Пожалуйста, введите доступный Вам адрес электронной почты. По окончании процесса покупки Вам будет выслано письмо со ссылкой на книгу.

Выберите способ оплаты
Некоторые из выбранных Вами книг были заказаны ранее. Вы уверены, что хотите купить их повторно?
Некоторые из выбранных Вами книг были заказаны ранее. Вы можете просмотреть ваш предыдущий заказ после авторизации на сайте или оформить новый заказ.
В Вашу корзину были добавлены книги, не предназначенные для продажи или уже купленные Вами. Эти книги были удалены из заказа. Вы можете просмотреть отредактированный заказ или продолжить покупку.

Список удаленных книг:

В Вашу корзину были добавлены книги, не предназначенные для продажи или уже купленные Вами. Эти книги были удалены из заказа. Вы можете авторизоваться на сайте и просмотреть список доступных книг или продолжить покупку

Список удаленных книг:

Купить Редактировать корзину Логин
Поиск
Расширенный поиск Простой поиск
«+» - книги обязательно содержат данное слово (например, +Пушкин - все книги о Пушкине).
«-» - исключает книги, содержащие данное слово (например, -Лермонтов - в книгах нет упоминания Лермонтова).
«&&» - книги обязательно содержат оба слова (например, Пушкин && Лермонтов - в каждой книге упоминается и Пушкин, и Лермонтов).
«OR» - любое из слов (или оба) должны присутствовать в книге (например, Пушкин OR Лермонтов - в книгах упоминается либо Пушкин, либо Лермонтов, либо оба).
«*» - поиск по части слова (например, Пушк* - показаны все книги, в которых есть слова, начинающиеся на «пушк»).
«""» - определяет точный порядок слов в результатах поиска (например, "Александр Пушкин" - показаны все книги с таким словосочетанием).
«~6» - число слов между словами запроса в результатах поиска не превышает указанного (например, "Пушкин Лермонтов"~6 - в книгах не более 6 слов между словами Пушкин и Лермонтов)
 
 
Страница

Страница недоступна для просмотра

OK Cancel
Jane T. Co stlow Heart-Pine Russia Walking and Writing the Nineteenth-Century Forest Cor nel l Universit y Press Ithaca and L ondon 2013 Д жейн Т. Ко с тлоу Заповедная Россия Прогулки по русскому лесу XIX века Academic Studies Press Библ иоРоссика Бос тон / Санкт-Пе тербу р г 2020 УДК 7.04:630 ББК 85:43 К72 Перевод с английского Людмилы Речной Серийное оформление и оформление обложки Ивана Граве В оформлении обложки с любезного разрешения Алексея Васильева использована картина Олега Васильева «Автопортрет со спины», 1971 Костлоу Дж. Т. К72 Заповедная Россия. Прогулки по русскому лесу XIX века / Джейн Т. Костлоу ; [пер. с англ. Л. Речной]. — СПб.: Academic Studies Press / БиблиоРоссика, 2020. — 376 с. : ил. — (Серия «Современная западная русистика» = «Contemporary Western Rusistika»). ISBN 978-1-6446954-4-9 (Academic Studies Press) ISBN 978-5-6044709-7-8 (БиблиоРоссика) Ни в одной стране мира нет столько лесов, как в России, и это отразилось в ее культуре и истории. Исторически леса служили и защитой от захватчиков, и убежищем от государственной власти, а в XIX веке стали предметом научных исследований и литературных описаний. Джейн Костлоу рассказывает о том, чем был лес для русской национальной и духовной идентичности в период активного поиска форм выражения этой идентичности. УДК 7.04:630 ББК 85:43 © Jane T. Costlow, text, 2013 © Л. А. Речная, перевод с английского, 2020 © Cornell University Press, 2013 © Academic Studies Press, 2020 ISBN 978-1-6446954-4-9 © Оформление и макет ISBN 978-5-6044709-7-8 ООО «БиблиоРоссика», 2020 Иосифу, Розе, Марине и Наташе — моим проводникам по «настоящей» России Благодарности Одной из главных радостей этого проекта стала его междисциплинарная природа: я не задумала бы его — и уж тем более не осуществила — без великодушия и поддержки коллег, друзей и членов моей семьи. На кафедре междисциплинарных исследований в колледже Бейтс Карл Штрауб, Джилл Рейх и Дон Харвард посодействовали моему начинанию в административном и интеллектуальном плане. Мой путь на факультете окружающей среды начался в тот момент, когда Карл Штрауб узнал, что я читаю курс под названием «Природа в русской литературе», и на сегодняшний день этот путь привел меня в штат факультета; это счастье — работать в коллективе, где экологи, химики и экономисты интересуются русскими романами и историей отношений человека с природой. В самом начале я получила грант Philips, академический отпуск и именную кафедру от Исследовательского фонда Кристиана А. Джонсона для особой поддержки междисциплинарной научной деятельности. Многочисленные гранты Фонда поддержки профессуры колледжа Бейтс (прежде называвшегося Фондом Шмутца) позволили мне регулярно приезжать в Россию и посещать не только библиотеки, но и леса под Орлом, Санкт-Петербургом и Нижним Новгородом. Коллеги по всему свету стали для меня источником вдохновения, информации и доброжелательной критики. Том Ньюлин, Том Ходж, Эми Нельсон, Дуглас Вайнер, Стивен Брэйн, Рэйчел Мэй, Джим Паракилас и Крис Или — все они помогли придать этому проекту форму посредством диалога и через свой собственный творческий взгляд на русскую культуру и мир русской природы. Маша Литовская и Елена Трубина предоставили возможность на раннем этапе Благодарности 7 поделиться результатами моих «лесных трудов» на конференции по гендерным конфликтам и их отражению в культуре, проходившей в Екатеринбурге. Мощный призыв к научному обсуждению, осуществленный Арьей Розенхольм, поддержал меня и посодействовал этому проекту не в меньшей степени, чем ее собственные исследования вселенной русской природы. Третья глава этой книги является значительно переработанным и расширенным рассмотрением вопросов, которые я впервые осветила в 2003 году в статье для «Russian Review»; я благодарна откликнувшимся на нее коллегам и незнакомым читателям. От своих соратников с факультета окружающей среды в Бейтс я получала поддержку и различные советы; Холли Эвинг с особенным удовольствием обсуждала со мной самые разные вещи: