Пожалуйста, введите доступный Вам адрес электронной почты. По окончании процесса покупки Вам будет выслано письмо со ссылкой на книгу.

Выберите способ оплаты
Некоторые из выбранных Вами книг были заказаны ранее. Вы уверены, что хотите купить их повторно?
Некоторые из выбранных Вами книг были заказаны ранее. Вы можете просмотреть ваш предыдущий заказ после авторизации на сайте или оформить новый заказ.
В Вашу корзину были добавлены книги, не предназначенные для продажи или уже купленные Вами. Эти книги были удалены из заказа. Вы можете просмотреть отредактированный заказ или продолжить покупку.

Список удаленных книг:

В Вашу корзину были добавлены книги, не предназначенные для продажи или уже купленные Вами. Эти книги были удалены из заказа. Вы можете авторизоваться на сайте и просмотреть список доступных книг или продолжить покупку

Список удаленных книг:

Купить Редактировать корзину Логин
Поиск
Расширенный поиск Простой поиск
«+» - книги обязательно содержат данное слово (например, +Пушкин - все книги о Пушкине).
«-» - исключает книги, содержащие данное слово (например, -Лермонтов - в книгах нет упоминания Лермонтова).
«&&» - книги обязательно содержат оба слова (например, Пушкин && Лермонтов - в каждой книге упоминается и Пушкин, и Лермонтов).
«OR» - любое из слов (или оба) должны присутствовать в книге (например, Пушкин OR Лермонтов - в книгах упоминается либо Пушкин, либо Лермонтов, либо оба).
«*» - поиск по части слова (например, Пушк* - показаны все книги, в которых есть слова, начинающиеся на «пушк»).
«""» - определяет точный порядок слов в результатах поиска (например, "Александр Пушкин" - показаны все книги с таким словосочетанием).
«~6» - число слов между словами запроса в результатах поиска не превышает указанного (например, "Пушкин Лермонтов"~6 - в книгах не более 6 слов между словами Пушкин и Лермонтов)
 
 
Страница

Страница недоступна для просмотра

OK Cancel
Бодров. Фотограф: Ирина Штрих Издание осуществлено при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям Бодров. Петербург Сеанс 2020 УДК 791.44.071 ББК 85.374(2) Б75 Бодров. / Сост. Любовь Аркус. — СПб. : Сеанс, 2020. — 384 c. : ил. — 16+ В книгу вошли сценарии актера и режиссера Сергея Бодрова, а также фрагменты бесед со знавшими его людьми и некоторые материалы к его биографии. ISBN 978–5–6042795–9–5 За помощь в подготовке книги издатель выражает особую благодарность Валентине Бодровой, Сергею Бодрову-старшему и Сергею Сельянову. В оформлении использованы фотографии из семейного архива Сергея Бодрова и архива кинокомпании СТВ. © 2020 Кинокомпания СТВ © 2020 Центр культуры и просвещения «Сеанс» Вступление дмитрий быков Сергей Бодров — связной 1. Русская политкорректность отвратительна. На Западе она тоже лицемерна и малоприятна, но там она все же базируется хотя бы на уважении к меньшинствам или историческим катастрофам. А у нас преобладает забота не о чужой травмируемой психике, а о личной репутации. Именно поэтому наша нынешняя жизнь так безнадежно запутана и все в ней так перемешано. Давайте договоримся, по крайней мере в этом тексте, называть вещи своими именами, и пусть это никого не оскорбляет. Иначе нам никогда не понять феномена Сергея Бодрова, к постижению которого мы ни на шаг не приблизились за четыре с лишним года, отделяющие нас от его трагической гибели. Бодров погиб на съемках фильма «Связной», сценарий которого он написал сам. Съемки шли трудно. Немедленно возникла легенда о кавказской тематике этой истории, о том, что Бодров якобы стал «Кавказским пленником» — очередным русским, которо- го притянули, пленили и убили горы. Выстроился предсказуемый * Впервые опубликовано в журнале Moulin Rouge (2007. № 6). В данном издании печатается с сокращениями. 7 вступление романтический ряд культовых героев русской молодежи — и то сказать, гибель на Кавказе, от русской или чеченской пули, реже от стихии, как раз и служит рыцарю последней легитимацией. Раз герой — должен гибнуть на Кавказе, как Марлинский, Одоевский, Лермонтов, Бодров, как романтический прапорщик Олега Меньшикова в «Кавказском пленнике» Бодрова-старшего. Кавказ в русском сознании — символ, тянущий не на одну диссертацию. Его следует покорять, иначе мы не мужчины, — но чтобы покорить его, надо стать, как он. А этого мы не сможем никогда, ибо это значило бы предать свою мужскую белую сущность. Поэтому максимум того, что можем мы сделать как мужчины, — это на нем погибнуть: высшее проявление мужества, приравниваемое к окончательной победе. Интерпретировать все это в таком полувоенном духе — учитывая еще и боевое название картины — было столь соблазнительно, что Бодров так и попал в реестр жертв и покорителей Кавказа, хотя снимал там несколько обрамляющих и, в общем, проходных эпизодов. Кавказский характер, конечно, присутствует в «Связном» — но интерпретируется скорее иронически, в