Пожалуйста, введите доступный Вам адрес электронной почты. По окончании процесса покупки Вам будет выслано письмо со ссылкой на книгу.

Выберите способ оплаты
Некоторые из выбранных Вами книг были заказаны ранее. Вы уверены, что хотите купить их повторно?
Некоторые из выбранных Вами книг были заказаны ранее. Вы можете просмотреть ваш предыдущий заказ после авторизации на сайте или оформить новый заказ.
В Вашу корзину были добавлены книги, не предназначенные для продажи или уже купленные Вами. Эти книги были удалены из заказа. Вы можете просмотреть отредактированный заказ или продолжить покупку.

Список удаленных книг:

В Вашу корзину были добавлены книги, не предназначенные для продажи или уже купленные Вами. Эти книги были удалены из заказа. Вы можете авторизоваться на сайте и просмотреть список доступных книг или продолжить покупку

Список удаленных книг:

Купить Редактировать корзину Логин
Поиск
Расширенный поиск Простой поиск
«+» - книги обязательно содержат данное слово (например, +Пушкин - все книги о Пушкине).
«-» - исключает книги, содержащие данное слово (например, -Лермонтов - в книгах нет упоминания Лермонтова).
«&&» - книги обязательно содержат оба слова (например, Пушкин && Лермонтов - в каждой книге упоминается и Пушкин, и Лермонтов).
«OR» - любое из слов (или оба) должны присутствовать в книге (например, Пушкин OR Лермонтов - в книгах упоминается либо Пушкин, либо Лермонтов, либо оба).
«*» - поиск по части слова (например, Пушк* - показаны все книги, в которых есть слова, начинающиеся на «пушк»).
«""» - определяет точный порядок слов в результатах поиска (например, "Александр Пушкин" - показаны все книги с таким словосочетанием).
«~6» - число слов между словами запроса в результатах поиска не превышает указанного (например, "Пушкин Лермонтов"~6 - в книгах не более 6 слов между словами Пушкин и Лермонтов)
 
 
Страница

Страница недоступна для просмотра

OK Cancel
Норберт Заксер Человек в животном Почему животные так часто походят на нас в своем мышлении, чувствах и поведении п ро е к т с е р и й н ы х м о н о г раф и й п о с о ц и а л ь н о- э к о н о м и ч е с к и м и г у м а н и та р н ы м н ау к а м исследова ни я культ у ры сери я исследова ни я культ у ры Norbert Sach er s #7;Der Men ch im Tier s Warum Tiere uns im Denken, Fühlen und Verhalten oft so ähnlich sind Норберт Заксер #7; Человек в животном #7; Почему животные так часто походят на нас в своем мышлении, чувствах и поведении Перевод с немецкого Наталии Штильмарк под научной редакцией Елены Гороховской Издательский дом Высшей школы экономики Москва, 2020 УД К 59 1 . 5 1 ББК 88.2 З-20 П р о е кт с е р и й н ы х м о н о г раф и й п о с о ц и а л ьн о - э ко н о м и ч ес к и м и г у м а н и та р н ы м н ау ка м Руководитель проекта А л е кс а н д р П а в л о в Перевод выполнен при финансовой поддержке Гёте-Института Заксер, Н. З-20 Человек в животном. Почему животные так часто походят на нас в своем мышлении, чувствах и поведении [Текст] / пер. с нем. Н. Ф. Штильмарк; под науч. ред. Е. А. Гороховской; Нац. исслед. ун-т «Высшая школа экономики». — М.: Изд. дом Высшей школы экономики, 2020. — 240 с. — (Исследования культуры). — 1000 экз. — ISBN 978-5-7598-2105-2 (в пер.). — ISBN 978-5-7598-2067-3 (e-book). В книге известного немецкого специалиста по поведению животных Норберта Заксера представлено современное состояние науки о поведении. Основной вывод автора — за последние 20 лет в этологии произошла смена парадигмы: «меньшие братья» стали ближе к человеку. Они грустят и радуются, как и мы. Они хитрят и обманывают, всю жизнь учатся новому, имеют свой характер и осознают свое «я». Где же пролегает граница между ними и нами? Чем мы отличаемся от животных и чему мы можем научиться от них? Как спасаются мыши от синдрома Альцгеймера и каким образом морские свинки избегают стресса? Сколько слов способны запомнить собаки и могут ли птицы узнавать себя в зеркало? Чем заняты сегодня ученые, изучающие поведение животных? Какие методы они используют и какие другие науки приходят им на помощь? Ответы на все эти вопросы читатель найдет в этой книге. Издание адресовано всем, кто интересуется поведением животных. УД К 59 1 . 