от торфяных болот до выстраивания аргументов. Увлечение Маргарет Эвинг Д. Н. Кайгородовым доставило мне большую радость и стало живым примером того, как чья-то научная работа может отозваться в самых неожиданных областях. Динеш и Лия смирились с проектом, поглощавшим столько внимания их матери, пока они из школьников превращались в замечательных молодых людей, которыми стали сегодня; моего супруга Дэвида следует вечно благодарить за его юмор и терпение, а его дотошность как историка — за то, что хронология у меня не хромает. Этот проект получил дружескую и научную поддержку также и в России: коллектив библиотеки Санкт-Петербургской лесотехнической академии проявил необычайную доброжелательность и отзывчивость при работе с трудами Кайгородова; профессор академии Григорий Редько горячо одобрил объединение в одно целое литературных и научных данных о лесе XIX века. Библиотекари в Бунинской библиотеке Орла также были чрезвычайно любезны; особенно я хочу поблагодарить сотрудников краеведческого отдела, а также Юлию Вячеславовну Жукову, которая помогла раздобыть несколько изображений Орла для этой книги. Коллектив Музея И. С. Тургенева встретил меня чаем с пряником, когда я впервые нагрянула из Москвы в Орел в середине 1980-х, еще будучи выпускницей. Их гостеприимство оказалось типичным для этого городка: студенты и коллеги из Педагогического 8 Д ж е й н Т. К о с т л о у университета раскрыли двери своих домов для потока студентов из Бейтса; Наталья и Николай Вышегородских помогли больше узнать об экологии Полесья. В их собственной деятельности в качестве учителей и экологических активистов проявляется желание жителей Орловщины сохранить свои корни. Елена Ашихмина, с которой мы познакомились лишь незадолго до окончания проекта, сразу же щедро поделилась различными рассказами и фотографиями, за что я ей безмерно благодарна. Наконец, мой нижайший поклон — орловским коллегам, ставшим друзьями, практически членами семьи: Иосифу и Розе Кесельман, предоставившим мне подлинный дом — не просто угол, где голову приклонить, а место, где можно отдохнуть и затеять лучшие на свете беседы, перескакивающие от истории этих мест к приготовлению варенья и обсуждению старых русских фильмов. Марина Шимченок стала импресарио многих моих вылазок на русскую природу: сначала она вывезла меня со студентами в Полесье, а как только поняла, с кем имеет дело, повезла нас в Болхов, Курск, Оптину пустынь и множество других мест, увековеченных в тургеневской прозе. Чтобы хорошо понять Тургенева, полезно увидеть описанные им пейзажи: прежде всего Спасское-Лутовиново с его изящными липами и со вкусом отреставрированной анфиладой комнат, но в то же время с полями и лесами, простирающимися в даль за прудом. Наконец, Наташа Захарова была нашим неутомимым гидом по флоре и фауне Орловщины: с ней мы пережили дождь, грязь и комарье в походах вдоль Орлика и по Полесью, а еще благодаря ее сыскным способностям в этой книге появились потрясающие изображения липовой аллеи в центре города начала XX века. Эта книга не появилась бы на свет без бесед с перечисленными выше друзьями из Орла. Во время моей первой поездки в Орел в 1988 году русская компания на вокзале в Москве казалась шокированной тем, что я тащу молодых американцев в какое-то захолустье. Мое представление о русской глубинке было сформировано преимущественно байками о пьянстве и нищете. Насколько далеко это оказалось от реальности! Для меня было честью и удовольствием посещать этот город с несколькими поколениями студентов Бейтса, которые неизмен- Благодарности 9 но (почти неизменно) влюблялись в него. Я посвящаю эту книгу Иосифу, Розе, Марине и Наташе, которые в некотором роде познакомили меня с «настоящей» Россией. Я благодарю за помощь в подготовке русского издания моей книги Людмилу Речную, Ирину Знаешеву и Ксению Тверьянович за их выдающуюся работу над переводом, редактурой и получением необходимых разрешений на публикацию иллюстраций. Я также признательна Бейтс-колледжу и Издательскому фонду Кларка Гриффита за финансовую поддержку публикации. Моя отдельная благодарность Алексею Васильеву за разрешение использовать прекрасную картину его отца, Олега Васильева, для оформления обложки. Введение Из дома вышел человек С дубинкой и мешком И в дальний путь, И в дальний путь Отправился пешком. <...> И вот однажды на заре Вошел он в темный лес. И с той поры, И с той поры, И с той поры исчез. Даниил Хармс, 1937 год [Хармс 1997: 57] Выгляни той ночью в конце апреля 1973 года жители центрального района Орла из окон своих квартир, им бы открылось невероятное и для многих печальное зрелище. Еще в XIX веке этот отвесный берег Оки украшала целая липовая аллея, представлявшая собой юго-западную границу городского парка. С давних пор с Орлом связано множество литературных ассоциаций, формирующих индивидуальность города и его атмосферу: Н. С. Лесков, один из его сынов, заявлял, что «Орел вспоил на своих мелких водах столько писателей, сколько не поставил их 1 на пользу Родины никакой другой русский город» . По местной легенде, И. С. Тургенева маленьким возили в коляске по тропинкам этого парка; высокие кроны лип, кленов и каштанов обере1 Цит. по: [Афонин, Сидельникова 1962]. Один из авторов этого небольшого сборника гравюр и очерков местной истории, Л. Н. Афонин, в дальнейшем упоминается в моем рассказе о противодействии местной интеллигенции планам вырубить липовую аллею в центре города. Я благодарю за этот подаренный томик Люсьена Вейсброда — он был в числе тех, кто оказывал регулярное содействие в моих поездках в Орел. Введение 11 гали его полуденный сон, рассеивая свет, который иначе разбудил бы его. Парк, ставший уличной колыбелью будущего певца русской природы, был заложен в 1822 году по приказу губернатора Орловской губернии. К 1971 году парк с липовой аллеей стал частью привычного пейзажа города с населением в 300 тысяч человек. Несмотря на разруху, последовавшую за