духе Балабанова, к чьей традиции Бодров по понятным причинам гораздо ближе, чем к лермонтовской или юле-латынинской. История совсем про другое, и она для меня объясняет личность Бодрова лучше, чем многие реальные факты его биографии. После «Сестер» она неожиданна. «Сестры», по-моему, были высшим достижением Бодрова в кинематографе — здесь ему удалось нечто принципиально новое, более важное, чем актерская работа в «Братьях». С «Братьев» и приходится начинать, поскольку именно после них Сергей Бодров стал Культовым Русским Героем. Именно они не толь- ко дали ему стартовый капитал зрительской любви (который, впрочем, можно было и профукать первой же провальной картиной), но и поставили перед труднейшей задачей — личное высказывание с такого пьедестала неизбежно поверялось бы образом Данилы Багрова, 8 Интервью с Сергеем Бодровым‑старшим беседует константин шавловский — Сергей Владимирович, я испытываю понятную неловкость и для начала хотел бы договориться, как мы построим нашу беседу. Может быть, вы сами начнете рассказывать, вам ведь есть что рассказать, — а я потом как-то включусь? — Мне будет удобнее, если вы начнете с вопросов, а потом мы продолжим. — Хорошо… В кинематографических семьях дети обычно бывают на площадке. А как было у вас с Сергеем? — Он был несколько раз в моих экспедициях, на моей первой картине, где ему было… — Лет двенадцать. — Это был 1983 год. Мы снимали на Иссык-Куле. Он был со мной несколько недель. Потом приехал Сергей Соловьев с Таней Друбич. И Серега улетел с ними в Москву. Снимать его мне не приходило в голову. Да и роли все уже были заняты. По правде, я всегда критически относился, когда режиссеры снимают своих детей и очень довольны: «Какой у меня талантливый ребенок!» Я, помню, очень жалел Софию Копполу. Отец ее усердно снимал. Слава богу, она прекратила сниматься и стала хорошим режиссером. — А в первый раз вы сняли Сергея в фильме «СЭР (Свобода — это рай)». Очень его люблю… При мне кто-то подошел к режиссеру Лунгину, сказал: «Здравствуйте, я ваш большой поклонник, 21 воспоминания очень люблю фильм „Такси-блюз“». И тот ответил: «Это все равно что сказать: „Здравствуйте, я большой поклонник вашей бабушки“». — Да, картина «СЭР» получилась. Была продана в сорок стран. — Вот вы Сергея сняли тогда, но, наверное, еще не понимали, что… — Естественно, я не понимал. Я снял его случайно. В фильме была роль молодого зэка. Один съемочный день. Никто не хотел бриться наголо. Я Серегу побрил, хотя он тоже не очень хотел. Он оказался точен и органичен. У него была большая сцена с мальчиком нашим, с Вовой. В окончательном монтаже я сцену сократил. Естественно, он не раскрылся по-настоящему, хотя талант и чувство юмора были. Он стал писать… — А что он, вообще, писал? — Он стал писать лет в четырнадцать и давал мне читать. Я отнесся несерьезно, когда он мне сказал, что хочет пойти учиться на сценарный факультет ВГИКа. Я говорю: не ходи, потому что писать сценарии я тебя научу за один день. Если тебе есть о чем писать, это совсем не сложно. Сначала поживи. И он вдруг написал сценарий. С двумя своими школьными друзьями. О трех приятелях. Интересно было написано. Там были какие-то проблемы, но это было здорово написано. Все было живое, настоящее, и люди были живые, и эта жизнь, которой они жили. Ну а потом случился «Кавказский пленник», и все в нашей жизни перевернулось. Я не мог найти актера на роль молодого солдата, Серега работал у меня ассистентом и искал актеров в Дагестане. Когда он вернулся, я сказал ему, что у нас проблема — нет актера. Он сказал: «Попробуй меня». Я не сразу согласился. Но так бывает — то что близко, не сразу разглядишь. Сделали пробы. Пробы были хорошие. Фильм был непростой, снимали в трудных условиях, но все хорошо кончилось. Меньшиков 22 Мы разговариваем о Сергее Бодрове Сергей Сельянов, продюсер Почему я не могу о нем говорить? Я спрашиваю себя: а почему, собственно, я ни одного интервью не дал после того, что случилось? Понятно, что это очень больная тема для меня, тяжелая, по-настоящему. Но такое ощущение, что и еще почему-то. Я редко в себе копаюсь. И все равно постараюсь сосредоточиться на этом. Меня часто спрашивают, как я работаю с Балабановым. Ну как? Говорю: там длинновато, тут жмет. Объясняемся на пальцах. часто спрашивают, как зародился замысел «Брата». Поехали на «Кинотавр», посмотрели с Балабановым «Кавказского пленника». Меня пробила Сережина роль, он сам, его существование в картине. Я не думал, не анализировал. Что-то просто билось у меня в голове. Потом я уехал, а Леша остался. И на следующий день мне Леша звонит: «Ты знаешь, я поговорил с Сережей, предложил ему делать фильм вместе». В тот же момент я понял, что меня било. Понял, что фильм будет и что он будет очень хороший. Вот и все. И с этим ощущением я жил дальше. А мне этого обычно бывает достаточно. Материал подготовлен в 