 Евфросин. Выразительное писание о новоизобретенном пути самоубийственных смертей в’! ПОДП. СПб., 1895. Т. 108. С. 68. 7 _ 4993 Культурное традиционно: неабходимъте основы 227 матерь Боголюбская, Одигитрия Тихвинская, «Умиление Галичская (или Чухломская), Владимирская Красногорская (или Черногорская) и другие. Сказания об этих чудесах со временем записывались и составили определенный жанр монастырской письменности”? Другие иконы были прославлены чудотворением уже во время нахождения в какой-то обите- ли, в этой связи они воспринимались и почитались как покровители мо- настыря. Например, иконы «Успение» и богородичная икона «У миле- ние» в Псково-Печерском монастыре, «Знамение» в Дионисиево-Глу- Щицком монастыре, Мирожская икона Богоматери. Обитель, имевшая чудотворные иконы, приобретала в глазах верующих особый авторитет. Сказания о чудесах, явленных иконами, были довольно широко рас- пространены в древнерусской литературе. К. XII В. относится «Сказание о чудесах Владимирской иконы Богородицы», утверждавшее исключитель- ное положение Владимиро-Суздальского княжества, заступницей которого являлась сама Богоматерь. Настоящего расцвета эта разновидность агио- графического жанра достигла в XVII в., что было связано с развитием ме- стных литерар: каэкдая земля стремилась прославить свои святыни, по- казать их общерусское значение. Подъем самосознания затронул и Север Новгородско-псковские, Великоустюжские земли, Поморье. Здесь был создан целый ряд сказаний о чудесах от иконы. Общерусский процесс складывания культа местных святых и святынь нашел отражение и в старообрядчестве. До сих пор исследователи не располагали материалом, который бы свидетельствовал о том, что почи- тание какой-либо местной выговской святыни приобрело литературные формы. Находка неизвестного ранее сочинения-«Сказания о чудесах Тихвиноборского образа Спасал-позволяет говорить о продолжении поморскими старообрядцами древнерусских традиций и в данной сфере духовной жизни. 279 См: Руда Т. Р. Сказания о чудотворных иконах и крестах как жанр мона- стырской письменности Л Монастырская культура: Восток и Запад. СПб., 1999. С. 1029—1055. 23° См; Алпустан A. C. Тексты сказаний о псковских чудотворных иконах Божией Матери Л Труды Псковского церковного историко-археологического комитета: Псковская старина. Псков, 1910. Т. 1. С. '73—-108; Кириллов B. M. Новые материалы для истории книжке-литературных традиций средневекового Пскова. Святогорская летопись If Книжные центры Древней Руси. XVII век: Разные аспекты исследования. СПб., 1994. С. 140-162; Власа-в А. Н. Сказания о чудотворных иконах Устюжского края XVI—XVII вв. Л Там же. С. 215-244; Канатное H./1., Ктшлъняцквя Е. В. Мало- известные памятники литературы Архангельска XVII В. н’! ТОДДА. СПб., 1996. Т. 50. С. 509-—5 18. 228 Г лева 2 Текст «Сказания» (в указатель В. Г. Дружинина это сочинение не во- шло) обнаружен нами в выговской рукописи 50-70-x гг. XVIII ад“, дру- гой список находится в составе выговского сборника 70-x rr. XVIII в?” Сказание объединяет три рассказа о чудесах, связанных с иконой Спаси- теля, находившейся в часовне одного из выговских скитов. Скит Тихвин бор (или Боровский) был расположен приблизительно в 30 верстах от мужского Богоявленского общежительства и входил в чис- ло крупных поселений старообрядческого Суземка‘. В истории Выга был знаменит своей часовней с чудотворным образом и тем, что здесь жили известные деятели пустыни и писатели. Историк общежительства Иван Филиппов, рассказывая о первых выговских насельника, сообща- ет: «Такожде и на Бору, что ныне нарицаегся Тихвинской бор, прииде от гонения с Толвуя Петр Ануфриев с своею семьею посели и живяше в своей келии пустынным житием, храняшие древнее благочестие» (ИВПИ. С. 120). Следовательно, основание скита Петром Ануфриевым, пересе- лившимся в Выговскую пустынь из г. Тихвина вместе с семьей-женой Степанида Игнатьевой, сыном Бенедиктом и дочерью Федосьево, сле- 23’ .r.’