Гражданской войной и немецкой оккупацией, парк и его липы выстояли. А теперь во тьме апрельской ночи их должны были срубить ради расширения городской площади. Мраморный Ленин на постаменте прямо перед областным отделением партии будет теперь оглядывать свои разросшиеся владения: ничто не станет закрывать ему вид на драматический театр, который вскоре возведут здесь в стиле высокого модернизма и назовут в честь Тургенева. Колыбель юного писателя была, по крайней мере частично, разрушена, заменена парадными пространствами, более подходящими современной советской государственности. Липам — важной части того, что один из местных жителей назвал восхитительной «таинственностью» парка, — пришел конец 2 . Впервые я услышала историю этих деревьев не на каком-то публичном мероприятии, а на тесной и уютной кухне коллеги, преподававшего английский в местном университете. Его жена Роза, в равной степени искусная рассказчица и повариха, потчевала меня историями о своем украинском детстве и замужней жизни сначала в Сибири, а затем в Орле; она же первой расска2 Факты из истории парка и связанных с ним литературных ассоциаций почерпнуты из книги [Власова 1984]. Разбивка парка началась в октябре 1822 года по приказу губернатора Н. И. Шредера; официальное открытие состоялось в мае следующего года. Власова включает Толстого, Тургенева, Лескова, Марко Вовчок, И. А. Бунина и Л. Н. Андреева в список писателей, оставивших воспоминания о парке. Толстой посещал Орел во время работы над романом «Воскресение», содержащим описание городской тюрьмы; эта тюрьма располагалась на месте нынешнего парка развлечений — на противоположной липовой аллее стороне парка и парадной площади [Власова 1984: 9, 30]. Также я благодарна за возможность пообщаться в августе 2011 года с Е. Н. Ашихминой, местным историком, чьи статьи об Орле вкупе с коллекцией архивных фотографий мне очень помогли. Среди прочего смотрите ее: [Ашихмина 2011]. Глава 1 Прогулки по лесам с Тургеневым Вероятно, все мы — неисправимо неприкаянные создания, никогда до конца не чувствующие себя дома ни в темноте влажного леса, ни на пастбище под открытым небом, вечно пытающиеся объединить то и другое в <...> идиллическую рощу тенистых дубов, пересекающих буколический луг. Дональд Ворстер. Природная экономика: история экологической мысли [Worster 1994] При всем блеске, культуре, утонченности и западничестве своем все-таки это русский скиталец. Борис Зайцев. Столетие «Записок охотника» [Зайцев 1952] Было время — от которого нам остались средневековые летописи и обрывочные воспоминания, облаченные в форму пословиц и поговорок, — когда большая часть центральноевропейской Руси была покрыта лесами. К XIX веку непроходимые лесные площади уменьшились и сдвинулись к северу — прелестная зеленая полоска в атласе 1893 года Федора Арнольда становится лишь бледно-оливковой на юге, с сужающимся клинышком «25–35 % лесного покрова» в центральных районах, окружающих Москву. Хотя западные территории империи оставались густо покрытыми лесами, масштаб гибели зеленых насаждений в других областях стал причиной растущего беспокойства. Один из авторов «Московского журнала по агрономии» в 1842 году поминал некое «золотое время», когда московские земли были П р о г у л к и п о л е с а м с Ту р г е н е в ы м 35 покрыты «вековыми, необозримыми лесами» [Цеплин 1842: 5]. И. С. Тургенев, бродивший по долам и весям родного Орла, всего в каких-то 325 километрах к югу от Москвы, был потрясен тем, насколько поредели тамошние леса и как плохо это скажется на них, охотниках: «В Орловской губернии последние леса и площадя — исчезнут лет через пять, а болот и в помине нет; в Калужской, напротив, засеки тянутся на сотни, болота на десятки верст, и не перевелась еще благородная птица тетерев...» [Турге1 1960–1968а, 4: 7] . В тургеневской цитате сопоставляются два соседствующих административных округа и их поразительно несхожие панорамы: орловские крепостные трудятся на барщине, а калужские платят оброк; калужские живут в крепко скроенных сосновых домах, а орловская деревня — скопище дрянных осиновых избенок. В этом отрывке противопоставляются разные жизненные порядки, без попытки докопаться до причин этих различий; здесь описывается пейзаж, где можно довольно быстро перейти от нищеты к относительному благополучию. Одним из характерных различий этих мест является их лес: сразу за границей Орловской губернии расстилаются огромные вековые калужские леса, а в самом Орле деревьев практически нет. Тургенев бесчисленное количество раз пересекал эту границу как охотник и писатель; его рассказ «Поездка в Полесье» отсылает нас к западу — северо-западу от его фамильного имения, в калужские леса, в самые дебри древней чащи. «Поездка в Полесье» была впервые опубликована в «Библиотеке для чтения» за октябрь 1857 года; упоминает же Тургенев ее еще в 1850 году, в примечании к одному из рассказов из своих «Записок охотника», «Певцам», — видимо, он много лет работал над этой задумкой урывками. Одно время он хотел отправить ее своему приятелю С. Т. Аксакову для готовившегося им сборника охотничьих рассказов; в письмах друзьям он называет ее то рассказом, то очерком. Закончил он ее не в России, а уже во 1 «Хорь и Калиныч», откуда и взята цитата, — первый рассказ Тургенева из цикла «Записки охотника», впервые опубликованного в 1847 году. Глава 2 Заповедная Россия Мельников-Печерский и святые места в лесах Под этой дымкою густою, Сквозь этот занавес лесов Все видится необычайно: Как будто бы облечена Непроницаемою тайной Непроходимая страна. Игумен Антоний (А. П. Бочков). Поэма Зеленецкий лес (1850-е) Есть ли еще заколдованные леса на свете? Н. Боев. Картины лесной жизни (1871) На страницах «Русского вестника» за декабрь 1871 года читатели могли ознакомиться с подборкой литературных «картин лесной жизни» ныне забытого Н. Боева. Эти зарисовки, преподнесенные автором как «эпизоды из неоконченной повести», описывают приключения