2007 году. 27 воспоминания Вчера мы разговаривали со Светой Бодровой по телефону. Говорили о разном. В том числе и о Сереже. Обычный разговор, не какой-то там трагический, мы так часто разговариваем, как будто ничего и не было… Я вообще не могу о нем говорить, потому что он был мне очень близким человеком. Я с ним то старшим братом чувствовал себя, то младшим — в каких-то ситуациях он был очень зрел. Но незадолго до того, как все случилось, я понял, что не знал его вовсе. Мы все-таки не были родственниками, откровенные разговоры каждую ночь до утра не вели, не бывали в переделках, где решался вопрос жизни и смерти. Поэтому я знал, что у него есть какие-то дверцы, закрытые для других. С одной стороны, он открытый человек, которого можно спросить о чем угодно, а с другой стороны… Но я не представлял, что там, за этими дверцами, просто не думал об этом. Не разгадывал загадку личности Сережи. Вот так живешь, живешь… Два раза он мне так… приоткрылся. Мы много и долго обсуждали сценарий «Связного», он несколько раз его переделывал, я советовал, говорил, как лучше, он соглашался. Но какие-то вопросы оставались без ответа. И вот буквально перед его отъездом у нас с ним состоялся разговор, и после этого разговора я понял, что в нем есть какая-то огромная глубина, о которой я и не подозревал. Я понял тогда, что у Сережи нет второго слоя. У людей обычно два слоя, а у него второго нет. Зато есть третий слой — бездонный. Я, как человек ответственный, не умею говорить про то, чего не знаю и не понимаю. Я почувствовал что-то, и у меня захватило дух. И вот о том, что я почувствовал, я не могу говорить. Я понял, почему он хотел поставить «Морфий» по Булгакову (в свое время он мне показал сценарий, и я тогда его страшно 28 Сестры при участии сергея бодрова‑старшего и гульшад омаровой СИЗО. День У серых металлических ворот следственного изолятора толкались, как обычно, родственники, в стороне стояла привычная очередь с сумками к окошку передач. Было жарко, окна в машине были открыты, но выйти Дине не разрешали. Дядя Миша курил снаружи, мама нервничала, красила губы и поправляла прическу. Ма-ам, ну можно выйти, я писать хочу… — Господи, ну неужели ты посидеть не можешь, скоро уже… Время тянулось медленно, какая-то тетка разревелась возле окошка. — Пятый месяц уже, сколько можно… У кого же узнать… Потом пришел Толя. — Ну, скоро уже. Сейчас одного выписывают, потом Алик. — Господи, долго-то как… — вздохнула мама. Тут вдруг ей захотелось заплакать, и она судорожно стала махать на глаза, чтобы не потекла тушь. Дина еще понаблюдала за милиционерами, за цыганской семьей в бархатных камзолах, и тут ее пронзила одна догадка. — Мама, а ты знаешь, что это — тюрьма? — шепотом спросила она. Мама после паузы посмотрела на нее как на ненормальную. 77 сценарии — Чтобы я этого слова от тебя больше не слышала. И снова стала пудриться. А потом Дина увидела, что идет папа. Такой же красивый и независимый, как всегда, с сигареткой, только в трениках и кроссовках, на плече — спортивная сумка. — Вон, вон папа! Все бросились навстречу, мама выскочила, а Дина все никак не могла справиться с дверью. Это было особенно обидно, тем более, что она увидела его первая. — Пааапа! — заорала она изо всех сил. И тут уж они бросили целоваться и поспешили к ней, и папа ее поднял на руки, и они поцеловались тоже. Тушь у мамы, естественно, потекла, а еще сверху Дина отметила завистливый взгляд грустного цыганского мальчика. Когда уже начали усаживаться, подошел какой-то парень, которого Дина не знала. Но дядя Миша поднял стекло, так что она особенно ничего не слышала, а сам вышел. — Здравствуй, Алик. — Здравствуй. — С выпиской тебя. — Вам того же. — Алик, тема насчет казны возникла. — У кого? — Костя спрашивает. — Казну менты забрали. Пусть у них спрашивает. — Алик, говорят, что не забирали. Надо возвращать казну как-то. * 78 Связной Зона Женщины говорят в камеру. Титры — Меня в крытку перевели. И на следующий день кипеж поднялся. Девчонка одна в побег ушла. Из крытки, на рывок! Такого не было у них отродясь. Нас кум тряс двое суток… Но и захотел бы кто — сказать нечего. Не делилась она ни с кем… — Девка дерзкая была. Весь концлагерь наш вверх дном перевернула. Суки прыгали, как каштанки в цирке. Ищи ветра в поле! Проверки потом чуть не из Москвы приезжали… — Я сама ее не знала… Говорили разное, что генерал какой-то летчик у нее был, вертолет из Чечни угнал и за ней прилетел. Была басня, что охрану газом каким-то она усыпила, а старуха одна божилась, что на метле ее видела. Причем старуха-то — воровка с понятиями, зря врать не будет… — Вот фотография… — протягивал кому-то карточку Армен. — Не знаете ее? — Красивая девчонка… 143 сценарии Дагестан. Утро В ущелье между двумя синими горами раскинулся аул. Солнце выстреливает тремя мощными лучами, и из радиоточки сразу включается мулла. Из-за