5 1 ББК 88.2 Sachser. Tier. Перевод выполнен по изданию: Norbert Der Mensch im Warum Tiere uns im Denken, Fühlen und Verhalten oft so ähnlich sind Опубликовано Издательским домом Высшей школы экономики <http://id.hse.ru> doi:10.17323/978-5-7598-2105-2 Copyright © 2018 by Rowohlt Verlag GmbH, Reinbek bei Hamburg ISBN 978-5-7598-2105-2 (в пер.) © Перевод на рус. яз. ISBN 978-5-7598-2067-3 (e-book) Издательский дом Высшей школы ISBN 978 3 498 06090 9 (нем.) школы экономики, 2020 ОГЛАВЛЕНИЕ Предисловие . . . . . . . . . . . . . . . 9 Гл а в а 1 . Т и п и ч н ы й ч е л о в е к , т и п и ч н о е ж и в от н о е ? Революция в представлении о животном — введение . . . . . . . . . . . 15 Гл а в а 2 . Р ы ж и й Э м и л ь н е л ю б и т од и ноч ест в а О поведении, стрессе и благе социальной стабильности . . . . . . . . . . . 36 Гл а в а 3 . Есл и кош ка и г ра ет, у нее все в поря д к е О самочувствии, эмоциях и жизни, отвечающей потребностям животного . . . . . . . 61 Гл а в а 4. Врож д енное и л и приобрет енное? Гены, окружающая среда и поведение: новые ответы на давний вопрос . . . . . . . . . 96 Гл а в а 5 . О б у м н ы х с о б а ках и ра зу м н ы х в о р о н ах Все животные умеют учиться, многие могут думать, а некоторые узнают себя в зеркале . . . . . 132 Гл а в а 6. Личност и у ж и вот н ы х Развитие поведения и открытие индивидуальности . . . . . . . . . . . . . 159 Гл а в а 7. Они помога ют, о н и у би в а ют Социобиологическая революция и эгоизм генов . . . . . . . . . . . . . . 189 Гл а в а 8 . Ж и в от н ы е ка к м ы Резюме . . . . . . . . . . . . . . . 225 Использованная и рекомендуемая литература . . . . . . . . . . . . . . 233 Для Клауди Предисловие Б о л ь ш и нс т в о из нас с детства интересуется животными. Их поведение завораживает нас. Интернет ли, телевизор, печатное издание — расскажите о том, что делают животные, и всеобщее внимание обеспечено. Однако что именно думает общество о животных, как оно трактует их поведение, как обращается с ними — все это с течением времени меняется. И как раз в последние годы мы переживаем здесь фундаментальные изменения. дисциплина, которая задает здесь решающий тон, — биология поведения1. Она описывает поведение животных, выясняет причины, лежащие в его основе, и анализирует следствия, которые из него вытекают. Эта книга обращена ко всем, кто интересуется поведением животных и эволюцией научных представлений о животном и хотел бы знать, что в действительности известно ученым о мышлении, чувствах и поведении животных. Под биологией поведения понимается научная область, которая 1 объединяет этологию, изучение нейрофизиологических и гормональных механизмов поведения, а также изучение психологических аспектов поведения, в том числе интеллект животных, их познавательные способности и внутренний психический мир. — Примеч. науч. ред. 9 Человек в животном У книги долгая предыстория. Идеи, лежащие в ее основе, появились уже в середине 1990-х годов, когда священник и зоолог Райнер Хагенкорд пригласил меня прочесть доклад для общины католической высшей школы в Мюнстере. В то время экологические и биоэтические проблемы все чаще выходили на первый план, и он задался целью развивать междисциплинарный диалог между естественными науками с одной стороны и теологией и философией — с другой. Мой доклад был озаглавлен: «Человек — венец творения? О мышлении, чувствах и поведении животных». В нем я впервые, опираясь на данные и аргументы биологии поведения, изложил идею, представленную в этой книге, — мы, люди, стали ближе с животными; в животном кроется гораздо больше человека, чем нам казалось еще несколько лет назад. Тогда я и не подозревал, насколько мощную поддержку от биологии поведения получит этот тезис в будущем. Название «Человек в животном» восходит к одноименному проекту 2000 года. Университет Мюнстера организовал тогда Дни искусства — мероприятие, которое было инициировано моим коллегой Рейнхардтом Хёпсом и служило диалогу между естественными науками и искусством. Общение художников с биологами не только привело к появлению замечательных произведений искусства, таких как «Морские свинки на голубом фоне» Сильке Реберг, которые с тех пор в виде