и случаи из жизни городского жителя, получившего европейское образование русского по фамилии Ельновский. Путь его лежит в сердце русских северных лесов, в места, кажущиеся полной противоположностью суетному, подчеркнуто современному Петербургу. Ельновский возвращается в свои фамильные земли и обнаруживает в русской глубинке «настоящую жизнь» и «удивительный народец». Проведенный в эту реальность безымянным бородатым стариком, возникшим из-за какого-то дерева, Боев рисует картины, которым суждено стать чередой откровений для читателей-горожан, напоминающей «Картинки с выставки» Мусоргского (1874) в изображении Заповедная Россия 69 хрестоматийных образов некоей исконной русской жизни, сокрытой в мире одновременно загадочном и пугающе знакомом [Боев 1871: 578–579, 591–592] 1 . Хотя многие центральные мотивы повести Боева обнаруживаются и в тургеневской «Поездке в Полесье» — будь то сама дорога, непроходимые северные заросли, отсылки к российской истории, крестьянин, возникающий и исчезающий в чаще, — «Картины лесной жизни» в значительной мере определяются религиозной системой координат, преимущественно отсутствующей в тексте Тургенева. Боевский лес ассоциируется с православным иночеством и монахами-отшельниками средневековой Руси — Нилом Сорским — и исихазмом (духовной практикой безмолвной, бессловесной молитвы), оглашаемыми церковными песнопениями лесными полянами, монастырскими стенами «незыблемой твердыни веры и молитвенных храмов», а вовсе не с «гордыми», как подчеркивает Боев, и запятнанными кровью замками средневековой Европы (или же колониями для ссыльных Нового Света). Фактически эти леса находятся в сотнях километров на северо-восток от тургеневского Полесья, по сути же боевский лес располагается и того дальше от грозной чащи, описанной Тургеневым в 1857 году. Покрывало Изиды сменил кадильный дым. Повествование Боева приглашает в лес, взращенный на истине и религиозной традиции. Тургеневское повествование, смею предположить, целиком об отчуждении от мира леса. Аллюзии Тургенева касательно характеристики местности и исцеления тонки и изящны: купол деревенской церкви — едва ли не 1 Мне не удалось ничего разузнать о том, кто такой Боев, — только то, что его короткие рассказы и путевые заметки печатались в журналах «Русский вестник», «Отечественные записки» и «Заря» в конце 1860-х и начале 1870-х годов. Явное противопоставление европейских феодальных замков русскому созерцательному общинному существованию присущи славянофильской риторике таких авторов, как И. В. Киреевский. Смотрите его письмо к графу Е. Е. Комаровскому «О характере просвещения Европы и о его отношении к просвещению России» [Киреевский 1861: 275–277]. См. также: [Walicki 1975: 137–139]. Глава 3 География потерь Лесной вопрос в России XIX века Лес! Сколько при этом слове представляется картин, роскошных образов, и сколько поэтов обращали свои думы на этот таинственный мир, где дендрометр с антипоэтическою точностью измерил стволы дерев и где неумолимый лесничий провел просеки, визирные линии и иcчислил запас насаждений! Но одно другому не мешает... А. С. Дилетантизм в лесоводстве [А. С. 1850] Наши газеты завладели одним вопросом, который, как скоро нет под рукою достаточного материала для передовой статьи, непременно является на сцену; вопрос этот — лесной. Вырубает, мол, Русь православная свои дремучие леса и ведет народонаселение к неминуемой гибели — вот тема, на которую давно уже пишется много и часто. Е. Треймут. Выгодно ли для лесовладельца лесной местности вести правильное лесное хозяйство? [Треймут 1871] Тургеневские «Записки охотника» начинаются с признания потерь: «В Орловской губернии последние леса и площадя — исчезнут лет через пять, а болот и в помине нет» [Тургенев 1960–1968а, 4: 7]. Рассказ «Хорь и Калиныч» — не то чтобы о гибели лесных массивов, но повествование о человеческих судьбах в нем помещено в достаточно тревожную атмосферу исчезновения леса. Обычно мы в подобном ключе эти очерки не воспринимаем, но так называемый экологический вопрос на самом деле часто поднимается в «Записках охотника». Как отме- 130 Гл а в а 3 чает Алек Пол в своем разборе этих рассказов, в них «имеет место бесконтрольная вырубка деревьев и осушение болот, в то время как водозаборные плотины приходят в негодность, границы и собственники земель меняются и даже вырастают фабричные производства» [Paul 1987: 122]. Но Тургенев открыто о разорении не заявляет — оно лишь становится такой же частью описываемого им среднерусского пейзажа, как и летняя жара или тенистый берег для рыбалки. Липовую аллею пощадил «безжалостный топор русского мужика» в рассказе «Мой сосед Радилов»; дворяне-охотники из «Льгова» стреляют столько уток, сколько их компании домой не увезти, пока не оказываются по шею в пруду, в окружении всплывших мертвых утиных тушек, когда их утлая лодка все-таки переворачивается. Взгляд Тургенева в этих историях несентиментален, но в то же время восприимчив к невероятной красоте Центральной России; природная катастрофа (студеная бесснежная зима) валит целый лес деревьев, а местные лесничие даже не знают, на что пустить эту древесину, уже гниющую на земле, «словно трупы» [Тургенев 1960–1968а, 4: 214] 1 . В 1841 году, за шесть лет до начала публикации Тургеневым «Записок охотника», московский «Журнал сельского хозяйства и овцеводства» познакомил читателя с переводом выступления немецкого лесовода Готлиба Кёнига, призывавшего к сохранению лесов. С. А. Маслов, редактор журнала и главный поборник сельскохозяйственных нововведений в России, вставил собственные, полные тревоги слова в конец речи Кёнига: все ухудшающаяся картина вырубки лесов, уменьшение площадей лесных угодий и негативные последствия данных явлений имели непосредствен2 отношение и к России . В течение года журнал Маслова на1 Имела ли эта губительная зима какое-то отношение к неурожаю, упомянутому в «Однодворце Овсяникове»? В этом рассказе благочестивый крестьянин-земледелец «почитал за грех продавать хлеб — божий дар, и в 40-м году, во время всеобщего голода и страшной дороговизны, роздал окрестным помещикам и мужикам весь свой запас» [Тургенев 1960–1968а, 4: 62]. 