косогора появляется стадо баранов, за ним два человека, отец и сын. Ильяс вчера вернулся из армии. На нем дембельский мундир с аксельбантами и золотыми погонами. Отец шутит, дергает его за полу, тот уворачивается. За перевалом открывается другая долина. Ее пересекает автомобильная дорога. Это трасса Ростов — Баку. Пастухи некоторое время смотрят вдаль, в ту сторону, где по шоссе мчатся грузовые фуры, пролетают два черных «мерседеса». Ильяс отворачивается и видит собаку, огромного кавказца, который несется к ним от пастушеской будки с загоном. Они кидаются друг другу навстречу, Ильяс хватает собаку за уши, хохочет, отбивается. Из будки появляются братья и дядя. Все обнимаются. Пастбище. Вечер Смеркается. Пастухи сидят у костра, говорят по-даргински. Они жарят мясо, кто-то аккуратно ломает сыр. Вдруг начинает лаять собака, двое вскакивают — совсем рядом проскользнула змея. Ильяс с братьями, осторожно вглядываясь в траву, идет следом. — Зачем она тебе? — окрикивает его дядя. — Поймаю ее сейчас. — Кто сердце живой гадюки съест, тот храбрым будет, — добавляет брат. — Если его самого змеиное племя не сожрет! Это старая сказка, только на дураков не действует. — Э, правда, брось, сынок. Ильяс, улыбаясь, продолжает вглядываться в траву… — Ушла, гадюка… 144 Морфий «Давно уже отмечено умными людьми, что счастье — как здоровье: когда оно налицо, его не замечаешь. Но когда пройдут годы — как вспоминаешь о счастье, как вспоминаешь!» Пишущая рука поставила восклицательный знак в желтой странице дневника. На столе лежали папиросы, спички, стетоскоп, руководство по акушерству и гинекологии Додерляйна, стояли склянки с камфарой и кофеином. Рядом с кожаным саквояжем — завернутые в марлю торзионные пинцеты и небольшой черный браунинг. Из трубы граммофона звучала музыка «Фауста». Титр Молодой человек с огромным чемоданом, баулом через плечо и докторским саквояжем спустился с дощатого перрона станции Сычевка. Накрапывал серый мелкий дождь, который пропитал здание станции, лошадей, редких пассажиров и уснувшего в телеге мужичка. Доктор подволок к нему багаж и окликнул. Тот долго озирался, потом суетливо обежал вокруг телеги и бестолково стал укладывать вещи на сено. Доктор уселся, достал папиросы. Тронулись. Титр 224 морфий Дорога была самой скучной из всех безнадежных дорог, которые только бывают в средней полосе России. Жухлость, бурьян, сырость. От холода и дождя зуб на зуб не попадал. — Слышишь, братец, останови где, у кустов… Возница не отвечал. На много верст кругом не было ни души, казалось, что в этот момент между небом и землей двигаешься только ты один. Доктору было двадцать четыре года, хотя выглядел он моложе, чего, конечно, стеснялся. Оттого он носил строгий пробор и тугие галстуки. Хотя он уже успел провести с дюжину ампутаций по фронтовым госпиталям, университет он кончил совсем недавно. До срока, как и все его одногодки в 1916‑м, он вышел ратником ополчения второго разряда. — Останови уже, друг, где-нибудь, право, мочи нет… Лошадь встала, будто и не двигалась. Доктор Поляков, путаясь в пальто, заметался по дороге, сначала к одной обочине, потом к другой. Что-то похожее на кусты, может, и виднелось вдалеке, но нога провалилась в лужу. Поляков чертыхнулся и пристроился, где был, уворачиваясь от ветра. Заметил, как возница, прямо возле телеги, не спеша управляется со своими мудреными крестьянскими одеждами, обвел глазами неровный горизонт и корявые вербы и вдруг столкнулся взглядом с двумя ездоками на подводе, выползшей из-за пригорка. Впрочем, они смотрели куда-то мимо, были то ли мужского, то ли женского полу, не разобрать, оба имели отрешенные, по‑монгольски непроницаемые лица. Поляков порядком смутился, особенно когда, поравнявшись, один из них снял шапку и сложился пополам. Правда, другой лишь коротко сплюнул. Это вроде бы и была баба. Доктор застегнулся, влез обратно и приказал трогать. Что писали о Сергее Бодрове о фильме «брат» Сергей Лаврентьев В наше кино пришел человек, которому суждено стать олицетворением Времени и Поколения. И очень хорошо, что Бодров‑младший не артист. Игра ему противопоказана. Он должен просто быть. И если в «Кавказском пленнике» органичность этого кинобытия оказалась убедительнее блистательного таланта Олега Меньшикова, то в «Брате» с Бодровым сопоставить некого. Говорить о фильме — значит говорить о нем. И уже говорят. Особой критике подвергается эпизод, в котором юный Багров—Бодров грубо пресекает нагловатую попытку кавказцев проехать без билета в питерском трамвае. До смерти испугав воинствующих безбилетников, парень и произносит то самое слово, употребление которого считалось прерогативой рыночных торговок. Причем — и это особо настораживает противников фильма — никакого режиссерского осуждения ни здесь, ни после произнесения фразы не следует. ‹…› На основании этого создателей ленты обвиняют в пропаганде