Пожалуйста, введите доступный Вам адрес электронной почты. По окончании процесса покупки Вам будет выслано письмо со ссылкой на книгу.

Выберите способ оплаты
Некоторые из выбранных Вами книг были заказаны ранее. Вы уверены, что хотите купить их повторно?
Некоторые из выбранных Вами книг были заказаны ранее. Вы можете просмотреть ваш предыдущий заказ после авторизации на сайте или оформить новый заказ.
В Вашу корзину были добавлены книги, не предназначенные для продажи или уже купленные Вами. Эти книги были удалены из заказа. Вы можете просмотреть отредактированный заказ или продолжить покупку.

Список удаленных книг:

В Вашу корзину были добавлены книги, не предназначенные для продажи или уже купленные Вами. Эти книги были удалены из заказа. Вы можете авторизоваться на сайте и просмотреть список доступных книг или продолжить покупку

Список удаленных книг:

Купить Редактировать корзину Логин
Поиск
Расширенный поиск Простой поиск
«+» - книги обязательно содержат данное слово (например, +Пушкин - все книги о Пушкине).
«-» - исключает книги, содержащие данное слово (например, -Лермонтов - в книгах нет упоминания Лермонтова).
«&&» - книги обязательно содержат оба слова (например, Пушкин && Лермонтов - в каждой книге упоминается и Пушкин, и Лермонтов).
«OR» - любое из слов (или оба) должны присутствовать в книге (например, Пушкин OR Лермонтов - в книгах упоминается либо Пушкин, либо Лермонтов, либо оба).
«*» - поиск по части слова (например, Пушк* - показаны все книги, в которых есть слова, начинающиеся на «пушк»).
«""» - определяет точный порядок слов в результатах поиска (например, "Александр Пушкин" - показаны все книги с таким словосочетанием).
«~6» - число слов между словами запроса в результатах поиска не превышает указанного (например, "Пушкин Лермонтов"~6 - в книгах не более 6 слов между словами Пушкин и Лермонтов)
 
 
Страница

Страница недоступна для просмотра

OK Cancel
Г.  Ф.   Ж УК ОВ Письма солдата (1943–1945) Составитель ВАЛЕРИЙ АНАШВИЛИ | | Издательский дом Д Е Л О Москва | 2020 УДК 82-6 ББК 83.3 Г11 Г11 Г. Ф. Жуков. Письма солдата (1943–1945) / Со� ставление и вступительная статья В. В. Анашвили. — Москва : Издательский дом «Дело» РАНХиГС, 2020. — 288 с. : илл. — ISBN 978-5-85006-216-3 В центре книги — собрание фронтовых писем лейтенанта Г. Ф. Жукова (1908–1971), командира минометного взвода. Письма дополнены фрагментами дневника военных лет, подборкой документов, фотографиями и иными свидетельствами, связанными с автором и его семьей. Биографические подробности охватывают также довоенное и послевоенное время, позволяя сформировать представление о конкретной судьбе советского школьного учителя и — более широко — переживаниях, страхах, надеждах и вере советского человека, ушедшего на войну и ставшего солдатом, как и о близких, ожидавших его возвращения. Данная эпистолярная коллекция, редкая с точки зрения целостности и полноты, может выступить предме� том исторического и социолингвистического анализа, отражая особенности языка и реалий советской эпохи. Публикация сопровождается исследовательскими материалами специалистов в области изучения эпи� столярного наследия военного времени. Для всех интересующихся предвоенной и военной историей СССР, языковой и материальной культурой советского периода. © В. Гор, О. Никонова (статьи), 2020 © ФГБОУ ВО «Российская академия народного хозяйства и государственной службы при Президен� те Российской Федерации», 2020 ISBN 978-5-85006-216-3 Письма и вся жизнь Георгия Федоровича Жукова были посвящены его дочери Люсе СОДЕРЖАНИЕ От составителя. . . . . . . . . . . . . . . . . . . 9 Слова благодарности . . . . . . . . . . . . . . . 21 Г. Ф. Жуков: Валерий Анашвили. биографический очерк . . . . . . . . . . . . . . . 25 Одинокий голос солдата . . . . . . . 63 Валерий Гор. Фронтовой «треугольник». Ольга Никонова. Приглашение к антропологизации войны . . . . . 87 Г. Ф. Жуков ПИСЬМА . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 101 ДНЕВНИК . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 177 Приложение 1. Письма разных лет, адресованные Г. Ф. Жукову. . . . . . . . . . . . 