2 Степан Алексеевич Маслов (1793–1879) провел 30 лет на посту ответственного секретаря Императорского московского общества сельского хозяй- Глава 4 Опускаясь в глубину Владимир Короленко и северный лес ...И если я Не подменяю прежних чувств своих, Еще тогда, оставя за спиной беседку, Ликующий, богаче королей, Я горечь ощутил, заметив, как Нависло небо и замолкнул лес. Уильям Вордсворт. Сбор орехов (1800) В июле 1890 года, почти через двадцать лет после выхода в печать мельниковской эпопеи, В. Г. Короленко (1853–1921) в компании двух племянников решил повторить путь своего предшественника в сердце заповедных лесов, к северу от расположенного на Волге Нижнего Новгорода. Автор и его молодые попутчики отправились вверх по течению реки Ветлуги на пароходе под названием «Любимчик», добрались по суше до озера Светлояр, считавшегося местом чудесного спасения и укрытия града Китежа, и вернулись на Волгу, спустившись по извилистому Керженцу. По пути Короленко общался с бурлаками и рыбаками, с одним даже прорыбачил ночь на сеже и выслушал рассказ о балованной девочке-приемыше, которую приютила скорбящая по умершему сыну семья. Он дошел по крутой, заросшей тропинке до кладбища раскольников, преодолел недоверие и неприязнь жителей прибрежных деревень и разделил трапезу с иеромонахом находящегося в упадке, практически разрушенного старообрядческого монастыря. Рассказ об этой поездке, озаглавленный Короленко «В пустынных местах», одновременно путевые замет- Опускаясь в глубину 185 ки и очерк по истории культуры, наблюдения и думы, байки глубинки и размышления современного русского горожанина. Проза струится, словно речные воды, по которым сплавляется Короленко, легко переходя от описания внезапной потасовки (когда оказалась ненужной бурлацкая тяга) к полемическому пересмотру отношения к прославленным Мельниковым-Печерским местам. В названии рассказа Короленко обыгрывается слово «пустынный», отсылающее одновременно к понятиям «пустынь» и «пустой». Местная чащоба и исполнена смыслов, и позаброшена: полна легенд и культурной значимости, но покинута процветавшими здесь ранее общинами (как и на страницах романа Мельникова). Заброшена теперь в определенной степени по вине Мельникова-бюрократа, который, как выразился Короленко, «очень хорошо описывал, но уничтожал еще лучше» [Короленко 1953–1956, 3: 114]. Путь Короленко приводит его в конкретные земли, но в то же время и в Русь воображаемую: в избегающей оценок манере он тщательно описывает наступление новых реалий и перемен, духовное наследие и его приближающуюся погибель, то, что им самим было обозначено как «мечта народа» «среди этих темных, молчаливых лесов, наполненных жуткими воспоминаниями и могилами убиенных и принявших огненное венчание». «В пустынных местах» Короленко стоит читать по целому ряду причин, среди которых не последнее место занимает замечательное сочетание ностальгии по славному прошлому и неловкого облегчения от осознания того, что этому пришлому наступил-таки конец. В жанровом отношении проза Короленко, по русской традиции относимая к публицистике, напоминает своим стилем повествования знакомую американскому читателю художественную прозу о природе, объединявшую в себе детальные описания пейзажей с философствованиями на тему взаимоотношений человека и окружающего его мира. Как еще столетие назад писал в своей опередившей время работе А. Б. Дерман, рассматривая фрагмент «В пустынных местах», «это более, чем картинка, более, чем прием изображения “оживления” и “ожидания” природы: это определенное и своеобразное восприятие взаимо- Глава 5 За разрушенным образом Озаренные леса Михаила Нестерова Уделять внимание — значит воображать... Именно в образе, притягивающем или притупляющем наше внимание, нам предъявляют мир. Ричард Р. Нибур. Спор об интерпретации: моральный груз воображения (1985) В том же 1890 году, когда Короленко опубликовал «В пустынных местах», живописец М. В. Нестеров (1862–1942) завершил полотно, которое положило начало будущей серии картин, посвященных Сергию Радонежскому, русскому «лесному» святому, православному отшельнику, чья жизнь в северных лесах в трудах и молитве стала символом духовного и политического возрождения. Творчество художника Нестерова стало практически синонимом своего рода сентиментального славянофильства; в его дореволюционных произведениях преобладает лирический взгляд на религиозных подвижников северных земель, являющий собой особую разновидность направления, которое куратор Русского музея в Санкт-Петербурге В. А. Леняшин назвал русским национальным романтизмом [Lenyashin 2005: 24]. Вот почему работы Нестерова напоминают русскую версию того, что Энтони Смит именовал «этнопейзажем», — «некоей территории», ассоциируемой с событиями, сформировавшими народную идентичность, землей, наделенной «мощными эмоциональными связями 1 и культурными значениями» [Smith 1999: 150] . На пороге рево1 См. также: [Smith 1987]. За разрушенным образом 229 люции нестеровские пейзажи с религиозными фигурами говорят о ностальгии по древнерусскому иноческому прошлому; его полотна кажутся неотъемлемой частью реакционного патриотизма и сопротивления переменам, ознаменовавшим последние десятилетия правления династии Романовых. И в то же время они обладают неоспоримой художественной ценностью, изображая взаимоотношения между человеком и окружающим его миром. Как отмечает тот же Смит, этнопейзажи действуют на зрителя за счет создаваемого ими ощущения «эмоциональной и физической безопасности», пожалуй особенно сильного в эпохи стремительных перемен [Smith 1999: 149]. Это, безусловно, является одной из причин непреходящей популярности подобных картин. В числе прочего Нестеров проиллюстрировал и китежскую легенду, и