межнациональной розни и едва ли не в фашизме. Между 277 материалы к биографии тем в вещах, раздражающих наших «пи-си», и проявляется поражающая новация этого фильма и этого характера. Надо быть уж очень озабоченным проблемами современных межнациональных отношений, чтобы не разглядеть, на мой взгляд, главное в характере, открытом Балабановым и Бодровым. Багров из «Брата» — это Мачек Хелмицкий из шедевра Анджея Вайды, фильма «Пепел и алмаз». Их роднит чувство неразделенной любви к Родине. Разница между ними, разумеется, тоже есть. И существенная. Но она — тема отдельного разговора. Сейчас важнее увидеть общность. В 1958‑м Збигнев Цибульский стал символом той романтической трагедии, в которую География превратила Историю послевоенной Польши. В 1997‑м у Сергея Бодрова‑младшего есть все основания стать олицетворением той драмы, что произошла в результате исторических изменений отечественной географии. чем не новый цибульский? // культура. 1997. 17 июля Алла Боссарт Данила — мастер. Настоящий профи в области убийства. Как и всякий настоящий профи, уверен в ремесле и охотно пускает его в ход в форс-мажорных ситуациях. При этом он русский, то есть душевный профи, жалеет своего братана-киллера и прется от Бутусова. Приголубит потрепанную разведенку и даст бабок маленькой шалаве, чтоб ширнулась от души. И он, конечно, новый русский профи. Ноль рефлексии. Безмятежен, как корова. Довольно соблазнительно было увидеть в нем кавказского пленника на гражданке. Изящная экстраполяция, как многие досочиненные критиками сюжеты. Взяв Сережу Бодрова с его 278 Что отвечал Сергей Бодров из интервью разных лет Я не знаю, новый он герой или что-то в этом роде… Я думаю, что он должен нравиться. Я сам к нему сложно отношусь. Как-то не хотелось произносить слова «гнида черножопая». Я никогда бы в жизни так не сказал. Но особенного спора не было, потому что это же не я говорю, а мой герой. В эпизоде с кавказцами в трамвае мне не хотелось произносить слова «гнида черножопая». Я прекрасно понимал, что это роль, но все равно… Может быть, меня ломало потому, что я не актер. Но Балабанов убедил меня — ведь действительно эти слова произносятся, их говорят не монстры, не чудовища, их иногда говорят практически все. И если на это не обращать внимания, легче-то не станет. И в социальном смысле это точное попадание — не очень приятное для всех, но точное. Знаю, что Данилу часто упрекают в том, что он примитивен, прост и незамысловат… Ну, отчасти я с этим согласен. Но у меня на его счет в мозгу возникает некая метафора: мне представляются люди в первобытном хаосе, которые сидят у костра в своей пещере и ничего еще в жизни не понимают, кроме того, что им нужно питаться и размножаться. И вдруг один из них встает и произносит очень простые слова о том, что надо защищать своих, надо уважать женщин, надо защищать брата… 313 материалы к биографии Мне не нравится слово «инстинкт» — какое-то оно животное. Но если любовь к родине — инстинкт, и тяга к справедливости — инстинкт, тогда можно говорить о том, что герой действует именно на этом уровне. Я очень рад, что о таких понятных вещах пришлось говорить мне. Я чувствую, что сказать это было необходимо именно сейчас… Мне кажется, что существует жажда, такое кислородное голодание не от отсутствия силы, жестокости, обреза под курткой, а от отсутствия некоего слова закона, справедливости, что ли, пусть превратно понятой, оболганной, исковерканной… Я не относился так уж серьезно к тому, что ему приходится нажимать на курок… На войне много сомнительных в нравственном отношении парадоксов, если только не появляется понятие «враг». В «Брате» стреляют друг в друга не потому, что не хотят разговаривать, а потому что — враги, и разговаривать невозможно… должно существовать для человека, который делает кино, запретов: «это нельзя, это можно». Можно все, если ты сам за это отвечаешь… Я отвечаю за моего героя и не отказываюсь ни от одного его слова, ни от одного поступка, хотя все это режиссер придумал. самое страшное — потерять то, из чего ты состоишь… Взять себя за горло я не позволяю никому, в том числе и жизни. Хотя я фаталист. Но фатальна не жизнь, а судьба. Есть точка, где ты обязателен… Детство — самое важное и потрясающее время в жизни человека. И я стараюсь не забывать про то, каким был я, чего хотелось мне… 314 сергей бодров Рабочие записи заметки к сценарию фильма «морфий» Действующие лица «Явления жизни»: — женщины заключенные; — солдатки на аборты; — соседи: лаун теннис, фотографирование; — больные (дауны), м. б. один мальчик; — граммофон; — Влас играет «Беса ме мучо» (модную пластинку могли подкинуть соседи, приезжий художник, проездом из Аргентины); — «Хочу в Америку уехать…»; — настоящий фильм 1916–1917 года. Моменты Соседи благополучные и богемные, но положительные. Революция их сносит. Поляков вписывается. Женщина делает минет, а у него время укола. Встреча с евреем-фельдшером в аптечном пункте. Анна начинает колоться. Анна с фельдшером уезжают в сан. поезде. «Я не заслужил света, но заслужил покой». «Если прощать всякое зло, то нечем будет платить за добро». 