193 Приложение 2. Документы Г. Ф. Жукова. . . 205 Приложение 3. Фотоматериалы. . . . . . . . 225 Приложение 4. Тетрадь дежурств родителей в детском саду при детском доме № 1 (1957–1958) . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 263 ОТ СОСТАВИТЕЛЯ Т ри десятка писем советского учителя, в тридцать три года ушедшего на войну. Ничего особенного. Эти письма не отмечены какой-то особенной изысканностью стиля, в них нет никаких необычайно проницательных сентенций или уникальных откровений, нет пикантных тем, никакой особенной экзальтации по отношению к смерти, к врагу, к Родине. Простой школьный учитель с фронта пишет жене, оставшейся в тылу. Мир, сотканный из множества нитей, что вели их друг к другу и связали между собой, был разъят, брешь между ними росла, заполнялась десятками, сотнями и тысячами километров войны и неизвестности. Как и миры миллионов других людей. Война так устроена. Ничего особенного. Но особенное все-таки есть. Чувство, что столкнулся с чем-то особенным, возникает при чтении этих писем незаметно, возникает из их обыденности, искренности и немыслимого синтеза — «письма, которое может стать последним» (или даже недописанным — оборваться на полуслове) и «письма, которое пронизано мечтами о будущем», — невыразимых на нашем со9 ВАЛЕРИЙ АНАШВИЛИ временном языке, языке людей, доживших, казалось бы, до этого будущего. Это чувство прикосновения к подлинности. К абсолютной подлинности эмоций, слов, мыслей и поступков. Безыскусность и в то же время точность речи Жукова, эта странная смесь словарного багажа крестьянского самоучки из провинциальной бедноты, повидавшего в своей жизни виды (хватило бы на несколько блокбастеров, снятых по реальным событиям, — семейную мелодраму, истерн про басмачей, роуд-муви и военную драму), лексического запаса школьного учителя — жадного читателя русской классической литературы, закончившего московский вуз, — и вокабуляра советского человека, сформированного мощным потоком пропаганды, громыхающей словами, которыми разрывают пласты истории, строят гидроэлектростанции и вбивают в землю бетонные сваи социализма ; бе1 том числе и этими огромными, громоздкими, нечело1 (или надчеловеческими) словами Жуков пытался выразить что-то щемящее и конечное, касающееся только индивидуальной судьбы жены, дочери и его самого. Ср.: «Внимание к человеку на письме требует определенного понимания того, как формируется сам человек письма. Авторская позиция, авторский замысел — это не только отражение индивидуальных целей и мотиваций. Человек письма должен был облечь свое „Я“ в те формы, которые были доступны ему и его адресатам, но которые создавались не ими. Таким образом, проблема авторства, выведенная за пределы биографии, в данном случае переносится в иной контекст: 10 О Т С О С Т А В И Т Е Л Я зыскусность и точность его речи позволяют буквально почувствовать то, что происходило семьдесят с лишним лет назад, — замершее от близкого разрыва снаряда сердце, вспыхнувшую и суеверно отогнанную надежду выжить и победить, боль от страха потерять любимого человека, тепло воспоминаний, — почувствовать то, что происходило в душах миллионов фронтовиков, услышать гул войны. Гул беззвучный, ставший письмами. Эпистолярное наследие военного времени (опубликованное или же еще ожидающее своего часа) 2 потенциальные психологические мотивировки авторского письма заменены здесь анализом дискурсивных возможностей автора. Субъектность в итоге проявляет себя в „снятом“ виде — не как противостояние индивида и общества/режима, но как несоответствие между опытом индивида и доступными способами его выражения», и далее: «Понимание интерсубъективности как ключевой социальной основы, обеспечивающей устойчивость жанра военной переписки, позволяет увидеть, как личное и социальное формулируются в процессе письма и формируют письмо» (Голубев А., Ушакин С. Экс-позиция письма: О правилах чтения чужой переписки // XX век: Письма войны. Антология военной корреспонденции / Сост., под ред. С. Ушакина, А. Голубева. Подг. документов Е. Гончаровой, И. Ребровой. М., 2016. С. 15, 19). За последние десятилетия вышло немало, но, с уче2 значимости и важности явления, безусловно недостаточно книг с эпистолярием Великой Отечественной войны: Великая Отечественная война в письмах / Сост. В. Г. Гришин. 