сцены из романа Мельникова-Печерского о старообрядческом быте, представил картины монашеской жизни Русского Севера и образы святого Сергия. Его цикл работ, посвященный Сергию, возвращает нас в древнерусское прошлое, делая его актуальным и современным: мальчик, встречающий у дуба закутанную фигуру, — самый знаменитый православный святой, но в картине нет ничего, помимо ее названия, что указывало бы на XIV век, — есть что-то чрезвычайно знакомое и бытовое в этой 2 встрече привычного и сакрального . Нестеровские изображения Сергия Радонежского значимы для понимания русского леса по многим причинам. Во-первых, это выразительные образы героя, являющегося олицетворением отшельничества в лесах северо-восточной части Европейской России, воссоздающие в эпоху конца царской России представление о месте и святости. Они пользовались невероятной популярностью в России, став символом национальной идентичности и православных традиций и транслируя образ освященной 2 О том, как успешно сакрализировались обычные пространства, читайте разбор Бендена Лэйна [Lane 2001: 65–72]. Глава 6 Измерения, поэзия и педагогика на природе Дмитрий Кайгородов и русский лес Встань! Оторвись от книг, мой друг! К чему бесплодное томленье? Взгляни внимательней вокруг, Не то тебя состарит чтенье! Уильям Вордсворт. Все наоборот (пер. И. Меламеда) [Вордсворт 2017: 443] В грязи садов и огородов Уж появился Кайгородов — Пришла весна. Студенческий фольклор Стишок звучит панибратски в хорошем смысле. Библиотекарь в Лесной академии сразу записала мне его на обороте библиотечной заявки, как только узнала, что я интересуюсь отцом русской фенологии, который был также профессором лесной технологии. Она сказала, что это студенческий фольклор о Дмитрии Никифоровиче и его легендарных прогулках по окрестностям академии. Он же цитируется у Льва Разгона: мемуарист и бывший узник ГУЛАГа, написавший в 1983 году хвалебную статью о Кайгородове, Разгон считал, что этот стишок высмеивает фенологические походы. Кайгородов умер в 1924 году, но напоминающая о нем поговорка прижилась; надо сказать, что парк, в котором самый знаменитый русский фенолог ежедневно гулял, с его времен очень мало изменился. Зажатые между возвышающимися железнодорожными путями в северной части 278 Гл а в а 6 Санкт-Петербурга, на землях, граничивших с промышленными районами начала XX века, обширные территории Лесной академии стали зеленым оазисом для обеденных прогулок, удивительно тихим лесным уголком посреди бетона и забитых автомобилями шоссе, ведущих к северу от города. Есть здесь изящное классическое главное здание, напоминающее о том, что находишься в Петербурге; есть за ним и функциональная кирпичная коробка, напоминающая, что век сейчас двадцать первый. Ухоженная же территория парка может похвастаться коллекцией, насчитывающей более тысячи наименований деревьев и кустарников; парк был основан в 1827 году и пережил не только революцию и Гражданскую войну, но и блокаду Ленинграда и моро1 до минус 43 градусов по Цельсию [Buligin, Firsov 1996: 33–35] . Есть здесь и местные виды, и растения из Восточной Азии, даже что-то с территорий Скалистых гор — как если бы леса со всего мира прислали своих изысканных послов в этот наиболее европейский и плотно заселенный из русских городов 2 . В апреле 1917 года судьбоносное возвращение Ленина из Финляндии осуществлялось совсем недалеко от традиционных мест прогулок Кайгородова, здания с колоннами и тихого парка. В России начинаешь жалеть о том, что говорить не могут не только стены. Гуляя по парку прохладным утром в июне 2004 года, я лишь частично осознавала, скольким могли бы поделиться мои без1 Дендрарий и парк охраняются как объекты культурно-исторического и природного наследия — что тем не менее совсем не обязательно сказывается на их финансировании. Об их истории можно почитать на сайте Лесотехнического университета. URL: https://spbftu.ru/botanicheskij-sad-ltu/vtoraya-podstranitsa (дата обращения: 27.10.2020). 2 Коллекция включает в себя образцы флоры шести флористических областей из 54 точек Северного полушария (по подсчетам А. Л. Тахтаджяна). Только 63 вида (5,5 %) встречаются в природе в окрестностях Петербурга. Преобладают (348 таксонов) представители лесов Восточно-Азиатского региона (юг России, Дальний Восток, Корея, Япония, Китай), затем представители флоры циркумбореального региона (Европа, Сибирь, Канада), Восточного побережья Северной Америки и Скалистых гор. Меньше всего представлены Средиземноморье и Ирано-Туранская область (174 таксона, по большей части садовые разновидности) [Buligin, Firsov 1996]. Заключение О, деревянная музыка старого чистого леса! Первый существ разговор, колыбель человеческой речи! Заболоцкий Н. А. Поэма «Птицы» (1933) [Заболоцкий 1991: 253] Камера фокусируется на лесной опушке: мы медленно двигаемся слева направо, отмечая полосы разных цветов, от бледнокремового цвета полей цветущей гречихи до сине-зеленого — елей, мимо берез, молочные стволы которых прячутся за другими деревьями и в сумраке лета. Двигаемся дальше, по разбитой и размытой дороге, а затем делаем паузу, вглядываясь в лес — сосны, кроны которых расположены далеко за рамками кадра, из-за чего мы видим только множество темных стволов и поднимающиеся высоко вверх ветви. В этой темной роще стоит дом, отделенный от нас сосновым палисадником. В оконном пролете отражается падающий откуда-то свет. Камера отъезжает вниз так быстро, что голова плывет, и фокусируется на молодой паре, лежащей в зарослях дерна и некошеных трав. Мужчина, откинувшийся на земле возле сидящей рядом женщины, спрашивает, кого она хочет — мальчика или девочку. Ответа мы не получим; вместо этого последние минуты фильма Андрея Тарковского «Зеркало» мы наблюдаем, как она отводит взгляд в сторону дома, а затем вновь смотрит на нас. От почти погребенной в буйстве лета пары камера движется туда-сюда по гречишному полю, вдоль разбитой дороги, по земле — по трухлявым