глазурованных терракотовых рельефов величественно красуются на фасаде нашего института, но обострило и мое осознание того, что не только в человеке скрывается много животного, но и в животном — немало человека. С тех пор такая перспектива стала для меня куда более увлекательной. Тому, что в конечном счете на свет появилась эта книга, я обязан ее редактору Франку Штрикштроку, его упорству и силе убеждения. Его заинтересовала фраза, произнесенная мной в разговоре с журналистом «Шпигел ты». Глава 1 Типичный человек, типичное животное? Революци я в представ лении о ж ивотном — введение В б и о л о г и и поведения произошла революция представления о животном. Она привела к серьезным последствиям для понимания человеком самого себя и его отношения к животным. Всего несколько десятилетий назад важными догмами биологии поведения были такие: животные не могут мыслить, и мы не можем делать заключения об их эмоциях. Сегодня та же наука считает оба тезиса ошибочными и занимает ровно противоположную позицию: животные некоторых видов способны к разумному поведению; они могут думать. Они узнают себя в зеркале и имеют, как минимум в зачатке, собственное «я». Животные некоторых видов обладают эмоциями, которые вплоть до поразительных деталей сопоставимы с человеческими. Ситуации, которые вызывают в нас позитивные или негативные чувства, например, когда мы влюбляемся или расстаемся с партнером, очевидно, вызывают те же самые реакции у наших родственников из мира животных. В самом деле, за несколько десятков лет образ животного в биологии поведения изменился настолько фундаментально, что можно говорить о смене парадигмы. Противопоставление управляемого разумом Homo sapiens и управляемого инстинктом животного давно утратило ак15 Человек в животном туальность, так что возникает вопрос: что же, собственно, отличает нас от животных? Сколько человека уже есть в животном? Параллельно процессу, идущему в науках о жизни, решительно изменилось и мнение широкой публики. Если бы несколько десятков лет назад студентам биологических вузов предложили фотографии золотой рыбки, шимпанзе и человека и попросили спонтанно разделить их на две категории, то результат был бы однозначным: более 90% отнесли бы человека к одной категории, а шимпанзе и золотую рыбку к другой — ведь это животные. Но когда тот же вопрос задают биологам-первокурсникам сегодня, получается совсем другая картина: значительно больше половины из них видят в одной категории человека и шимпанзе, а в другой — золотую рыбку. Человек и зверь явно сблизились. То же подтверждает судьба еще одной догмы. Десятки лет нас учили: животные ведут себя во благо своего вида. Они, как правило, не убивают своих сородичей и помогают друг другу вплоть до самопожертвования. Сегодня мы знаем, что это не так. Животные делают все возможное для того, чтобы копии их собственных генов с максимальной эффективностью попали к следующему поколению, и если для этого нужно убить сородича, они его убивают. Говорить «звери тоже люди, только лучше» явно не стоит. В других сферах пропасть между человеком и животным также стирается. И у тех и у других одни и те же особенности социального окружения приводят к стрессу, и очень сходные явления эффективно смягчают стресс. И у тех и у других мышление, чувства и поведение формируются в ходе сложного взаимодействия генов и внешней среды. У животных, как и у нас, развитие поведения не подчиняется жестким схемам: воздействия внешней среды, социализация и обучение могут изменять его ка анее. Глава 2 Рыжий Эмиль не любит одиночества О поведении , стрессе и благе социа льной стаби льности Ка к я с та л и с с л е д о в ат е л е м п о в е д е н и я В с е р е д и н е 1970-х годов я начал изучать биологию в недавно основанном Билефельдском университете. Мы, 30 или 40 студентов, были первым набором. На том начальном этапе у нас преподавали всего три профессора, одним из которых был Клаус Иммельман. Он был приглашен на первую кафедру исследования поведения в немецком университете совсем недавно и стремился сделать Билефельд настоящим флагманом в изучении и преподавании науки о поведении. Это вполне удалось, причем в кратчайшие сроки. Виварий при кафедре