2‑е изд., доп. М., 1983; Живая па11 930‑е годы. 19 СЛОВА БЛАГОДАРНОСТИ Э та книга не могла бы состояться без помощи и поддержки многих людей и институций, которым мы хотели бы выразить свою безмерную благодарность. Проф. и проф. Йохен Хелльбек Сергей Ушакин поддержали идею публикации и дали ценные советы относительно ее состава. терпеливо и тщательно занимаАнна Васильева лась расшифровкой писем и дневников. взяла на себя труд собрать Анастасия Меерсон и систематизировать разрозненные воспоминания о семье Г. Ф. Жукова. приложил энергичные усилия к поПавел Полян иску и уточнению биографической и фактической информации, организации взаимодействия с московскими архивами, составлению комментариев к письмам и дружески неизменно поддерживал проект. директор Лариса Рогова, Государственного архива любезно и крайне оперативРоссийской Федерации, но отреагировала на наши запросы и помогла получить интересующие нас архивные данные. Это же касается и руководства Центрального архива Минипредоставившего нам в удобном стерства обороны, электронном формате полную информацию из лич21 ВАЛЕРИЙ АНАШВИЛИ ного дела участника Великой Отечественной войны Г. Ф. Жукова. задал направление поиска и соМихаил Гершзон действовал в обнаружении ценных сведений о дореволюционном прошлом семьи Жукова. и Национальный Зуфар Гатиятуллин архив респомогли получить метричепублики Башкортостан ские записи конца XIX — начала XX веков. преЛотошинский историко-краеведческий музей доставил иллюстративный материал, способствующий визуализации одного из фрагментов биографии Жукова. поделился всеми имеющими1 Лилипутин ся у него данными об истории семьи. неустанно консультировала нас Ольга Эдельман относительно правил воспроизведения рукописного материала (но, разумеется, не несет ответственности за наши упущения). на ранни#26; этапах проекта Кирилл Мартынов предоставил информацию о Жукове, которая не была известна нам прежде. Воплощение задуманного и превращение рукописи в книгу не могло бы состояться без содействия ректора РАНХиГС который подВладимира Мау, держал идею этой публикации и, что гораздо важнее, поддерживает и другие проекты, связанные с политикой памяти и историей страны. Внук старшей сестры Г. Ф. Ж д этой книгой. 23 Г. Ф. ЖУКОВ: БИОГРАФИЧЕСКИЙ ОЧЕРК ВАЛЕРИЙ АНАШВИЛИ День Победы. Мне весело и грустно. Весело потому, что закончена война, кровавая битва. Грустно потому, что нет со мной ни жены, ни дочки, ни родных, потому что я калека и потому что я слишком беден, беден не как нищий, а как раб своей чест‑ ности и человеческой совести и разума. Г. Ф. Жуков. Запись в дневнике от 9 мая 1945 г. Г еоргий Федорович Жуков родился 7 апреля 1908 г. в Башкирии, в деревне Игиш (Но‑ вотроицкое поселение) Зирганской волости Стерлитамакского уезда Уфимской губернии, в се‑ мье крестьянина, и был пятым, самым младшим, ребенком. Новотроевка существует до сих пор: одна улица, несколько изб, вокруг заброшенные поля и редкий лес. В его автобиографии 1953 г. есть 1 Копия автобиографии, как и некоторые другие доку1 советского периода, сохранившиеся в личном деле Г. Ф. Жукова, предоставлены Центральным архивом Министерства обороны. 25 ВАЛЕРИЙ АНАШВИЛИ графа о национальной принадлежности, там написано «русский» . 2 В 1876 г. семь, а через год еще семнадцать крестьянских семей из Тамбовской губернии поселились здесь на земле, арендованной у башкир по цене 30 коп. за десятину в год. И население, и достаток жителей постепенно росли, и в 1894 г. крестьяне приобрели землю в собственность по 7 руб. за десятину, всего 750 десятин . Посе‑ 3 Современное состояние деревни, к сожалению, не 2 позволяет восстановить картину жизни начала XX века — ни с точки зрения экономической, ни со‑ циальной, ни национальной. Согласно переписи 2002 г., 100% жителей деревни Новотроевка до сих пор определяют свою идентичность через принадлежность к титульной нации. Правда, в деревне на этот момент проживал всего 1 (один!) человек. В 2010 г. население увеличилось до 6 человек. В на‑ чале XX века в целом в Уфимской губернии