Once your have completed your purchase, you will receive an email to this address providing detail on how can you access your book.

Choose your payment method
Some of the selected books had been ordered by you before. Are you sure, you would like to buy them again?
Some of the selected books had been ordered before. You can check your previous order after signing in to the site, or you can proceed with the new order.
Books that are not for sale or have been already purchased by you were removed from the shopping cart. You can check the updated order or proceed with the purchase.

Books deleted from your order:

Books that are not for sale or have been already purchased by you were removed from the shopping cart. You can sign in to the site to see the list of available books, or you can proceed with the purchase.

Books deleted from your order:

Buy Edit cart Sign in
Search
Advanced search Basic search
«+» - Finds books that contain all the terms that are preceded by the + symbol.
«-» - Excludes books that contain a term or phrase.
«&&» - Finds books that contain all the terms or phrases.
«OR» - Finds books that contain either of the terms or phrases.
«*» - Matches any one or more characters. For example, new* matches any text that includes "new", such as newfile.txt.
«""» - Finds the exact words in a phrase.
«~6» - Maximum number of words between the words from a search request allowed in the search result
 
 
Page

Page is closed for view

OK Cancel
De Fontein ПsЕuТCЕuР/ ГSЕpС}ТCЕvЛ/ вXАEН/ Перевод с нидерландского Ирины Михайловой Иллюстрации Юлии Блюхер Москва Самокат УДК 821.112.5-343.4-93 ББК 84(4Нид)-442 Г43 Иллюстрации Юлии Блюхер Гестел, Петер ван. Г43 Зима, когда я вырос : [для сред. и ст. шк. возраста] / Петер ван Гестел; пер. с нидер. Ирины Михайловой; ил. Юлии Блюхер. — Москва : Самокат, 2018. — 344 с. : ил. — (Лучшая новая книжка). — Доп. тит. л. нидер. — ISBN 978-5-91759-667-9. 1947 год. Послевоенный Амстердам. Зимний лед не только на улицах города, но и в жизни людей, стремящихся обрести хоть какое-то равновесие. Десятилетний Томас живет вдвоем с отцом-мечтателем, который переходит с одной работы на другую и никак не может смириться со смертью матери мальчика. И сын остается практически без его внимания. У каждого в этом городе в это время — по такой истории. Что их отогревает — это друзья и разговоры. Друзья Томаса — его ровесник, тихий мальчик Пит Зван, чьи родители стали жертвами Холокоста, и строгая тринадцатилетняя Бет Зван, в которую Томас влюблен. Вместе с Томасом и его друзьями мы познаем внутренний мир людей, пострадавших от войны, и радуемся каждому лучу солнца в их жизни. УДК 821.112.5-343.4-93 ББК 84(4Нид)-442 Original title: Winterijs © 2001 Peter van Gestel Uitgeverij De Fontein Utrecht, The Netherlands © Михайлова И., перевод, 2014 © Издание на русском языке, оформление. ISBN 978-5-91759-667-9 ООО «Издательский дом «Самокат», 2018 ДXАEНEИDЭV к. ЛEУ1 СmНCЕrГ/ ПEР@ОUШFЛ@ОRГ`О / НCЕ 6ХxОWЧcЕuТ/ Т/АFЯEТEЬ. ИrЗ1 «АFМ@С}ТCЕuР@ДhАFМ@С}К/ИDХ/ ДmНCЕuЙ/» РSЕvМEК@О КpАFМEПCЕuРEТ@А/ Лето без туч и дождя ЛsЕuТ@О БKЕrЗ1 ТEУoЧ/ И/ ДhОTЖxДnЯ/ Середина лета. Сегодня мы с папой вернулись в Амстердам. На кухне — муравьи, в кроватях — блохи и у нашего единственного цветка на окне — пожелтевшие листья. На календаре — картинка с тремя воробьями у цветочного горшка. Над картинкой написано: «Март 1947». Март уже давно кончился. Скажу тете Фи, чтобы она не отрывала страничку с воробьями. Папы можно не бояться, до календарей ему нет дела. А мне календарь не нужен — я все помню наизусть. Сегодня третье августа, воскресенье. На деревьях щебечут птицы. Мы с папой четыре месяца прожили в Апелдорне. В доме старого-престарого вдовца. В доме, где течет крыша, даже когда нет дождя. Вдовец показывался на глаза нечасто. Он пугался до ужаса, когда встречал меня в коридоре. Иногда он бесконечно долго сидел в туалете. Мне даже из сада были слышны издаваемые им звуки. Когда туалет занят, мне всегда особенно хочется писать. В этом проклятом доме в Апелдорне я несколько раз чуть было не обмочил штаны. 9 В кухне пахло кислым молоком, и я обходил ее за километр. Папе разрешалось готовить там для нас еду только после шести. Вдовец обедал в кухне в двенадцать часов дня. В полном одиночестве. Однажды я подглядел через окно из сада, как он облизывает тарелку. Заметив меня, он спрятал лицо за тарелкой. Наверняка думал: если я не вижу этого парнишку, то и он меня не видит. Мы с папой спали вместе в двуспальной кровати, довольно-таки скрипучей. Мы прямо утопали в мягком матрасе. Если мне не спалось, я переворачивался с одного бока на другой. От этого папа обычно просыпался. Слушая его ворчанье, я постепенно задремывал. В Апелдорне есть и школы. В этом смысле мне не повезло. Меня определили в класс, где я чувствовал себя полным чужаком. Эти местные чуваки, окружавшие меня весь нескончаемо долгий учебный день в коридорах и в классе, не приставали ко мне. Не дергали за волосы, не плевали в лицо и не ставили подножку, чтобы я грохнулся. Им просто не приходило это в голову. От их примерного поведения мне делалось совсем тоскливо. Учительница тоже никогда не обращала на меня внимания. В первый день мне показалось, что она состроила мне рожу, но через полминуты она состроила ту же рожу — у нее просто был тик, так что я здесь был ни при чем. Когда она вызвала меня читать текст по хрестоматии и я прочитал его громко и с выражением, она сказала: «Зря стараешься, тут не театр, у нас так не принято». Погода становилась все теплее и теплее. Казалось, холодная зима ушла далеко-далеко в прошлое. Да и была ли она когда-нибудь? — думал я. 10