[py:1c—96. Рукопись размером в 4° на 8 л. Плохая сохранность бумаги не по- зволяет выявить филиграни, но по другим палеографическим признакам список мо- ткет бьПЪ датирован fiO——70-MI-1 rr. XVIII В. Почерк рукописи (раздельная скоропись) атрибутируется нами Василию Данилову Шапошникову. “E Er—l220. Сборник жигин, слов и повестей. 70-e гг. XVIII В., 4°. 345 л., nonop- ский полуустав нескольких почерков, переплет выговскнй-доски в тисненой коже. филиграни: 1} буквы ВФ и СТ в волнисто картуше (на л. 211—222)— Клепиков. 1 N9 151 (1765-1776); 2) буквы Ф и W——TaM же. N9 714 (1772, 1777); 3) буквы Kt!) Н НХ-Там же. N9 301 (1777, 1737); 4) Раго Ратгйа с контрамарка J HONIG Sc ZOONEN—TaM же. N9 1144 (1765); 5) белая дата «1772» (припереплегные листы). Текст «Сказания о чудесах Тихвиноборского образа Спаса» находится на л. 211- 223 об. Краткое археографическое описание сборника см. также: Круитгвънкцяоя Е. В. Автобиография и житие в древнерусской литературе. СПб., 1996. С. 349. 233 По переписи 1723 г. здесь числилось 30 мужчин, 15 дворов (РГАДА. Ф. 350. Оп. 2. Д. 2373. А. 20 об.). Через полтора десятилетия скит увеличился более чем в два раза: в конце 1730-x гг. уже было «вразнь 36 изб, при них дворов с сараями 20, при них все скотских изб 7. Да пустых изб 11. Данбаров хлебных малых Зб. Данбаров же мякннных 15. Григ с гумнами крытыми б. Мельница да при ней изба» (Есипов. 1. С. 541 ——материалы комиссии Квашнина-Самарина 1739 r.). По данным второй реви- зии {1744—-1745), в скиту проживало 174 человека, включая женщин и детей (РГАДА. Ф. 283. On. 1. Д. 864. А. 231 об.-—244). 234‘ РГАДА. Ф. 288. Оп. 1. Д. 964. А. 232 (Материалы П ревизии. 1744—4745 гг.). Позже, около 1727 г., Петр Ануфриев взял к себе в скит малолетнюю племянницу Марью HKOBNBB)’. ЖНВПТУЮ B деревне Югмацкой Толвуйского погоста (Там же. Глава 3 ТРАДИЦИИ дУховной жизни и AHTEPATYPHOE ТВОРЧЕСТВО Трудами первых наставников были заложены основы выговской куль- туры: собрана библиотека, созданы школы по обучению грамоте и пе- нию, налажено книго- и Иконописание, литье медных икон; вокруг братьев Денисовых сложится настоящий «литературный цех». Церков- ная жизнь получила формы, соответствующие требованиям большого общежительства: богослужение и чтение за трапезой были обеспечены необходимыми книгами; определен порядок службы в соборных часов- нях, стало широко практиковаться произнесение проповедей и слов на церковные праздники. Заложенные первыми руководителями Вьюга основы культурной и церковной жизни со всей очевидностью показывают, что старообрядче- ское общежительство формировалось по монастырской модели. Однако основателям и их ближайшим сотрудникам приходилось сталкиваться с целым рядом трудностей. Сам Андрей Денисов в слове надгробном Пет- ру Прокопьев 1719 г. восклицал: «MO, коликах трудов и потов в строи- тельстве сего общежительства воздолженсговало! О, коликах подвигов бедовметных и попечении многоканальных востребовано! Телесное mu- тие сосгроити и душевное спасение устроити, в неплодных местех пре- кормление примыслить и душевную трапезу (да не гладом помрут) все- гда уготовили, нивы лесораслыя с трудами пахати да и терновидныя нравы со многими поты истерзать‚ одеждами в нищих местех одеяти и общежительными святых отец обычаи ненавыкших людей украсили. Го- ры своевольная поравияти‚ чащи миролтобных обычаев искореняли, сено со огнем разделит, воды страсгныя застановиги, возгорания охотная и яростная загасить <:...:›» {Ег—1992, л. 173 o6.