Пожалуйста, введите доступный Вам адрес электронной почты. По окончании процесса покупки Вам будет выслано письмо со ссылкой на книгу.

Выберите способ оплаты
Некоторые из выбранных Вами книг были заказаны ранее. Вы уверены, что хотите купить их повторно?
Некоторые из выбранных Вами книг были заказаны ранее. Вы можете просмотреть ваш предыдущий заказ после авторизации на сайте или оформить новый заказ.
В Вашу корзину были добавлены книги, не предназначенные для продажи или уже купленные Вами. Эти книги были удалены из заказа. Вы можете просмотреть отредактированный заказ или продолжить покупку.

Список удаленных книг:

В Вашу корзину были добавлены книги, не предназначенные для продажи или уже купленные Вами. Эти книги были удалены из заказа. Вы можете авторизоваться на сайте и просмотреть список доступных книг или продолжить покупку

Список удаленных книг:

Купить Редактировать корзину Логин
Поиск
Расширенный поиск Простой поиск
«+» - книги обязательно содержат данное слово (например, +Пушкин - все книги о Пушкине).
«-» - исключает книги, содержащие данное слово (например, -Лермонтов - в книгах нет упоминания Лермонтова).
«&&» - книги обязательно содержат оба слова (например, Пушкин && Лермонтов - в каждой книге упоминается и Пушкин, и Лермонтов).
«OR» - любое из слов (или оба) должны присутствовать в книге (например, Пушкин OR Лермонтов - в книгах упоминается либо Пушкин, либо Лермонтов, либо оба).
«*» - поиск по части слова (например, Пушк* - показаны все книги, в которых есть слова, начинающиеся на «пушк»).
«""» - определяет точный порядок слов в результатах поиска (например, "Александр Пушкин" - показаны все книги с таким словосочетанием).
«~6» - число слов между словами запроса в результатах поиска не превышает указанного (например, "Пушкин Лермонтов"~6 - в книгах не более 6 слов между словами Пушкин и Лермонтов)
 