Иммельмана даже по международным меркам был просто феноменальным. В его просторных внутренних и внешних вольерах содержались различные виды вьюрковых ткачиков, попугаи, гуси, игрунковые обезьяны, кенгуру, олени и грызуны. Основоположники биологии поведения Конрад Лоренц, Николас Тинберген и Карл фон Фришпару лет назад получили Нобелевскую премию. Неудивительно, что у нас на востоке Вестфалии царило настроение подъема и прорыва. Абсолютной кульминацией в первые годы учебы стал для нас, студентов, цикл лекций того же Клауса Иммель36 Гл а в а 2 . Р ы ж и й Э м и л ь н е л ю б и т о д и н о ч е с т в а мана «Введение в науку о поведении». Поговаривали, что перед тем как прочесть лекцию, он репетировал ее дома перед зеркалом. Не знаю, правда ли это, но так или иначе перед нами был прекрасный оратор, который говорил как по писаному и увлекал своим предметом всех, кто его слышал. В его лекциях было представлено актуальное состояние биологии поведении. Какой бы темы он ни касался, мы слушали его как завороженные. Но одна тема заинтриговала меня более других — исследования стресса скученности у человека и животных. Речь шла об общих закономерностях, которые казались в равной степени присущими как человеку, так и другим млекопитающим. Так, мы узнали, что если число особей в популяции постоянно растет, и пространство, находящееся в их распоряжении, становится все более тесным, то автоматически начинаются явления стресса, сказывающиеся на поведении, физиологии, размножении и состоянии здоровья. Исследования на мышах, крысах и кроликах показали, что при росте популяционной плотности агрессия животных по отношению друг к другу возрастает, а материнская забота о детенышах ослабевает. Одновременно активизируется выработка гормонов стресса, что приводит к проблемам со здоровьем вплоть до гибели. Параллельно с этим нарушаются процессы размножения, резко понижается рождаемость. Завершением этих процессов является крах всей популяции. Клаус Иммельман приводил и примеры исследований на людях, и их выводы были сходными, к примеру, в спальных районах мегаполисов, если число жителей постоянно растет. Я раздобыл оригиналы статей, в которых описывались эти исследования, и с головой погрузился в них. Вскоре мне захотелось провести собственное исследование, и я кое-что придумал: на кафедре Иммельмана содержалось огромное количество морских свинок, а во всей специальной литературе не нашлось ничего о том, как меняетс рами. Глава 3 Если кошка играет, у нее все в порядке О самочувствии , эмоци ях и ж изни , отвечающей потребностям ж ивотного Б л а го п ол у ч и е и э м о ц и и : т е м ы , кот о р ы е б и ол о г и я п о в е д е н и я д ол го е в р е м я и г н о р и р о в а л а Н е проходит и дня, чтобы СМИ не писали о самочувствии животных, ведь публика все чаще задает вопросы. Как содержать кур-несушек, чтобы им было хорошо? Как чувствуют себя белые медведи и тигры в зоологических садах? Как лучше для моей лошади — если я поставлю ее в денник одну, или в компании других лошадей? Каково будет мопсу, если его хозяйка уедет в отпуск и оставит его дома одного? Когда животное находится на нашем попечении, то за него отвечаем мы, и ему должно быть хорошо. Но откуда мы, люди, знаем, когда ему хорошо, а когда — плохо, когда содержание животного отвечает его естественным потребностям, а когда — нет? В немецком законе об охране животных центральное место занимает тезис, что следует избегать причинения боли, страданий и вреда. Однако понятия боли и страдания включают компонент субъективного ощущения, не поддающийся прямому изучению естественно-научными методами. В то же время все громче звучит призыв, что содержание, отвечающее потребно61 Человек в животном стям животного, должно быть связано для него с позитивными эмоциями. Поэтому биология поведения ставит задачу — выработать естественно-научные критерии и методы для получения надежных данных о самочувствии животных и их эмоциях. Ведь явно недостаточно просто посмотреть на животное и по собственным ощущениям сделать вывод о его самочувствии. Дельфины, к примеру, выглядят так, как будто всегда улыбаются. Однако такое впечатление создается исключительно благодаря форме и