—l74). За этими словами предстает реальная картина строительства Выговской киновии и про- блемы организации внутренней жизни пустыни. Традиционно в мона- сгырь уходили люди, желавшие отойти от мирской жизни и посвятить 244 Г лове З себя служению Богу. Старообрядцами, покидавшими обжитые места, двигали прежде всего идея бегства из «мира антихриста» и стремление сохранить старую веру, а не желание принять монашеский постриг. lipa- C'I‘l:-H1!-IE переселялись на Выга целыми семьями, и далеко не все из них хо- тели наложить на себя монастырские обеты. Перед наставниками пусты- ни стояла непростая задача-снять. это очевидное противоречие, пред- ложив насельникам Выга иной идеалы-единство, в основе которого лежал бы духовный союз. Единственным источником, который позволяет с достаточной степе- нью полноты раскрыть данный аспект духовной жизни старообрядче- ской обители, являются литературные памятники. Выговские писатели (они же и наставники) принимали активное участие в формировании ду- ховного облика общежительства, облекая в словесные формулы осново- полагающие идеи. Как всякий культурный и религиозный центр, Выговское общежи- тельство не могло остановиться только на воссоздании прежнего уклада, оно должно было создать свои собственные духовные Ценности. Почита- ние основателей монастырей всегда отличало древнерусские обители, однако в Выговской киновии такое почитание приобрело особое значе- ние. Эта традиция соединяла в себе и чувство глубокой признательности первым киновиарха, и осознание Выга как «духовной родины» для всех насельников, и характерное для беспоповской среды признание ведущей роли и авторитета духовного наставника. 0 глубине злой традиции по- зволяет судить многообразие литературных форм почитания. Обширный материал дает возможность проанализировать эволюцию традиции: от прижизненного почтения и торжественного погребения до создания полного агиологическото комплекса, придающего выговским наставникам статус местночтимых святых. Изменившиеся во второй половине XVIII B. условия существования общежительства потребовали от выговцев упрочения связей с другими поморскими общинами и создания более широкого круга попечителей и жертвователей. На протяжении полувека было тесно связано с Выгов се- мейство петербургских купцов Долгих. Желание выказать им уважение и почитание и сделать это в достойной форме привело к появлению целого ряда новых сочинений. Прославление благодетелей стало одной из глав- ных составляющих духовной и литературной жизни позднего Выга. Традиции жеваной жизни и лишите тетенька 245 1. Родственные связи и духовное единство Известно, что переселение старообрядцев в Вьтговскуто пустынь в KOR- це XVII-—-—XVIII BB. происходило целыми семьями. Некоторым из этих семей суждено было сыграть чрезвычайно важную роль в истории старо- обрядческого беспоповского центра на Севере России. Материалы реви- зий и «судных am», проанализированные М. ‚А. Соколовской, содержат сведения о типе поселений и структуре семей, проживавших в скитах Вы- говской пустыни‘. Отношения между родственниками как в свитак, так и в самом общежительства регламентировались отдельными статьями выгов- ских уставов 20-30-x гг. XVIII в.” Скупые сведения ревизских сказок и выговское уставное творчество, воспроизводившее лишь идеальную мо- дель общежительства, не передают всей полноты реальных человеческих ‘ОТНОШЕНИЙ, КОГАН НЗСЁАЬНИКНМИ ОбЩЕЖИТЕАЬСГВЗ. СГЭНОВИАИСЬ АЮДА, ДЛЯ которых родственные связи были традиционно