337 материалы к биографии Кадры Пролет по комнате, как в «Сэлебрэйшен» [«Торжество», реж. Томас Винтерберг, 1998 — примеч. ред.]. Человек смотрит на стоящего рядом, например, снизу вверх, а потом камера, к.  б. субьективная, поднимается на кране. Т.  е. собеседник улетает, или его не было вовсе. Вообще субьективная камера и войс овер [англ. voice over — закадровый голос — примеч. ред.]… Потолок перевернутой камерой — суб. кам. Потолок в зеркале (перешагиваешь через косяки и люстры). дублирующая камера (типа «Джеки Браун» — повторяющиеся эпизоды с разн. тчк. зрения) или просто ч. б. взгляд из-под потолка в ключевых сценах, но возникающий потом, как воспоминание. Звуки Может делать музыку сильнее. Иногда кажется, что производимый тобой звук слышит весь мир — ест, ломает ампулу. Мелодии из сна в явь, накладывающиеся звуки. Если все-таки «современность», то, может быть, она все равно проявляется. Музыка Фауст, Аида, Травиата, Отелло, Дон Карлос, церковное пение. 338 Ледник. Хроника событий по материалам журнала «кинопроцесс» и лент информагентств 14 сентября 2002 года Сергей Бодров и оператор Даниил Гуревич вылетают из Москвы, чтобы выбрать съемочные объекты. Первая смена назначена на 19 сентября. Съемочный период в горах должен продлиться две недели. В журнале «Кинопроцесс» (№5/6, 2002) второй оператор группы «Связного» Игорь Гринякин отмечает: «Бодрову с Даней очень понравились ущелье, ледник. Это красивое место. Там по двадцать пять раз на дню меняется состояние природы. Место, где везде есть первый план и постоянно присутствует долина. Место объемное, идеальное для съемок…» 15 сентября 2002 года Остальные участники группы выезжают во Владикавказ поездом. сентября 2002 года 22:00. Общий сбор группы Сергея Бодрова в гостинице. Обсуждается первый съемочный день и общий график съемок. 19 сентября 2002 года Первый съемочный день в женской колонии. 07:00. Группа фильма «Связной» выезжает на место съемок в колонию строгого режима под Владикавказом. Весь день 343 материалы к биографии снимают эпизод с Анной Дубровской и Александом Мезенцевым. По сценарию герой Мезенцева приходит к сидящей в тюрьме героине Дубровской. По традиции после первого кадра на удачу бьют тарелку. Первый съемочный день заканчивается в половине одиннадцатого, на три часа позже, чем запланировано. 20 сентября 2002 года 06:00. Киногруппа собирается на первом этаже гостиницы, что- бы отправиться в горы для съемок эпизода возвращения одного из главных героев из армии в родной аул. На место съемок группу, которая передвигается на шести автомобилях, сопровождают шесть бойцов ОМОНа и машина ГАИ. Прибыв на место, группа вынуждена долго ждать специальный транспорт, который должен поднять их на гору, и артистов конного театра, чьи лошади должны участвовать в съемках. Из-за многочисленных задержек начало съемочного процесса откладывается с девяти часов утра на час дня. Съемки заканчиваются около семи часов вечера из-за недостатка света — небо затягивают тучи, темнеет. 19:45. Несколько членов съемочной группы (Игорь Гринякин и два ассистента оператора Наталья Вотрен и Сергей Шульц) выезжают в направлении гостиницы на одной из машин. Их сопровождает один омоновец. Уезжая из ущелья, Игорь Гринякин видит в окне «холодную вспышку». Все пассажиры этой машины выживут, также как и оставшиеся на горе заместитель директора картины Дмитрий Шибнев, администратор Сергей Сафронов и четыре сотрудника ОМОНа. По официальной версии глыба льда сорвалась со скалы на горе Джимара (высота горы — 4800 метров, высота скалы — 4300) 344 После Кармадона Обычно наш главный редактор говорит нам на планерках: «Если вы выйдете на улицу и у десяти человек спросите, кто это, и люди ответят, что да, знают такого, тогда пишите». Нет, наверное, в нашей стране и десяти человек, не знающих Сергея Бодрова. 20 сентября, я уверена, все, кто любит, не любит, просто завидует или, наоборот, «делает жизнь с него», — вздрогнули все. И все сказали: «Не может быть». Почему-то не верилось в то, что именно с ним такое может случиться. Может, оттого что он с самого начала как-то сразу стал на «свое место». Киноведы, литературоведы, социологи, политологи — все спорят о том, кто он, герой нашего времени, и многие утверждают, что нет его вообще — такое, мол, время, что и героя не породило. Но если есть время, значит, и у него есть герой, как повелось с тех пор, когда Михаил Юрьевич Лермонтов словами обозначил это явление — «герой нашего времени». Это не титул, не заслуга, это просто факт. А факт, как известно, не бывает ни положительным, ни отрицательным. Он просто есть, и все. Сергей Бодров