расположению верхней и нижней челюстей, а также отсутствию лицевой мимики и не дает нам никаких оснований приписывать им вечное хорошее настроение и отличное самочувствие. биологии поведения в своих научных трудах оставляли темы самочувствия и эмоций у животных за скобками. Столь блестящий знаток, как Конрад Лоренц, без сомнения, знал, что животные обладают эмоциями. Однако он полагал, что научно обоснованных заключений о субъективных переживаниях животных мы делать не можем. По прошествии времени это кажется стратегически удачным ходом — тогда, полвека назад, когда этология только-только становилась на ноги, эти вопросы лучше было обходить. Утвердить поведение животных как предмет научных исследований, а его объективное описание — как научный метод было и без того непросто. Эмоции животных в качестве отдельной темы только затруднили бы признание биологии поведения самостоятельной научной дисциплиной. Тем не менее одним из последствий такого подхода стало то, что самочувствие и эмоции десятки лет не считались серьезными темами для исследований. В настоящее время картина принципиально изменилась. Появились методы, позволяющие диагностировать и распознавать самочувствие и эмоции у животных, понимать, какие факторы ведут к угнетенному самочувствию, овия. Глава 4 Врожденное или приобретенное? Ге н ы , о к р у ж а ю щ а я с р е д а и поведение: новые ответы на давний вопрос О д и н из вопросов биологии поведения, уже много десятков лет интересующий и науку, и общество — сколько в поведении животного является врожденным, а сколько приобретается в течение жиз- ни? Сколько в нем инстинктивного и сколько выученного? Какую роль играют гены и насколько важна среда? Этой теме посвящено множество исследований и еще больше предположений и фантазий. Однако за последние годы методы генной инженерии привели к настоящему прорыву, так что стало возможным получить совершенно новые ответы на старые вопросы. Однако обо всем по порядку. Б и х е в и о р и с т ы и к л ас с и ч ес к и е эт ол о г и На заре биологии поведения существовало две школы: европейские классические этологи, такие как Лоренц и Тинберген, и североамериканские бихевиористы, такие как Уотсон и Скиннер. Этологи имели общее биологическое образование и изучали самые различные виды животных, включая всю мировую фауну, от серого гуся или колюшки до сфекоидных ос. Главное обаяние исследований для этих ученых состояло в том, чтобы вновь и вновь наблюдать, насколько точно поведение животных благодаря их 96 Гл а в а 4 . В р о ж д е н н о е и л и п р и о б р е т е н н о е ? инстинктам, даже без всякого обучения, приспособлено к условиям окружающей среды. Так, потомство сфекоидных ос выходит из яиц весной. Их родители погибают еще предыдущим летом. Самки спариваются с самцами и после этого выполняют целый ряд сложных поведенческих актов — выкапывают ямку для гнезда, строят ячейки, охотятся и убивают добычу, например гусениц, закладывают добычу в ячейки для питания потомства, затем откладывают яйца и, наконец, запечатывают ячейки. Все это должно быть сделано в течение нескольких недель, затем осы погибают. Научиться всем этим сложным действиям у своих родителей осы не могут, ведь они с ними никогда не встречаются. И очень сомнительно, чтобы они были в состоянии следовать столь строгому плану, если бы им приходилось обучаться методом проб и ошибок. Этологи сделали из этого вывод, что в данном случае речь идет об инстинктивном, то есть врожденном поведении. В отличие от европейских этологов бихевиористы были психологами по образованию. Поведение животных они исследовали в первую очередь для того, чтобы получить знания о человеке, и не всегда стремились лучше понимать самих животных. Их интересовали прежде всего общие закономерности процесса обучения. В своих изысканиях они ограничивались небольшим количеством видов и работали в основном с крысами и голубями в лабораторных условиях. Главную интригу для бихевиористов составляло то, насколько сложным задачам были способны обучаться их животные, если только их правильным образом поощрять или наказывать. Так, пара голубей Джек и Джилл «беседовали» с помощью символов, после того как их ежедневно от одного до трех часов в день в течение пяти недель тренировали исключительно только для этого. Когда после такого обучения обоих посадили в соседние клетки, Джек в своей клетке клювом нажимал на клавишу с н . 