 
Страница

Страница недоступна для просмотра

OK Cancel
Шадийе Османоглу МОЙ ОТЕЦ АБДУЛ-ХАМИД, или Исповедь дочери последнего султана Османской империи Şadiye Osmanoǧlu babam abdÜlhamid «SARAY ve SÜRGÜN YILLARI» Шадийе Османоглу мой отец абдул-хамид, или Исповедь дочери последнего султана Османской империи ЛИМБУС ПРЕСС Санкт-Петербург УДК 821.512.161 ББК 84(5Туц) КТК 611 О72 Издательство выражает благодарность Министерству культуры и туризма Республики Турция и проекту ТЕДА за поддержку в публикации настоящей книги Перевод с турецкого Аполлинарии Аврутиной, Алии Зайнуллиной и Ильи Пекшева О72 Османоглу Ш. Мой отец Абдул-Хамид, или Исповедь дочери последнего султана Османской империи : воспоминания. – Санкт-Петербург : Лимбус Пресс, ООО «Издательство К. Тублина», 2021. – 224 с., ил. Личность последнего султана Османской империи Абдул-Хамида II вызывает острейший интерес не только историков, но и самой широкой публики. В своих воспоминаниях одна из дочерей султана, Шадийе, рассказывает о жизни во дворце и об отце – великом султане, политике, правителе и просто любимом и родном человеке. Впервые мемуары принцессы вышли в свет в 1963 году в виде интервью в популярном турецком журнале. Чуть поз ж е они превратились в книгу под названием «Печальные и счастливые дни моей жизни». С тех пор эти воспоминания издаются и переиздаются как в Турции, так и в других странах на протяжении вот уже более полувека. На русском языке книга «Мой отец Абдул-Хамид, или Исповедь дочери последнего султана Османской империи» печатается впервые. ISBN 978-5-8370-0786-6 Copyright © TIMAŞ Basim Ticaret Sanayi AŞ, 2020 Istanbul-Türkiye, www.timas.com.tr © ООО «Издательство К. Тублина», 2020 © ООО «Издательство К. Тублина», макет, 2021 © А. Веселов, оформление, 2021 Предисловие Автор книги «Мой отец Абдул-Хамид» Шадийе Османоглу – дочь султана Османской империи А бдул-Хамида II (1842–1918) и Эмсали-нур Кадынэфенди III (1866–1950). Шадийе родилась 1 декабря 1886 года в Стамбуле в султанском дворце Йылдыз. Она была пятой из семи дочерей султана. После свержения с трона ее отца, одного из последних представителей Османской династии, в 1909 году Шадийе, как и все члены ее многочисленной семьи, получила фамилию Османоглу (такой фамилией и в наши дни могут пользоваться только представители рода Османов) и оказалась в ссылке в греческих Салониках. Там располагалась одна из сохранившихся за семьей султанских резиденций: дворец Алатини. Год спустя, в 1910 году, Абдул-Хамид остался в ссылке, а трое из его дочерей были отправлены обратно в Стамбул, где Шадийе Султан вышла замуж за представителя состоятельной аристократической семьи Ахмета Фахир-бея, который получил прозвище Зять Султана – Дамат, и супруги поселились в стамбульском 5 ф ешенебельном районе Нишанташи. От этого брака у принцессы родилась дочь Санийе. После внезапной кончины супруга, известного дипломата, умершего в возрасте 40 лет, Шадийе Османоглу долгие годы прожила в одиночестве. В 1931 году она снова выходит замуж, и тоже за дипломата – Решата Халис-бея, бывшего посла, представлявшего династию Османов в одной из европейских стран. Решат-бей скончался в Париже в 1944 году. Надолго пережив и второго супруга, Шадийе Султан ушла из жизни в 1977 году в стамбульском районе Нишанташи, у себя дома. Однажды, в начале 1960-х годов, Шадийе Султан дала интервью крупному турецкому журналу « Хайят». В дальнейшем это интервью послужило поводом к написанию и изданию целой серии небольших книг с продолжением, отдельных брошюр под общим названием «Жизнь в гареме эпохи АбдулХ амида II». Первая небольшая книжечка увидела свет 1 января 1963 года. Вся серия состояла из одиннадцати частей и печаталась вплоть до марта 1964 года. Брошюры, снабженные большим количеством фотоиллюстраций и интересными комментариями к ним, вызвали любопытство читателей, автор и редакция серии получили множество восторженных откликов. Несколько позже, в 1966 году, эти брошюры были собраны издательством «Бедир» в одну книгу и вышли под названием «Печальные и счастливые дни моей жизни». А еще десятилетия спустя, в 2007 году, эта книга была выпущена стамбульским издательством «L&M» под названием «Мой отец Абдул-Хамид» и еще два года спустя повторена издательством «Тимаш» в серии 6 «Библиотека мемуаров», что говорит о большом и неослабевающем с годами интересе читателей. В своих воспоминаниях Шадийе рассказывает о жизни в султанском дворце и об отце – великом султане, политике, правителе империи и просто любимом и родном человеке. В каждой строчке воспоминаний любящая дочь стремится создать у читателя светлый образ отца, далекий от сплетен и домыслов, преследовавших султана при жизни. Это