просто есть. И все. елена скворцова-ардабацкая , «московский комсомолец» Когда уходит человек, много для нас значивший, все в его предшествующей жизни начинает казаться символичным и не 356 после кармадона случайным. Так и с Сергеем Бодровым. И то, что он «кавказский пленник». И то, что «последний герой». Все точки риска, связанные с реальной войной и мужскими играми, кажется, совсем не случайно оборачиваются смертельной игрой природы. Хотя совершенно ясно, что Сергей Бодров‑младший попал в кино именно случайно — благодаря своему отцу и тезке, известному режиссеру. Попал не по блату, а в силу стечения обстоятельств производственной кинематографической кухни. Бодров-старший не мог отыскать партнера суперпрофессионалу Олегу Меньшикову на «Кавказском пленнике» и решил попробовать сына-непрофессионала, историка-искусствоведа. Попадание оказалось снайперским, а следующее экранное появление в «Брате» Алексея Балабанова мгновенно сделало из вчерашнего дебютанта звезду всероссийского масштаба. Эта звезда зажглась на небосклоне почти потухшей кинематографии. Остались хорошие актеры — давно нет актеров-символов. Ни один из киногероев, кому сегодня под сорок, не может похвастаться тем, что стопроцентно узнаваем или что воплощает «дух поколения»: само выражение кажется теперь старомодным и почти забыто. Однако младшему на десять лет Сергею Бодрову удалось выразить что-то в этом роде. И то, что он профессионально не учился актерству, говорит, что его вела к этому судьба. К тому, чтобы, будучи интеллигентным московским парнем, воплотить комплексы и неврозы провинциалов, имеющих счастье и несчастье жить в новой России. Не той, где «нормальная жизнь в нормальной стране». А той, где нищета, социальное неравенство, культ оружия, криминалитет и Чечня. Где Данила — «наш брат», а девиз «сила не в деньгах, сила в правде» мы тащим в продажную Америку вместе с ксенофобией и расизмом. Если бы эта метафора уже не была раз использована, можно было бы сказать, что персонаж Бодрова — это новый герой «безгеройного 357 сергей бодров Сочинение на тему: «Восемь событий, которые оказали на меня влияние, или Как я вырос хорошим человеком» Все эти события произошли в первые шестнадцать лет моей жиз- ни. Честно говоря, после этого меня ничего особенно не взволновало… очень много думают о жизни, но знают о ней очень мало. Поэтому в голове у них гораздо больше, чем они видят или могут спросить. То есть их внутренний мир гораздо больше и богаче внешнего. Когда я был маленьким, я считал себя очень умным. По крайней мере, мне было сложно представить человека умнее меня, кроме разве что нескольких взрослых. Это ощущение прошло, когда я прочитал книгу Толстого «Детство. Отрочество. Юность». Меня поразило, что то же самое и теми же словами вспоминает о себе писатель. Примерно в то же время я узнал о бесконечности вселенной. Тогда я понял, как много существует маленьких внутренних миров и какой необъяснимый большой мир они образуют… Однажды я украл у товарища машинку. Играть в нее я не смог. Начал ужасно мучиться. Про это узнала мама и посоветовала 372 сергей бодров. сочинение на тему позвонить родителям того мальчика. Стыд был чудовищным, сама мысль о звонке — непереносимой, но я решился. Тогда я понял, что мужественные поступки совершать труднее, чем постыдные, но зато они делают тебя сильнее… Однажды я поехал в лагерь пионерского актива, потому что был влюблен в пионервожатую. До этого я был в лагере только один раз, но сбежал. Здесь меня назначили знаменосцем. Мне очень нравились белые перчатки, красная лента через плечо и пилотка, но выяснилось, что в конце церемонии передачи знамени его надо будет целовать. Это показалось мне немного противоестественным, тем более, сказать честно, к тому моменту я еще ни разу не целовался. В общем, назначение не состоялось. Кроме того, я не вел общественную жизнь, мне не нравилась игра «свечка», и я так и не научился играть на барабане. Ничего дурного я не делал, но активисты меня возненавидели. Пришлось снова уехать. Тогда я понял, что даже если ты хороший человек, это не значит, что все тебя будут любить… Однажды мы с друзьями сидели после уроков в школьной раздевалке. Мимо проходила учительница младших классов, которая решила, что мы лазили по карманам. Началось разбирательство. О случае воровства объявили на родительском собрании. Оправдываться было невозможно, даже родители засомневались. До этого мне приходилось врать, но, как правило, неудачно. Поэтому сила и авторитет правды были для меня несокрушимы. Но тогда я понял, что даже если ты прав, то это вовсе не значит, что тебе будут верить. Оказалось, что за правду надо бороться… Фильмография актер 1986 Я тебя ненавижу в роли мальчика в конном клубе. Реж. Сергей Бодров‑старший 1989 СЭР в роли заключенного колонии. Реж. Сергей Бодров‑старший 1993 Белый король, красная королева в