131 Глава 5 Об умных собаках и разумных воронах Все ж ивотные умеют учиться , многие могут думать, а некоторые узнают себя в зерка ле К а к мы увидели в последней главе, инстинкт и обучение, наследственное и приобретенное, сложнейшим образом взаимодействуют, формируя таким образом характерное для каждого вида и для каждой особи поведение. Об обучении мы пока говорили лишь в самом общем смысле: утята учатся, за кем следовать после выхода из яйца, зебровые амадины — какими признаками должен обладать их будущий половой партнер. Морские свинки учатся общаться с сородичами, мартышки верветки — какой тревожный крик относится к леопарду, а какой — к орлу. Голуби Джек и Джилл с помощью выученных символов столь эффективно передавали информацию, что, казалось, они беседуют друг с другом. В этой главе мы рассмотрим, на какие когнитивные достижения способны животные, умеют ли они не только учиться, но и думать, и можно ли у них — как у человека — наблюдать проявления собственного «я». Р и ко — г е н и а л ьн ы й б о рд е р - кол л и В 1999 году свидетелями того, к каким поразительным достижениям в обучении и запоминании способны животные, стала миллионная аудитория одной из популярней132 Гл а в а 5 . О б у м н ы х с о б а к а х и ра з у м н ы х в о р о н а х ших в Германии телепередач «Спорим, что?». В тот раз она завороженно следила за выступлением Рико — пятилетнего бордер-колли, питомца семьи Баус. Задача Рико состояла в том, чтобы найти среди 77 различных игрушек ту, которую перед этим выбирал модератор, а затем называла ему хозяйка Сюзанна Баус. Когда она говорила: «Рико, где здесь снеговик? Ищи, ищи!», Рико брался за дело и изучал по очереди все предметы. Обнаружив снеговика, он немедленно брал его в пасть и приносил хозяйке. Во втором, третьем и четвертом заходе Рико столь же точно и целенаправленно отыскал Покемона, «Шальке» — маленький мячик в цветах футбольного клуба, и «BVB» — такой же мячик в цветах дортмундской «Боруссии». Очевидно, Рико научился сопоставлять предметы со словами и приносить их по зову хозяйки. По словам семьи Баус, Рико знал обозначения свыше 200 игрушек и мячиков и мог приносить их по команде. Однако история науки о поведении призывает к осторожности при оценке когнитивных способностей животных. Как мы уже знаем из первой главы, Вильгельм фон Остен добрых 100 лет назад был совершенно убежден в том, что его конь, Умный Ганс, действительно способен решать математические задачи. Тем не менее научная проверка показала: если ни один из присутствующих не знал решения предложенной задачи, то и Умный Ганс не мог найти правильное решение. Поэтому ученые Института эволюционной антропологии Макса Планка (Лейпциг) Юлия Фишер и ее коллеги решили проверить, действительно ли Рико проявляет столь поразительные способности, или они на самом деле объясняются подсознательной помощью присутствующих, «эффектом Умного Ганса». В одном из первых экспериментов в контролируемых условиях из 200 известных Рико игрушек по случайному принципу собрали 20 групп по 10 игрушек в каждой. Пока Сюзанна Баус и Рико ждали в отдельной комнате, руга. Глава 6 Личность у животных Развитие поведени я и отк рытие индивидуа льности С о ц и а л ьн о е о к р у ж е н и е в д ет с т в е Е с л и бы в 1950-е годы биолога спросили, что произойдет с детенышем обезьяны, если он будет расти один, без контакта с матерью, биолог, скорее всего, ответил бы так: «Если у животного будет достаточно еды и питья, если его клетка будет содержаться в чистоте и освобождаться от возбудителей болезней, если правильно поддерживать температурный режим, то оно будет развиваться совершенно нормально». Широко распространенным было убеждение, что задача матери у животных состоит прежде всего в том, чтобы обеспечивать детеныша пищей, в особенности молоком, согревать его и защищать от врагов. Мысль о том, что мать играет существенную роль в развитии поведения своих детей, была скорее непривычной. Затем, во второй половине 1950-х годов, появились