главная задача мемуаров, побудившая принцессу взяться за перо. Как будут в будущем оценивать правление последнего султана Османской империи Абдул-Хамида, который сам не до конца понимал время, в котором живет, и всю остроту современной ему политической борьбы, из-за чего его часто критиковали? Живописно изображая время, в котором жила, отца и свою семью, Шадийе Султан возмещает недостаток правды об этой эпохе и ее героях и тем самым исполняет самую главную и важную обязанность, выпавшую на ее долю. Как я решила написать воспоминания Несколько раз мне хотелось написать о моей необычной жизни. Но по разным причинам до сегодняшнего дня мне это не удавалось. Мне довелось стать свидетельницей важных периодов истории. И пережить их вместе с моей семьей и моим народом. Вынужденно, не по своей воле оказавшись в Америке, под жарким калифорнийским солнцем, я неожиданно ощутила желание записать собственную историю: вся жизнь пронеслась передо мной – ее горькие и ее радостные дни, отец, близкие, природа далекой родины, которую Аллах создал нам на счастье. Воды голубого Босфора и нежная, пастельная зелень его берегов предстают перед моими глазами в воспоминаниях. А за окном – яркое, горящее солнце американского Запада, буйно цветущие апельсиновые деревья, и бескрайние зеленые луга Калифорнии, по которым бесцельно скользит взгляд, заставляют почувствовать себя неописуемо одинокой. Мое изгнание продлилось так долго, что стало большей частью моей жизни. И хотя Аллах не наде8 лил меня красноречием и писательским даром, но искренняя любовь ко всему тому, с чем пришлось проститься навсегда, стали мне опорой: пока писала, я заново пережила все и забыла о своем одиночестве. пишу свою книгу на склоне лет: я давно достигла зрелости, я проживаю последние дни своей жизни. Дочь, ступившая со мной на землю чужбины совсем маленькой, всего трех лет от роду, вероятно, тоже не сможет никогда спастись от этого чувства одиночества. Однажды оно захватит ее, как и меня. Пусть мои воспоминания помогут ей понять, кем я была, откуда родом, где и как жила; пусть помогут ей задуматься о родине, с которой мы разлучены, и полюбить ее. У меня немало воспоминаний, связанных с политикой, однако сейчас я не хочу говорить об исторических личностях; ограничусь описанием того, что относится ко мне самой. Пока отец был султаном, я была обычной девочкой, затем – девушкой, но всегда – безгранично счастливой. На сердце у меня было в те годы спокойно. Вспоминаются, конечно, некоторые дворцовые традиции и даже несколько официальных церемоний, великолепных и богато обставленных, но хочу признаться: они мне всегда не нравились. Я с детства люблю простоту, искренность и серьезность. У меня довольно чувствительная, но скромная натура, защищенная привитым отцом чувством собственного достоинства. Мой отец был религиозным человеком. По этой причине религия, вера и в моей жизни – основной стержень, придающий мне сил: вера дает желание 9 из его свиты злоупотреблять властью от его имени, что стало причиной беспочвенных пересудов. Поэтому цель моих мемуаров – изобразить те качества моего отца, которые я хорошо помню. Отец никогда не творил зла, никогда не приказывал казнить, никогда не совершал жестоких поступков. Если кто-то и подвергся гонениям и был несправедливо обижен от его имени, то отец об этом совершенно ничего не знал. Некрасивые разговоры, ходившие об отце в то время, в наши дни так или иначе опровергнуты вновь открывшимися свидетельствами. восторжествовала, увы, слишком поздно: все зло, что обрушилось на отца, вся лживая молва о нем, преувеличенная в тысячи раз, забыты, и истина легко всплыла на поверхность и стала очевидна народу. Ведь, как известно, беспочвенная клевета рано или поздно померкнет перед правдой. Шадийе Османоглу, дочь султана Абдул-Хамида II Мои дни во дворце С раннего утра до позднего вечера мы вместе с прислугой сгибались у швейных машинок и старались сшить столько одежды, сколько от нас требовалось. Эта лихорадочная деятельность продолжалась на протяжении всей войны. Я пришивала пуговицы к одежде. Мне казалось, я делаю великое дело. Отец приходил к нам и говорил: «Молодцы, дети мои, благослови вас Аллах! Как же прекрасно трудиться во имя Родины! Сохрани Аллах нашу Родину от врагов!» В этих словах отца мы черпали силу и радость, слушали его, не отрывая глаз от иголок и машин, чтобы не терять времени. Родина! Родина! Как часто отец повторял нам эти слова! В комплексе дворца был еще павильон Талимхане. В его обширном саду располагалась казарма, в которой стоял небольшой эскадрон. Мы во дворце могли наблюдать за тем, как проходят солдатские учения. Во время войны с греками часть казармы оборудовали