крепкими. Между тем со- хранился целый ряд созданных на Вагу и не привлекавших ранее внима- ние исследователей литературных памятников, изучение которых рас- крывает особенности духовной жизни Волговской пустыни. Необходимость бежать из «мира антихриста» вынуждала привержен- цев старой веры покидать обжитые места, разрывать устоявшиеся соци- альньте и родственные связим. Вьтговскне источники (как и делопроиз- I См.: Сахалинская M. „Д. Северное раскольничье общежительство первой половины XVIII в. и структура его земель Л История СССР. 1973. На 1. С. 157--167; Она же. Специфика обработки материалов статистического характера по истории старооб- рядчества (Выга-Аексы) ‚Ф‘ Советская историография аграрной истории СССР (до 191’? п). Кишинев, 1978. C. I9'9——200. 2 Анализ выговских уставов см.: Куаядътков А. К. Идеология общежительства у ста- рообрядцев-беспоповцев Выговского согласия в XVIII B. Л Источники по культуре и классовой борьбе феодального периода. Новосибирск, 1982. С. 87-100; Он же. Раз- витие общежительного устава в Выговской старообрядческой общине в первой трети XVIII В. ff Исследования по истории общественного сознания эпохи феодализма в России. Новосибирск, 1984. С. 51-——53. 5 Конфликт на почве различного отношения к старообрядчества и к вопросу о переселении на Выга, возникший в семье Терешки Артемьева, привел к доносу те- щи на зятя (см.: Дамаска Н. С. Вновь найденный подлинник «Дела об олонецком раскольник Терешка Артемьев 1695 г. Л’ Старообрядчество в России (XVI I— ХХ вк]. М., 1994. С. 176-189}. Решительно порывали со своей семьей и женщины. Мария Федорова из Ругозерской волости Шуйского погоста пришла на Выга, мужа и «два чада мальта остави» (ИВПИ. С. 356). Родная сестра Захария Стефанова дровни- на, Прасковия, бывшая замужем за сыном шунгского попа Марка Хрисанфова, ко- торого выговцы обвиняли в подаче на них наветов и сказок, оставила мужа, ушла 246 Г лева 3 водственных документы) зафиксировали характер старообрядческого за- селения Выговской пустыни: в скитах селились главным образом родст- венники или выходцы из одних и тех же деревень (ИВПИ. С. 120-122, 130, 131). Многие семьи переселялись на Выга не сразу; сначала уходил в пустынь один из членов семьи, потом к нему присоединялись остальные (ИВПИ. С. 95, 97, 166, 168, 283, 307, 336]. В скитах жили семьями. В 1737 r. выговский стряпчий Мануил Пет- ров показывал: «А которые и особливыми домами своими <...> и с женским полом живут вкупе, однако ж и оные содержат с собою токмо для своих жен, так и близкородственных престарелых, между которыми бы не токмо и блудодеяние, но и мужем со своими женами к плотскому смешению подозрения не былой. Оставляя в стороне отношения брач- ныед, следует заметить, что для обитателей скитов родственное обще- ние не подвергалось никакому ограничению. Иначе обстояло дело в общежительства. Идею раздельного проживания мужчин и женщин выговская традиция связывает с именами игумена Досифея и инока Корнилия (ИВПИ. С. 83, 104-106). Этот принцип, тем не менее, преду- сматривал свидания родственников. Для этого в возведенной между мужским монастырем и Коровьим двором стене «построиша келейцу малу и окно малое на братскую сторону для приходу братии к своим сродница для свидания и иных ради братских нужд» (ИВПИ. С. 108). В 1706 г. при постройке Алексинской женской обители «для свидания родственников поставиша при вратах келию и двух или трех приврат- ниц для надсмотр; такожде и от братии старика, кому их приводили и отводили» (ИВПИ. С. 135). Когда семья переселилась на Выга, перед нею стоял выбор: жизнь семьей в скиту или раздельное проживание в общежительства. Как сви- детельствуют выговские источники, не всем семьям это решение дава- лось легко. Так, например, Иван Филиппов, поселившийся сначала на Аяксе, ниже Надеждина скита, держал совет с женой, «где бы имам лучше жити: в ските ль или идти во общежительство. Супруга же его, айще во общежительство и зело идти не хотящее, однако для горячей охоты дщери на Выга, где позже приняла постриг с именем Пелагеи (подробнее см.: {Окамен- ка Е. M. Новые материалы о начале Выговской пустыни д’! TOP,.»