исследования американских психологов во главе с Гарри Харлоу. Именно они показали, насколько решающее значение имеют социальные контакты для нормального развития. В эксперименте, совершенно недопустимом с сегодняшней точки зрения, детеныши макаки-резуса с рождения воспитывались искусственно, вне контактов с 159 Человек в животном матерью или другими сородичами. Животные благополучно росли и были физически здоровы, однако их психическое состояние и поведение оказались полностью нарушенными. Некоторые из них сидели на земле без всякой инициативы и тупо пялились в пустоту. Другие проявляли экстремальную степень стереотипии, часами раскачиваясь из стороны в сторону однотипным повторяющимся движением. На новое они реагировали испугом. Мячик, который в обычных ситуациях служит приглашением к живой игре, вызывал у них панику и ужас. Когда эти детеныши-обезьянки встретились со своими сверстниками, выросшими в нормальных условиях, они продемонстрировали значительные отклонения в социальном поведении — были гиперагрессивны и не могли интегрироваться в существующие социальные группы. Становясь матерью, самка, выросшая вне социальных контактов, вообще не годилась для этой роли и третировала собственных детей. Сегодня нас это не удивляет. Выяснилось: чем дольше у детеныша с момента рождения отсутствует социальный контакт с матерью или другими сородичами, тем ярче выражены отклонения и тем безнадежнее будут попытки проводить с ним терапию. Эти исследования четко показали: детеныш обезьяны не может развиться в социально и эмоционально компетентного индивида на основе одних только инстинктов. Для этого ему на ранних этапах жизни требуются интенсивные контакты с соплеменниками. Мать — не только источник пищи, она социализирует своих сыновей и дочерей, дает им безопасность и социальную поддержку. Насколько эффективно она способна, к примеру, смягчать у своих детей гормональные всплески при стрессовых ситуациях, мы уже видели во второй главе. Кроме того, исследования Харлоу принесли еще один важный вывод, правда, вскоре забытый. Если дети вырастают без матери, однако среди своих ровесников, то ожно. Глава 7 Они помогают, они убивают Социобиологическа я революци я и эгоизм генов В 1 9 75 году американский биолог Эдвард О. Уилсон опубликовал фундаментальный труд «Социобиология — новый синтез». Тем самым он закрепил понятие «социобиология» за новым разделом биологии поведения, основы которого были заложены задолго до него такими учеными, как Уильям Гамильтон и Роберт Триверс. Уилсону, цель социобиологии состояла в том, что- бы расшифровывать биологические основы любого социального поведения для лучшего понимания социальной жизни животных, включая человека. Систематически применяя эволюционную теорию к социальному поведению насекомых, рыб, птиц и млекопитающих, социобиология раскрывает отношения между животными, их взаимопомощь, а также убийство сородичей или роль полов в совершенно ином свете. В биологии поведения новую теорию восприняли по- началу c некоторым колебанием, однако затем с воодушевлением, и вскоре она утвердилась как действенный подход при объяснении функций и эволюции поведения животных. Однако Уилсон, включив в свои размышления и провокационные теории и человека, вызвал интерес, а вскоре и протесты со стороны гуманитарных наук. Вокруг понятия 189 Человек в животном «социобиология», как и ее теорий, разгорелись публичные баталии. Может ли социобиология давать всеохватывающие объяснения человеческому поведению, и если да, то в какой степени, остается спорным и сегодня, но в любом случае это не будет рассматриваться в данной главе. Здесь речь пойдет о том, насколько важные последствия имела социобиологическая революция для понимания социального поведения животных1. Однако для этого надо сначала вспомнить эволюционную теорию Чарльза Дарвина. Проблема Дарвина В книге «Происхождение видов» Дарвин назвал два фактора, лежащих в основе биологической эволюции. Во-первых, в пределах каждого вида животных и растений существуют различия между отдельными особями, которые как минимум отчасти обусловлены наследственностью и соответственно передаются из поколения в поколение. Во-вторых, индивиды