под госпиталь. Когда к нам начали поступать раненые военные, мы не знали, как за ними ухаживать. Отец лично приходил сюда; похлопывал по плечу «Ахметчиков» и «Мехметчиков», справлялся об их самочувствии. Мы отправляли раненым сигареты, сахар и другие угощения. Во время тридцатитрехлетнего правления отца мы видели тяжелые для нашего народа дни только в этот короткий военный период, однако они длились недолго, и в результате наша славная армия разбила греков и продвинулась до Афин. Мои дни в ссылке у дивились и восхитились его выдержкой. Однажды и у меня на руке выскочил нарыв, и отец хорошо его прижег. Когда он увидел, как я терплю и не подаю голос, он похвалил меня: «Молодец, моя храбрая дочка!» Это прижигание, которое делал мне отец и которое вылечило мою рану, осталось у меня на руке маленьким шрамом в память о нем. В тот год, когда умер отец, Первая мировая закончилась нашим поражением. Мы понесли большие потери. Я не хочу верить в то, что отец, этот человек с железной волей и крепкий здоровьем, скончался из-за болезни, терзавшей его всего несколько дней. Просто он осознал, что Родина, которую берегли его предки и над защитой которой он трудился тридцать восемь лет, погибла в безвольных руках, и умер от несбывшихся надежд и глубокой горести. Жизнь без отца что муж заразился скарлатиной. Некоторое время он не поднимался с постели, борясь с необычайно высокой (около 40 градусов) температурой. На пятые сутки его состояние ухудшилось, и при повторном осмотре оказалось, что у него воспалены надпочечники. Возможно, он смог бы победить скарлатину. Однако новый диагноз не оставлял ему шансов. Пять дней и ночей страдал мой супруг в бреду, а на шестой день скончался. Могла ли я по думать о том, что нам придется расстаться навеки? Нет. Это событие стало второй главной трагедией в моей жизни. И, пока из главных ворот особняка выносили тело моего мужа, я, не сдерживая рыданий и скорби, в трауре покинула дом через черный ход. В полубреду я добрела до дома в Нишанташи и, без сил опустившись на кровать, не поднималась с нее целых три месяца. Сердобольные соседи ни на минуту не оставляли меня одну, за что я им очень благодарна. Они сделали все, чтобы вновь поставить меня на ноги. Так завершился брак, продлившийся целых девять лет. Рядом со своим супругом я чувствовала себя самой счастливой женщиной на земле. Горькие годы, проведенные мною на чужбине навеки. До этого трагического случая здоровье его было отменным и сердце – выносливым. Все наши планы, точно так же, как и счастливая жизнь, в которой мы рука об руку шли эти четырнадцать лет, превратились в руины. Уже не знаю, в который по счету раз за свою жизнь я тогда столкнулась с трагедией. Душа моя умерла. Жило только тело. Дочь пришла мне на помощь, окружив меня заботой и вниманием. Раны моего сердца залечила именно она. 1945-й был годом нашего вечного расставания с Решадом. А ведь именно с ним я надеялась стать счастливой в будущем. Возвращение на родину Главная задача любого человека – учиться, приумножать знания. Не нужно тратить время на бесполезные занятия. К примеру, изучение иностранных языков откроет новые миры. Жизнь бесконечно прекрасна, и ее возможностями нужно пользоваться с умом. На этом главная часть моего рассказа заканчивается. Надеюсь, я сумела передать и сохранить для потомков все то прекрасное и все то горькое, что осталось от моей жизни и от моей великой Родины… / Джихангир 1 февраля 1961 года Что говорили о моем отце ВМЕСТО ЗАКЛЮЧЕНИЯ В Османской империи существовал один так и не написанный закон. Главный закон. Ее правитель обязывался защищать государство, и обязанность эту он наследовал от предков. Только отец мог решать, передавать часть своей власти народу или нет. И он сам должен был выбрать время и место для этого действия. Отец оставил последующим поколениям одну простую истину: в деле защиты Османской империи от нависших над нею угроз политика эффективнее оружия. Отец терпеливо ждал, пока турецкие националисты достигнут политической зрелости и смогут перенять у него некоторые функции конституционной и монархической власти. История вынудила его посылать суровые испытания на долю мусульманских и немусульманских народов, отделившихся от империи, ибо в противном случае они бы сгинули под натиском великих держав – Великобритании, России, Германии. Те из 195 них, кто успешно справился с этими испытаниями, обрели свободу. Отец оставил за собой огромную семью независимых ближневосточных и балканских государств, крепко связанных друг с другом культурными и экономическими связями и олицетворяющих собой эпоху его правления. Приложение (фотографии) Общая фотография всех детей султана Абдул-Хамида II