_’1A.CI'I6., 1993. Т. 47. С. 332}. юхименко Е. M. К биографии выговского писателя Мануила Петрова и’! Русское общество и литература позднего феодализма. Новосибирск, 1996. С. 65. 5 Подробнее см.: Нильский И. Семейная жизнь в русском расколе: Исторический очерк раскольнического учения о браке. СПб., 1869. Вып. 1' От начала раскола до царствования императора Николая 1. С. 1-—199. Традиции xoenmi жизни и ли т мног та cmsa 357 обратил внимания на то, что упомянутое им нетрадиционное для мона- стырской жизни обращение «красное солнышко» заставляет усомниться в правомерности столь односторонней трактовки. Искреннее чувство про- низывает и оба надгробных слова, произнесенных при погребении Анд- рея Борисова, а также слово на 40-й день по его кончине. Произнесе- нием надгробных слов почтили выговцы и других наставников-Семена Титова, Архиппа Дементьева, Кирилла Михайлова, Ф. П. Бабушкина. Бытовавшая более века, на протяжении всего существования Выгов- ской пустыни, традиция почитания наставников отразила существенные черты духовной жизни старообрядческого общежительства. Осознав себя «последними людьми нового Израиля», выговцы тем самым указали себе свое историческое предназначение. Верность «древнегреческому право- manure» И служение старой вере ставили перед ними задачу сохранения и укрепления старообрядческого общежительства. Эта задача требовала создания собственного микромира. Почитание наставников, соединяющее в себе приверженность старой вере и следование заветам первых учителей старообрядчества и первых киновиарх пустыни, явилось средоточием духовной жизни Выга. «Ато- бовь к отеческим гробик» вобрала в себя память о пребывших отцах, и сохранение заложенных ими основ общежитийного уклада, и уважение к ним как к незаурядным личностям, писателям, проповедникам, духов- ным наставникам. Именно поэтому литературные формы этого почита- ния были в Выговской старообрядческой пустыни столь плодотворны. 3. Литературная культура надгробных слов Панегирик, жанровые каноны которого были изложены уже в антич- ных риторика, широко бунтовал в христианской литературе и как само- стоятельный жанр (похвального слова), и как необходимая структурная часть агиографического сочинения. В древнерусской книжности до XVII В. спорообразующие принципы панегирического произведения усваивались путем литературного влияния, подражания и заимствова- ння; с появлением на русской почве риторик, опиравшихся преимущест- венно Ha античную теорию красноречия, и пышным расцветом во второй половине XVII В. барочной литературы панегирик становится жанром 194 Одно из слов на погребение и слово на 40-й день принадлежат перу Тимофея Андреева (дружинам В. Г. Писания... С. 256; С. 51. N2 7. Автором первого слова оши- бочно назван Андрей Тимофеев). Второе слово на погребение произносилось «от де- Emu» (Er—-1603, ‚А. 11 об.