стволам и заброшенным следам человеческой жизни: горшкам, стаканам, столбам ограды, кускам брезента. В финальном кадре картины пожилая женщина с двумя детьми идет нам навстречу через гречиху. Стремительные пассажи «Страстей по Иоанну» резко 322 Д ж е й н Т. К о с т л о у обрываются, мальчик внезапно останавливается, чтобы испустить протяжный вопль, словно призывая своих партнеров по игре в прятки. Они с сестрой и старухой продолжают свой путь по океану зерна. И тут камера отводит нас в другом направлении, обратно в темень леса. Теплое сияние поля затихает по мере удаления от него, застилаемое иссиня-черными стволами. Кругом безмолвие — только три коротких свистка: лесные обитате1 приветствуют ночь . «Зеркало» Тарковского помещает своих зрителей в разветвленную вселенную параллельных реальностей, в которых память противостоит прекрасному, но безжалостному «сейчас». Ничто не ушло безвозвратно в мире, где усопшие вдруг возникают в нашем поле зрения, вызывая теплые чувства или возмущение. Тарковский заканчивает картину, исследуя грань — между полем и лесом, воспоминаниями и опытом, молодостью и старостью. Когда камера задерживается на доме в лесу, с его сияющими окнами, нам рисуют символ прочности, который тут же рассыпается: кровля сгнила, тазы в колодце проржавели, столбы, обозначавшие границу (владений? приличий?), склоняются к земле, опутанные травой. Какие-то маниакальные беготня и метания по полю, пикирующие броски камеры от сосен к малахиту мха, а потом в темноту и безмолвие — все это может служить визуальной аллегорией человеческой жизни, подкрепляемой полифонической мощью «Страстей по Иоанну» Баха, следующими за ними потусторонними звуками и безмолвием финала. Мы остаемся в лесу, в темноте и безмолвии; загадочные вспышки света, наполняющие фильм, прекращаются — и мы оказываемся в мире вертикалей и повторяющихся свистов, чтобы задуматься, пока еще возможно, что все это значит. Энтони Смит считает, что «только историческая родина может обеспечить чувство эмоциональной и физической защищенности, необходимое гражданам государства», и что национализм «всегда подразумевает установление контроля над территорией или борьбу за него» — контроля символического, культурного, 1 «Зеркало». Режиссер А. А. Тарковский. 1974. Мосфильм. Источники А. С. 1850 — А. С. Дилетантизм в лесоводстве // Лесной журнал. 1850. № 18. Арнольд 1850 — Арнольд Ф. К. О собрании материалов для лесной статистики России // Лесной журнал. 1850. № 5. С. 37–38; № 6. С. 45–46. Арнольд 1893 — Арнольд Ф. К. Русский лес: В 3 т. (4 ч.). Т. 1. СПб.: Издание А. Ф. Маркса, 1893. Ахматова 1976 — Ахматова А. А. Стихотворения. Л.: Лениздат, 1976. Белокуров 1892 — Белокуров С. А. Преп. Сергий Радонежский и Троице-Сергиева лавра в русской литературе (Материалы для полной библиографии). М.: Типография Снегиревой, 1892. Белый 1981 — Белый А. Петербург. М.: Наука, 1981. Богданов 1904 — Богданов М. Н. Из жизни родной природы: Зоологические очерки и рассказы М. Н. Богданова, профессора Санкт-Петербургского университета. СПб.: Типография Ю. Н. Эрлих, 1904. Боев 1871 — Боев Н. Картины лесной жизни: Эпизоды из неоконченной повести // Русский вестник. 1871. Декабрь. С. 556–599. Брайтвин 1897 — Дружба с природой. Рассказы Элизы Брайтвин в изложении Дм. Кайгородова со многими рисунками в тексте. СПб.: Издание А. С. Суворина, 1897. Брокгауз и Ефрон 1890–1904 — Энциклопедический словарь / Ред. И. Е. Андреевский. СПб.: Изд. Брокгауза и Ефрона, 1890–1904. Бунин 1987 — Бунин И. А. Полное собрание сочинений: В 6 т. Т. 1. М.: Художественная литература, 1987. Варганова 1988 — Русские народные песни / Ред. В. В. Варганова. М.: Правда, 1988. Ведомости 1844 — Ведомости о потребностях крестьянина в лесных материалах на 1844 год, в Ильинском округе, в имении графини С. В. Строгановой, в Пермской губернии // Лесной журнал. 1844. № 6. 334 Д ж е й н Т. К о с т л о у Вейнберг 1878 — Вейнберг Я. И. Вопрос об уменьшении вод в источниках и реках // Русский вестник. 1878. Т. 133. Кн. 2. С. 495–528. Вейнберг 1879 — Вейнберг Я. И. Лес и значение его в природе // Русский вестник. 1879. № 1. С. 5–35. Воейков 1878 — Воейков А. И. О влиянии лесов на климат // Природа и охота. 1878. № 4. С. 1–23. Вордсворт 2017 — Вордсворт У. Прелюдия: 1805 / Сост. Е. В. Халтрин-Халтурина. М.: Ладомир; Наука, 2017. Гроссман 1998 — Гроссман В. С. Собрание сочинений: В 4 т. М.: Аграф; Вагриус, 1998. Даль 1979 — Даль В. И. Толковый словарь живого великорусского языка: В 4 т. М.: Русский язык, 1979. Дерман 1915 — Дерман А. Б. В. Г. Короленко // Русская мысль. 1915. № XII. Достоевский 1972–1990 — Достоевский Ф. М. Полное собрание сочинений: В 30 т. (33 кн.). Л.: Наука, 1972–1990. Дурылин 1976 — Дурылин С. Н. Нестеров в жизни и творчестве. М.: Молодая гвардия, 1976. Жизнь и подвижнические труды 1892 — Жизнь и подвижнические труды Преподобного Сергия Радонежского, по древному славянорусскому Прологу и по Четьи-Минеям митрополита Макария. (Ко дню 500-летия его памяти) // Странник. 1892. № 9. С. 4–19. З. Г. 1849 — З. Г. Опыт сохранения леса от напрасного истребления // Лесной журнал. 1849. № 8. Заболоцкий 1991 — Заболоцкий Н. А. Избранные сочинения. М.: Художественная литература, 1991. Зайцев 1925 — Зайцев Б. К. Преподобный Сергий Радонежский. Paris: YMCA Press, 1925. Засодимский 1878 — Засодимский П. Лесное царство // Слово. 1878. № 9–11. С. 80–88. Зобов 1871 — Зобов Н. М. Библиографическое обозрение: Климатическое влияние леса // Лесной журнал. 1871. № 3. С. 28–40. Зобов 1872 — Зобов Н. М. Петр Великий как первый лесовод Рос- сии // Лесной журнал. 