Once your have completed your purchase, you will receive an email to this address providing detail on how can you access your book.

Choose your payment method
Some of the selected books had been ordered by you before. Are you sure, you would like to buy them again?
Some of the selected books had been ordered before. You can check your previous order after signing in to the site, or you can proceed with the new order.
Books that are not for sale or have been already purchased by you were removed from the shopping cart. You can check the updated order or proceed with the purchase.

Books deleted from your order:

Books that are not for sale or have been already purchased by you were removed from the shopping cart. You can sign in to the site to see the list of available books, or you can proceed with the purchase.

Books deleted from your order:

Buy Edit cart Sign in
Search
Advanced search Basic search
«+» - Finds books that contain all the terms that are preceded by the + symbol.
«-» - Excludes books that contain a term or phrase.
«&&» - Finds books that contain all the terms or phrases.
«OR» - Finds books that contain either of the terms or phrases.
«*» - Matches any one or more characters. For example, new* matches any text that includes "new", such as newfile.txt.
«""» - Finds the exact words in a phrase.
«~6» - Maximum number of words between the words from a search request allowed in the search result
 
 
Page

Page is closed for view

OK Cancel
Юлия Яковлева ЛЕНИНГРАДСКИЕ СКАЗКИ Книга первая 1938 год Москва  •  Самокат  •  2016 УДК 821.161.1-93 ББК 84 (2Рос=Рус) Я 47 Яковлева, Юлия. Дети воро н а: 1938 год. Ленинградские сказки: Кни Я 47 га первая [для младшего и среднего школьного возраста] / Юлия Яковлева. — М.: Самокат, 2016. — 264 с. — ISBN 978-5-91759-444-6. Детство Шурки и Тани пришлось на эпоху сталинского террора, военные и послевоенные годы. Об этих темных временах в истории нашей страны рассказывает роман-сказка «Дети ворона» — первая из пяти «Ленинградских сказок» Юлии Яковлевой. Почему-то ночью уехал в командировку папа, а через несколько дней бесследно исчезли мама и младший братишка, и Шурка с Таней остались одни. «Ворон унес» — шепчут все вокруг. Но что это за Ворон и кто укажет к нему дорогу? Границу между городом Ворона и обычным городом перейти легче легкого — но только в один конец. Лишь поняв, что Ворон в Ленинграде 1938 года — повсюду, бесстрашный Шурка сумеет восстать против его серого царства. Юлия Яковлева много лет работала обозревателем в ведущих российских газетах и журналах, писала для театра, ведет колонку о детской литературе на Colta.ru. В основу «Детей ворона» положена семейная история автора. Любое использование текста и иллюстраций допускается только с письменного согласия Издательского дома «Самокат» © Ю. Яковлева, текст, 2016 © ООО «Издательский дом „Самокат“», 2016 Посвящается моему дедушке —  Боре Грачеву и его сестрам —  Кате, Тамаре, Лиде Глава 1 Шурка осторожно выровнял пальцем ряд: на рельсе лежали друг за другом гвоздь, медная монетка, гайка, еще гвоздь. Поднял голову. Валька издалека помахал ему. В воздухе пахло дымом, углем. Даже сероватые весенние облака, низко висевшие над городом, казалось, вышли из паровозной трубы. Темнели какие-то сараи и будки. Мигали семафоры. Время от времени гудки взрывали воздух, и слышался лязг сцепляемых вагонов. Земля была исчерчена рельсами. Черными промасленными клавишами уходили вдаль шпалы. Медленно катили мимо поезда: замедляли ход, подходя к перрону, или только разгонялись. Как ни красив был Ленинград, а вокзал, вот эту скрытую от пассажиров его часть, Шурка любил больше всего. Пути сперва шли плотно: металлическая река. Потом расходились где-то там, дальше, где уже не разглядеть. И потом бежали каждый в свою сторону по огромной советской 7 стране. В Москву, Киев, Сталинград, Молотов, Ташкент, Киров, Владивосток, на Урал, в Сибирь, к горам и морям. Стоя на рельсах, Шурка всякий раз чувствовал их легкое гудение. Как будто рельсы были нервными нитями, и Шурка подошвами чуял, как гудели и жили далекие города. Вальке, своему лучшему другу, он об этом не рассказывал: засмеет. Валька был человеком практическим. У него было пятеро младших братьев и сестер, вместе с матерью они все жили в тесной комнатке на улице Марата. Думать о глупостях Вальке было некогда. — Ты чего, уснул? Я машу, кричу. А он ни гу-гу. Валька подошел. Поставил на рельс ногу в грязном облупленном башмаке, осмотрел Шур к ину работу и важно изрек: — Не пойдет. Двумя пальцами Валька растащил все вещицы подальше друг от друга. — А то их в одну лепешку расплющит, — ​ пояснил он. На соседнюю рельсу Валька пристроил свое: несколько болтиков и гаек, оловянную пульку, гвозди. Перепрыгивая через рельсы, мальчишки соскочили на насыпь и по чавкающему мартовскому снегу перебежали в кусты. Болтая, ста8 ли ждать, когда первый же поезд превратит их металлическое подношение в теплые, удивительно тоненькие бляхи. — Тссс! — ​ в друг шепнул Валька. Время от времени пути обходил сторож в замасленном тулупе и фартуке: ковырнет тут и там железным ломом, дальше пойдет. Но это оказался не сторож. Милиционер в шинели, а с ним собака. Собака туго натягивала поводок и нервно помахивала пушистым хвостом. — Овчарка, — ​ с ообщил Шурка. — Служебная. Они глубже задвинулись в кусты, замерли. Шурка смотрел, как его след наполняется серой водой. Кусты были голые и мало что скрывали. то ли собака не ожидала найти тут двух мальчишек, то ли неохота ей было связываться с мелюзгой. Были у нее дела поважнее. — Интересно, кого ищут? — Может, карманника с вокзала. — Кто знает, — ​ в еско заметил Валька. — ​ Может, смотрит, нюхает, чтобы диверсант какой-нибудь не устроил крушение поезда. Оба притихли. Свистнуло. Клацнуло. Переменился сигнал семафора — ​ с красного на зеленый. В мокроватом воздухе стал нарастать тяжелый грохот поезда. 9 — Товарный, — ​ о повестил Валька. Оба предпочли бы пассажирский. Они были легкие, эти веселые поезда с окошками, и после них в бляхе можно было угадать силуэт предмета: гвоздь превращался в грибок, а гайка — ​ в шестиугольник. Работая локтями и отдуваясь, медленномедленно прошел мимо темно-зеленый паровоз. Потянулись коричневые, без окон, вагоны с замками на дверях и щелями — ​ в идимо, для воздуха. — Ой! — ​ е два не вскрикнул Шурка. Ему показалось, что в щели глядели глаза. — ​ В идел? — Чего? — Смотрят. — И чего? Коровы, может. Или лошади. Но голос Вальки звучал неуверенно. Еще вагон. Еще щели. И глаза. — Ой! Видел? — Да прекрати ты. Ну видел, видел. Обоим стало не по себе. Глаза были человеческие. вагон. Еще глаза. Вагон. Глаза. Вагон. Глаза. Стуча колесами, паровоз тянул большие деревянные вагоны. Глаза. Глаза. Глаза. Вдруг из одного вагона что-то стрельнуло. Белая горошина кувыркнулась по насыпи. Покатилась по снегу. Попала в след, стала намокать.