—18 об J. 358 Главе З не только крайне популярным, но также теоретически разработанным и HOPMHPOBHHHLIM В ОТНОШЕНИИ TEEMRTHKH И ХУДОЖЕСТВЕННЫХ ПРИСМОВШЭ. Как доказано Н. В. Понырко, все существовавшие к началу XVIII В. ри- торики были хорошо известны выговским книжникам, составившим по- сле 1726 r. Prrropmvzy-cB0.q‘95. Считается, что штудирование учебников ри- торики придало выговской словесности школьный характер и, в частно- сти, созданные на Вагу торжественные н проповеднические слова в бук- вальном смысле зависели от правил, изложенных в учебниках ритори- киш’. Такого рода зависимость сочинений выговские авторов не вызыва- ет сомнения, но, как нам представлется, степень ее была разной в раз- ных жанрах ораторской прозы. В этом отношении надгробные олова, связанные с живой традицией почитания наставников, представляют особый интерес: они дают богатый материал для изучения творческого применения правил риторики и приспособления жанров официальной литературы к нуждам старообрядческого общежительства. Для культуры барокко, в том числе украинско-белорусских писателей, через посредство которых этот европейский стиль пришел на русскую почву, тема смерти была одной из центральных, потому жанр над- гробного слова стал одним из ведущих. Принципы сочинения надгроб- ного слова достаточно подробно изложил Иоанникий Галятовский в «Науке, албо способе вложения казания на погребе», вошедшей в его сборник «Ключ разумения» (Киев, 1659. А. 246 06-252). Слово, которо- му придавалось большое воспитательное значение, предлагалось начать с рассуждения на тему краткости человеческой жизни и неизбежности смерти. Обязательной разработки темы «memento mori» требовал от пи- сателей и Андрей Белобоцкий (Увар——267, л. 6869). В наиболее закон- ченном виде взто теоретическое положение реализовал в своем творчест- ве Епифаний Славинецкий, который не столько говорил о покойном, сколько поучал о смерти. Преимущественное внимание к этико-фило- софским проблемам вело к преобладанию элементов проповеди над па- негириком. В последующих произведениях данного жанра, более полно 195 Подробнее см., например: Елгонскав А. С. Русская ораторская проза в литера- турном процессе XVII века. М., 1990; Панегирическая литература Петровского вре- меди I Изд. подгот. В. П. Гребешок. М., 1979; Сезонов А. И. Поэзия русского барок- ‚щ м‚, 1991. 195 Пот-тырит: H. B. Учебники риторики на Вагу Л ТОДДА. J\., 1981. Т. 36. С. 154--162. 197 Понырко Н. В. Выговская литературная школа в первой половине XVIII столе- THE: AnTope<IJ- дисс. канд. филол. наук. J\., 1979. С. 1113. ‘Чёдихочвв Д. С. Развитие русской литературы X—XVII веков: Эпохи и стили. J\., 1073_ C. 197--198. 462 Г лева: З были центрами религиозной и культурной жизни России. Осознание не- обходимости духовного обновления монастырской жизни привело к появ- лению сгарчесгва. На фоне этих процессов старообрядческое общежитель- ство дает замечательный пример сохранения и обновления традиций, внутреннею развития общины и оживления литературной деятельности. 5. Отношения с другими номорекими общинами и прославление благодетелей Уже при братьях Денисовых Выговское общежительство стало круп- нейшим в России религиозным и культурным центром старообрядчества. Свой высокий авторитет оно сохраняло полтора столетия. Однако с се- родины XVIII В. общие исторические условия существования пустыни изменились, это нашло отражение в некоторых сферах внутренней mus- ни и культуры Выга. Вторая половина XVIII B. характеризуется усилением виутристарооб- рядческой полемики. Обсуждение целого ряда догматических вопросов велось и ранее, основными оппонентами выговцев были поповцы и cps» AOCE€BI.IbI29E'. Надежда достичь мира с последователями Феодосия Василь- ева исчезла еще при Андрее Денисове. С выделением в 1737 I‘. филип— повского согласия число спорящих сторон в беспоповства увеличилось. Три основных предмета спора в беспоповской среде, наметившиеся в первой половине XVIII в.