роли почтальона. Реж. Сергей Бодров‑старший 1996 Кавказский пленник в роли Ивана Жилина. Реж. Сергей Бодров‑старший 1997 Брат в роли Данилы Багрова. Реж. Алексей Балабанов 1998 Стрингер в роли Вадика. Реж. Павел Павликовский 1999 Восток-Запад. в роли Саши Васильева. Реж. Режис Варнье 2000 Брат 2 в роли Данилы Багрова. Реж. Алексей Балабанов 2001 Давай сделаем это по‑быстрому в роли Димы. Реж. Сергей Бодров‑старший 2001 Сестры в роли парня из джипа. Реж. Сергей Бодров‑младший 2002 Война в роли капитана Медведева. Реж. Алексей Балабанов 2002 Медвежий поцелуй в роли Миши. Реж. Сергей Бодров‑старший сценарист Сестры при участии Сергея Бодрова‑старшего и Гульшад Омаровой Связной Морфий фильм был поставлен Алексеем Балабановым в 2008 году режиссер 2001 Сестры 377 Избранная библиография 1. Павлихина В. Чеченская элегия // Сегодня. 1996. 3 апреля. 2. Пленник горы и заложник успеха // Искусство кино. 1996. № 6. Плахов А. 3. Богопольская Е. Интервью с Сергеем Бодровым // Русская мысль. 1996. № 4128. 4. Смирнов И. Меньшиков и Бодров‑младший в плену у Гиллера // Экран и сцена. 1996. 12–19 сентября. 5. Позняк Т. Сергей Бодров: новый «Взгляд» // Невское время. 1996. 21 декабря. 6. Косульников А. Просто Бодров (младший) // Домовой. 1997. № 2. 7. Младший — не значит худший. Интервью с Сергеем Бодровым // Ванденко А. Premiere. 1997. № 3. 8. Брат. Интервью с Сергеем Бодровым // Матадор. Алексеев И., Иозефавичюс Г. 1997. № 4. 9. Васильева Ж. Не валяйте дурака, дуралеи! // Литературная Газета. 1997. 18 июня. 10. Колодижнер А. После премьеры // Экран и сцена. 1997. 26 июня — 3 июля. 11. Чем не новый Цибульский? // Культура. 1997. 17 июля. Лаврентьев С. 12. Гладильщиков Ю. Сюжет для небольшого убийства // Итоги. 1997. № 23. 13. Белова В. Брат в натуре. Интервью с Сергеем Бодровым // Кинопарк. 1997. № 7. 14. Матизен В. Скромное очарование убийцы // Сеанс. 1997. № 16. 15. Боссарт А. Сон на поражение // Сеанс. 1997. № 16. 16. Дроздова М. Киллер как знак общественных гарантий // Сеанс. 1997. № 16. 17. Страбыкин А. Брат брату — брат // Экран и сцена. 1997. № 25. 18. Молодые годы Бодрова‑сына // Кинопарк. 1997. № 5. Кантемирова З. 19. Дондурей Д. «Не брат я тебе, гнида…» // Искусство кино. 1998. № 2. 20. Манцов И. Строгий юноша // Искусство кино. 1998. № 2. 21. Марголит Е. Плач по пионеру, или Немецкое слово «Яблокитай» // Искусство кино. 1998. № 2. 22. Никифорова В. Сын без отца // Русский телеграф. 1998. 9 июня. 23. Трагедия русского либерализма // КоммерсантЪ. 1999. № 210. Маслова Л. 24. Медведев А. Киллер с детским лицом. Интервью с Сергеем Бодровым // Om.ru. 2000. 378 избранная библиография 25. Любарская И. Младший. Интервью с Сергеем Бодровым // Vogue. 2000. № 4. 26. Сергеева Ж. «Кто во мне только не скрывается…» Интервью с Сергеем Бодровым // Кинопарк. 2000. № 6. 27. Гладильщиков Ю. «Брат 2» // Итоги. 2000. № 23. 28. Кумир молодого поколения. Интервью с Сергеем Бодровым // Штепина О. МК‑Бульвар. 2000, 11 октября. 29. Морганатический брат // КоммерсантЪ. 2000. № 84. Маслова Л. 30. Сапрыкина О. Сергей Бодров «Брата 2» на двух сестер променял. Интервью с Сергеем Бодровым // Комсомольская правда. 2000. № 231. 31. Мацайтис С. «Брат 2»: Взгляд из Литвы // Lietuvos rytas. 2001. 16 января. 32. Савельев Д. Не младший. Интервью с Сергеем Бодровым // Premiere. 2001. Май. 33. Касьяникова Г. Бодров‑2. Интервью Сергея Бодрова // Аргументы и факты. 2001. № 3. 34. Кожевникова Н. «Жизнь интереснее, чем любое произведение искусства. Поэтому и первый дубль на съемках — всегда лучший». Интервью с Сергеем Бодровым // Pulse. 2001. Февраль. 35. Косульников А. Бодров нам брат, но свобода дороже // Башня. 2001. Февраль. 36. Семенова Е. Bodrov и его сестры. Интервью с Сергеем Бодровым // Аргументы и факты: Суббота — воскресенье. 2001. № 18–19. 37. Абросимова А. «Братья» и «Сестры» Сергея Бодрова. Интервью с Сергеем Бодровым // Итоги, 2001. № 29. 38. Казаков А. Sestra.doc. Интервью с Сергеем Бодровым // Афиша. 2001. № 8. 39. Казаков А. О фильме «Сестры» // Афиша. 2001. № 8. 40. Бродзкий В., Сапрыкина О. В чем сила? В ньютонах! Интервью с Сергеем Бодровым // Комсомольская правда. 2001. № 97. 41. Сидлин М. «Сестры» показаны в Венеции. Интервью с Сергеем Бодровым // Независимая газета. 2001. № 167. 42. Берлина М. «Сестры» и «Братья» // Невское время. 2001. № 104. 43. «Я решил немного притормозить». Интервью Сергея Бодрова // Денисова М. Семь дней. 2001. № 38. 44. «Брат» повез «Сестер» в Венецию. Интервью Сергея Бодрова // Плахов А. КоммерсантЪ. 2001. № 155. 45. Данилкин Л. Балабановский стрелок // Ведомости. 2001. № 81. 46. Время дождя // Кинопарк. 2001. № 6. Костылев А. 47. Леонова Е. Лицо на майке // Экран и сцена. 2001. № 21. 48. Машкова А. Детские ответы и папино кино // Экран и сцена. 2001. № 22. 49. Дебют года: «Сестры» Сергея Бодрова // Культура. 2001. № 49–50. Машкова А. 379