основные национальные группы были распределены следующим образом: башкиры — 41%, русские — 38%, татары — 8,4%. «Покупные цены на земли, вначале очень низкие, 3 по мере прилива переселенцев постепенно возра‑ стают, подчиняясь общему закону спроса и предложения. Так, в 1868 г. земли покупались по 3 руб. от башкир и по 5–7 руб. от частных землевладельцев за десятину; в 1872 г. цены уже увеличиваются от 8 до 10 руб. … в 1879–80 гг. — 16–19 руб. В некото‑ рых же исключительных случаях, например, при покупке только одной усадебной земли, цены на нее до‑ ходили от 25 до 36 руб. за десятину. Теперь же последние цифры стали применимы и к нены в одной могиле. ОДИНОКИЙ ГОЛОС СОЛДАТА ВАЛЕРИЙ ГОР В 7 часов 46 минут утра 25 января 1944 г. вслед за передовыми батальонами 4-й гвардейской и 53-й армий в наступление перешли главные силы 2-го Украинского фронта — началась знаменитая Корсунь-Шевченковская операция. На Северо-Западном фронте, как сообщало Совинформбюро, «в течение 25 января наши войска, продолжая развивать наступление… вплотную подошли к городу Гатчина (Красногвардейск) и завязали бои на окраинах». Восточнее Винницы и севернее Христиновки войска 1-го Украинского фронта «успешно отбивали атаки крупных сил пехоты и танков противника и нанесли ему большие потери в живой силе и технике». 362-я стрелковая дивизия под началом нового комдива генерал-майора Долматова в составе 3-й армии Белорусского фронта держала оборону на стыке с Центральным фронтом, чуть южнее города Бы#26;ова. Артиллерия — искусствовед, писатель, автор книги Валерий Гор «Классическое в неклассическую эпоху. Эстетические аспекты модификации языка изобразительного искусства». 63 ВАЛЕРИЙ ГОР — пишет в этот день — 948-й день «опять загукала», войны — командир взвода 1-й минометной роты 1210-го стрелкового полка этой дивизии, лейтенант Георгий Федорович Жуков, чьи письма до- мой составили эту книгу. Назвать эти три десятка писем уникальными историческими свидетельствами о фронтовой жиз- ни, пусть и из первых рук, нельзя: письма фронтовиков как источник сведений о войне не редкость — в частных и государственных архивах их хранится сотни тысяч. К тому же в письмах лейтенанта с маршальским именем очень мало говорится собственно о фронте, о боях — вообще о воинских делах: то ли военная цензура и идеологическая осторожность играли свою роль, то ли сам Жуков был не из тех, кто станет «трепаться зря», то ли война стала привычной рутиной, в которой один день похож на другой и не часто удается выделить что-то особенное, о чем стоило бы говорить. «Вот уже третий год, как я нахожусь в Красной Армии и больше всего нахожусь на передовой. Мно— отстраненго работаю… Конечно, сильно устал», но пишет он о войне — не о времени, не о событии, но о месте, в которое его привел жизненный путь, ставший боевым. Есть «история элит» — с большими датами, большими именами, — в которой время измеряется царствованиями, битвами, эпохами, запечатленными в грамотах и хартиях, летописях и воззваниях, документах государственного значения. А есть история повседневности, ем — бытия, жизни социума, одинокого голоса человека. 85 ФРОНТОВОЙ «ТРЕУГОЛЬНИК» Приглашение к антропологизации войны ОЛЬГА НИКОНОВА Ч ем дальше в прошлое отодвигается Великая Отечественная война, тем сложнее становятся взаимоотношения, связывающие ее участников, очевидцев и их потомков в культурном пространстве, которое носит имя «вой- на». С одной стороны, с уходом поколения фронтовиков происходит угасание «горячей» коммуникативной памяти , насыщенной чувствами 1 и богатой значениями и противоречиями. Эмоциональная нить, связывающая тех, кто видел и пережил, с современностью, становится все тоньше. С другой стороны, исчезновение последних носителей «живой» памяти открывает сцену для — доктор исторических наук, зав. каОльга Никонова федрой «Отечественная и зарубежная история» Южно-Уральского государственного университета; старший научный сотрудник научно-образовательного центра «Культурно-исторические исследования». См.: Культурная память. Письмо, память 1 Ассман Я. о прошлом и политическая идентичность в высоких культурах древности / Пер. с нем. М. М. Сокольской. М., 2004. С. 54–55. 