‚— моление за царя, написание титлы на кре- сте и вопрос о браке— сохраняли свою актуальность, но последний из этих вопросов с годами стал приобретать все большую остроту?“ Anc- куссия в беспоповства захватила почти все крупные общины и приняла довольно острый характер”? 295 сварное П. С. Споры и разделения в русском расколе в первой четверти XVIII века. СПб., 1909; Он же. Из истории раскола первой половины XVIII века. СПб., 1908. . 29? Смирнов П. С. История русского раскола шарообрядстна. 2-e ИЗД. СПб., 1895. С. 108-411, 118-120. Обширный перечень старообрядческих сочинений см.: Cada- воя 0. Н. Старообрядческие полемические сочинения о браке XVIII-—-nepnofi трети XIX B. (обзор списков) If Источники по культуре и классовой борьбе феодального ne- риода. Новосибирск, 1982. С. 196-218. 293 См.‚ например: Мальта А. И. Московские филипповцы во второй половине XVIII B. If Мир старообрядчества. М., 1998. Вып. 4. С. 241-246; Он же. Московский филипповский собор 1769 г. if Старообрядчество в России (XVII——-XX BB.) M., 1999. С. 280--289. Т ации шовной жизни. и ли т мног ms спит 463 В многочисленных полемических сочинениях и посланиях выговских наставников и писателей вырабатывалась позиция поморской церкви’. На Выга обращались за разъяснениями поморцы других городов и pati- онов России, B ответ на эти запросы составлялись окружные послания. В постоянном обсуждении вопроса с Выгов формировалась позиция руко- водителя московской поморской общины Василия Емельянова о допус- тимости бессвященнословных браков. Выговские писатели уделяли вни- мание и другим вопросам внутристарообрядческой полемики, при этом сочинения позднего Выга продолжали идейную линию основателей пус- тыни, развивая и углубляя ее в соответствии с требованиями времени и обстоятельствами полемики. Андреем Борисовым было написано три со- чинения о молении за царскую власть“. Перу Тимофея Андреева при- надлежат два историко-полемических сочинения, излагающих обстоя- тельства расхоищеиия федосеевцев и филипповцев с Выгорецким обще- жительствомы”. В условиях непрекращающихся дискуссий для руководителей Выга было крайне важным не только активно участвовать в письменных и yar- НЫХ формах полемики, но также укреплять связи с поморскими община- ми других городов. Судя по новонайденным материалам, наиболее тесно общежительство было связано с двумя общинами-романовской н петербургской. Эти два примера позволяют выявить тесную связь исторических и литера- турных реалий позднего Выга. Ярославский край издавна (что видно из «Розыска о раскольнической брынской вере» Димитрия Ростовского) был известен как старообрядче- ский. Во второй половине XVIII В. здесь проживало много филипповцев (Углич), образовалось и получило развитие согласие ангелов-странников. Оплотом поморской церкви являлся Романов (ныне: Тутаев) на Волге (напомним, что в свое время здесь священствовал Лазарь, один из nep- 99‘-*’cM.: Другнсинин B. г. Писания... с. 5153. N9 4, в, 11, 13, 15, 19; с. 6б-—-67. N9 12, 13, 1821. 26; С. 241-242. Не 7, 9, 2021. 30° ‚дружинам: В. Г. Писания... С. 63. N9 4; C. 93. Н? 9; С. 320. N9 175. Второе из yua- занных сочинений ошибочно приписано Андрею Денисову, а последнее считалось анонимным. Однако списки этих сочинений в рукописи, указанной В. Г. Дружинн- ным {РГБИ. Q. XVII. 200), представляют собой не что иное, как черновые автографы Андрея Борисова, датируемые по филиграном второй половиной БО-х-первой по- ловиной 70-х гг. XVIII B. 301 Там же. С. 51. N9 2; C. 52. Не 14. История «раздора» со старцем Филиппом Hana- гается также в послании Тимофея Андреева А. И. Крылову от 15 июня 1790 г. (Барс- 734, л. 411-417}.