1872. № 2. С. 1–6. Зобов 1894 — Зобов Н. М. Беседы о природе. Книга для чтения в селах и деревнях. СПб.: Издательство Губинского, 1894. Библиография Азадовский 1960 — Азадовский М. К. Статьи о литературе и фольклоре. М.; Л.: Государственное издательство художественной литературы, 1960. Анисов 1991 — Анисов Л. М. Шишкин. М.: Молодая гвардия, 1991. Афонин, Сидельникова 1962 — Афонин Л. Н., Сидельникова З. Я. Памятные места в гравюрах Ал. Мищенко. Орел: Орловское книжное издательство, 1962. Ашихмина 2011 — Ашихмина Е. Н. Орловские истории: Архивнокраеведческие записки. Орел: Александр Воробьев, 2011. Бабушкина 1948 — Бабушкина А. П. История русской детской литературы. М.: Государственное учебно-педагогическое издательство, 1948. Байбурин 1989 — Байбурин А. К. Календарь и трудовая деятельность человека (Русский народный традиционный календарь). Л.: Знание, 1989. Батюто 1972 — Батюто А. И. Тургенев-романист. Л.: Наука, 1972. Беляева 2004 — Беляева Т. Зеленые стены России // Наука и жизнь. 2004. № 5. С. 20–25. Бенуа 1999 — Бенуа А. Н. История русской живописи в XIX веке. М.: Республика, 1999. Бобров 2001 — Бобров Р. В. Дом у Золотого пруда. СПб.: Санкт-Петербургский научно-исследовательский институт лесного хозяйства, 2001. Бобровский 2002 — Бобровский М. В. Козельские засеки (эколого- исторический очерк). Калуга: Издательство Н. Бочкаревой, 2002. Болотова 2006 — Болотова А. А. Государство, геологи и колонизация природы в СССР // Неприкосновенный запас. 2006. № 2. URL: https:// Библиография 341 magazines.gorky.media/nz/2006/2/gosudarstvo-geologi-i-kolonizacziyaprirody-v-sssr.html (дата обращения: 29.10.2020). Борейко 1996 — Борейко В. Е. Экологические традиции, поверья, религиозные воззрения славянских и других народов. Киев: Киевский эколого-культурный центр охраны дикой природы, 1996. Борейко 2001 — Борейко В. Е. Словарь деятелей охраны природы. Киев: Киевский эколого-культурный центр: Центр охраны дикой природы, 2001. Бродский 2003 — Бродский И. А. О скорби и разуме // Сочинения Иосифа Бродского: В 7 т. Т. 6. О скорби и разуме. СПб.: Пушкинский фонд, 2003. Бродский 1924 — Русская устная словесность: Темы — библиография — программы для собрания произведений устной поэзии / Ред. Н. Л. Бродский. Л.: Колос, 1924. Васильев 2005 — Васильев О. В. Абрамцево // Окна памяти. М.: НЛО, 2005. Викторович 1994 — Викторович В. А. Евгений Львович Марков // Русские писатели 1800–1917: Биографический словарь: В 5 т. Т. 3. М.: Большая российская энциклопедия, 1994. С. 526–528. Виноградов 1936 — Виноградов Г. С. Опыт выяснения фольклорных источников романа Мельникова-Печерского «В лесах» // Советский фольклор. 1936. № 2–3. С. 341–368. Власова 1984 — Власова О. П. Орловский городской сад. Тула: Приокское книжное издательство, 1984. Вологина 1998 — Вологина О. В. Очень нужен Орлу (К 80-летию со дня рождения Л. Н. Афонина) // Орловская правда. 1998. 26 июня. Гершензон 1919 — Гершензон М. О. Мечта и мысль И. С. Тургенева. М.: Т-во «Книгоиздательство писателей в Москве», 1919. Гессен, Островский 1976 — Русские писатели об изобразительном искусстве / Ред. Л. А. Гессен и А. Г. Островский. Л.: Художник РСФСР, 1976. Гиряев 1991 — Гиряев Д. М. Фенолог, лесовод, публицист // Лесное хозяйство. 1991. № 12. Горичева 1997а — Горичева Т. М. Вместо предисловия // Христианство и экология: Сборник статей / Ред. Т. М. Горичева. СПб.: Издательство Русского христианского гуманитарного института, 1997. Предметно-именной указатель аборигены как понятие 76 Абрам Дэвид 27 Абрамцево, усадьба 237, 239, 246–247, 254, 260, 330, 332 Автопортрет со спины, см. Васильев Адамс Ансель 193 Азадовский Марк 191–192 Айваз, завод 286 Аксаков Сергей 35, 303, 332 Аксаковы 247 Александр II 139, 285 Александр III 146, 249–250 анимизм 77, 314 см. также язычество; духи Анна Каренина, см. Толстой Анненков Павел 37, 40, 165 Антоний (А. П. Бочков) 68 антропоморфизм 157 Апухтин Алексей 311 Арнольд Федор 34, 36, 138–139, 142, 147–150, 286, 324 Архипов Абрам 93, 240 Архипов Игорь 328–330 Афанасьев Александр 99–101, 103, 115, 120, 157, 232 Поэтические воззрения славян на природу 99, 157, 232 Афонин Леонид 10, 12–13 Ахматова Анна 28–29, 31, 214 Бальзак Оноре де 29 Бартрам Джон 114 Бассин Марк 252 Бастьен-Лепаж Жюль 243–248, 271 Жанна д’Арк 243–244 Бахтин Михаил 65, 106 Безобразов В. П. 233 Белинский Виссарион 175 Белый Андрей 93–94, 241, 279, 315 Бельский Владимир 116, 175 Беляева Т. В. 39 Бенедиктов Владимир 311, 313–314 Бенуа Александр 153, 239, 254 Берви-Флеровский Василий 188 березы 31–32, 38, 43, 55, 78–79, 84, 100, 103, 141, 177, 207–208, 232, 237, 240–241, 247–248, 252, 257, 265, 272–274, 296–297, 321, 331 360 Д ж е й н Т. К о с т л о у Берри Вендел 168 Братья Карамазовы, см. ДостоБерри Томас 17 евский Беседы о природе, см. Зобов Брежнев Леонид 20 Беседы о русском лесе, см. Брейн Стивен 25 Кайгородов Брем Альфред 281, 292 Бесы, см. Достоевский Жизнь животных 292 Бетеа Дэвид 72–73 Брингхерст Роберт 29 Бианки Виталий 319 Бродский Иосиф 49, 214 Календарь природы 319 Бростром Кеннет 63 Биллингтон Джеймс 18, 21 Броуди Хью 114 Бирюк, см. Тургенев Бруни Н. А. 257 Бобров Р. В. 283, 285–286, 289, Бунин Иван 11, 15, 30–31, 323 313, 316–317 Буэлл Лоуренс 24–25 Богданов Модест 290–291 В голодный год, см. Короленко Богорад Нелли 329 В лесах, см. Мельников Боев Н. 68–71, 73–75, 77–80, 84, В лесу графини Мордвиновой. 92, 109, 118, 121–125, 128, Петергоф, см. Шишкин 155–156, 235, 260 В пустынных местах, см. Картины лесной жизни 68–69, Короленко 92, 109, 155 Вагнер Николай 290–291 болота 8, 30, 35, 38, 45, 49, 96, «Кот Мурлыка» 290 105, 107–108, 110–112, Валкенир Элизабет 153 129–130, 142, 149, 206, 212, Валуев Павел 152, 169 220, 309, 326 О сбережении лесов, имеющих Болотников Иван 39 государственное значение 152 Болотов Андрей 288 Васильев Олег 31–33, 331–332 Болотова Алла 315–316 Автопортрет со спины 31, большевистская революция 25, 331–332 224, 270, 285 Васнецов Аполлинарий 269 Бономм Брайан 145, 147 Васнецов Виктор 236, 252, 254, Борейко Владимир 281–282, 269 317 Вебер Макс 203 боры 26, 40–41, 44, 47, 66, 81, 152, Вейнберг Яков 135–136, 140, 146, 257, 329 150, 152, 167, 172, 301 Босх Иероним 326 Великий постриг, см. Нестеров Боулт Джон 93 Венгеров С. 172, 189 Брайтвин Элиза 287, 294 Весна (журнал) 290–291