87 ОЛЬГА НИКОНОВА историков и коммеморативных институтов. На2 изучение и конструирование мемориальной культуры — вот два связанных диалектически процесса, активно происходящих сегодня в России. Можно возразить, что историография Великой Отечественной войны уже давно стала неотъемлемой частью научного дискурса, а современная российская культура памяти о войне в значительной степени является наследницей советских коммеморативных практик, которые имеют очевидную точку отсчета — 1965 г. Однако 3 в обеих сферах сегодня происходят изменения, которые выводят их в качественно новое измерение — антропологическое. Центральной фигурой этого измерения является обычный Человек. Его материальное и духовное бытие на войне — тема новейших штудий по истории войн, лейтмотив знаковых мемориальных кампаний последних лет . «Круглые» юбилеи, которые отмечала Рос4 память. С. 54–55. 2 Ассман Я. См.: Zerrissene Erinnerung. Der Um3 mit Stalinismus und Zweitem Weltkrieg im heutigen Russland. Göttingen, 2010. S. 7–62; ЩербакоПобеда вместо войны? (Накануне 65-летнего ва И. юбилея). http://urokiistorii.ru/current/dates/3222. Здесь можно было бы перечислить целый ряд проек4 реализованных при помощи государственных органов или на основе частной инициативы, — от георгиевской ленточки до стен памяти и военно-исторических реконструкций, от деятельности п дит20 на расстоянье» (С. Есенин, «Письмо к женщине», 1924). 98 ФРОНТОВОЙ «ТРЕУГОЛЬНИК» (письмо от 8 июня 1944 г.). Эти и другие философические #26;рагменты вызывают непреодолимое желание сравнить письма Жукова с оттепельным феноменом «лейтенантской прозы», в которой вечные ценности прокладывали себе дорогу среди хаоса и ужаса войны. Наряду с прочими приемами «перевода» языка войны на язык мира размышления фронтовика о любви и верности, жизни и смерти, природе и красоте служили целям сохранения человеческого «Я», были, по выражению А. Голубева и С. Ушакина, «прививкой от одичания». Завершая размышления над фронтовыми «треугольниками» Георгия Жукова, необходимо отметить, что глубина и многогранность военной переписки только начинает открываться исследователям. Отказ от высокомерной и одновременно наивной убежденности в том, что мы знаем и понимаем о войне всё, и письма с фронта — лишь ужасные и не до конца откровенные картинки, расширяет горизонты интерпретационных возможностей. Антропологизация наших представлений о войне невозможна без внимательного и неторопливого прочтения этих свидетельств событий 1941– 1945 гг. И если когда-то военная корреспонденция сокращала расстояние между фронтом и тылом, сегодня она должна помочь преодолеть разрыв между прошлым и настоящим. Необходимо лишь точнее дет легче. Ну, пока досвиданье. ен ни как нищий, а как раб своей честности и человеческой совести и разума. 191 7/VI‑45 г. Дал полную волю воспит[анникам] 5 кл[асса] в обеде. Вели себя безобразно: всё хватали из рук подавальщиц, выбегали из застола и с прилавка тащили молочную лапшу (Сорокин, Белкин, Петриков и Тро нов). Ставили подстол лапшу — Тронов. Получали лишнюю порцию, как бы на у 1‑й страницы:> Люся, стараюсь выполнить твою п ная грамота, врученная Г. Ф. Жуков ино. Настоящее время 261 Дочь Г. Ф. и А. А. Жуковых Людмила (август 1964 года) 262 ПРИЛОЖЕНИЕ 4 ——— ТЕТРАДЬ ДЕЖУРСТВ РОДИТЕЛЕЙ В ДЕТСКОМ САДУ П Р И Д Е Т С К О М Д О М Е № 1 (1957–1958) 14 марта 1957 г. * Согласно списку дежурств утвержденному на март м-ц я провел дежурство, во время дежурства было охвачено: подготов ка к обеду, проведение обеда, подготовка ко сну и укладывание. Обед прошел хорошо, приготовление обеда поваром хо рошее, шли щи которые дети покушали полностью даже малыши. Во время про ведения обеда руководителями сада было аказано максимум внимания и подхода к каждому ребенку, что сказывается на * В этом приложении публикуются записи родителей, чьи дети воспитывались в детском саду при детском доме № 1 Мосгороно в деревне Костино (Зеленый городок). Орфография и пунктуация оригинала сохранены. сад создавался прежде всего для детей сотрудников детского дома, но также был открыт для семей из соседних деревень. Александра Алексеевна Жуко