различаются друг от друга также в репродуктивном успехе. Первый пункт легко иллюстрируется на нашем собственном виде: люди бывают высокие и маленькие, с голубыми, карими или черными глазами, различным цветом кожи и волос, разным весом тела. Эти различия, с одной стороны, базируются на разных генетических задатках, с другой — в зависимости от признака могут сильнее или слабее проявляться под действием среды. К примеру, цвет 1 С середины 2000-х годов сам Эдвард Уилсон под влиянием математиков отказался от теоретических основ социобиологии, прежде всего от ее основополагающих понятий родственного отбора и совокупной приспособленности (см. ниже), как несостоятельных с математической точки зрения. После этого он стал разрабатывать теорию группового отбора. Существует серьезная критика социобиологии со стороны многих биологов и математиков, работающих в области биологии, не только по отношению к человеку, а в целом. — Примеч. науч. ре ость. Глава 8 Животные как мы Резюме Р е з у л ьт а т ы , полученные биологией поведения, фундаментально изменили научные представления о животном и помогают нам лучше понимать его. Будь то мышление, чувства, поведение, но мы приблизились к животным, а они — к нам. В животном скрыто намного больше человеческого, чем думали еще несколько лет назад. Конечно, есть различия: в шимпанзе, дельфине, собаке или кошке человека больше, чем в муравье, морской звезде, улитке или амебе. Биологически мы гораздо более близкие родственники с первыми, чем со вторыми, — мы все позвоночные, принадлежим к классу млекопитающих, и разделяем с ними вполне сходный мозг, нервную и гормональную системы. Поскольку мышление, чувства и поведение в конечном счете восходят к деятельности этих систем, то и организмы тем более похожи, чем более сходны эти системы. Сегодня мы знаем: млекопитающие — не автоматы, которые рефлекторно реагируют на внешние раздражители, и не игрушки в руках собственных инстинктов, тупо отвечающие на ключевые стимулы. Как и у нас, их поведение не следует неизменным путем по заранее проложенным рельсам. В формирование их поведения вносят свой 225 Человек в животном вклад и факторы внешней среды, и процессы обучения и социализации. При этом уже пренатальные воздействия могут существенно модулировать развитие мозга и поведения. Особенно серьезные последствия оставляют воздействия среды в раннем детстве, так как в ранние фазы развития центральная нервная система легко поддается модификации со стороны внешних факторов. Но важны и более поздние фазы: так, у видов, ведущих социальный образ жизни, подростковый период становится основным жизненным этапом, в течение которого во взаимодействиях с сородичами приобретаются социальные навыки для дальнейшего сосуществования. И хотя обучение играет особую роль в начале жизни, но и в зрелом возрасте поведение остается пластичным: учиться можно всю жизнь. Как и мы, люди, другие млекопитающие всю свою жизнь открыты для обучения и влияний среды. Как и у нас, управление поведением у животных осуществляется за счет множества факторов. Будет ли вызвано определенное действие и как оно будет управляться, зависит обычно и от того, что происходит вокруг, и от внутренних факторов — таких как пол, возраст, социальный статус, жизненный опыт, гормональный статус и генетические задатки. Поэтому неуместно и невозможно объяснять целостное поведение какими-либо отдельными из этих факторов. Так, агрессивное поведение нельзя объяснить детерминирующим действием гормонов или инстинктом агрессии. Хотя за прошедшие годы идентифицированы многочисленные гены, участвующие в управлении поведением, однако они ни в коем случае не определяют поведение. Это и не удивительно, ведь поведение всегда складывается под совокупным воздействием генома и окружающей среды. К примеру, «генетически глупые» мыши, если вырастить их в среде, стимулирующей умственную деятельность, в тесте на обучение превосходят своих «генетически умных» сородичей, выросших в с авно. ИСПОЛЬЗОВАННАЯ И РЕКОМЕНДУЕМАЯ ЛИТЕРАТУРА К главе 1 Darwin C. The Expression of the Emotions in Man and Animals (Reprint). Chicago ; London : The University of Chicago Press , 1965 [ Original 1872]. Darwin C . Die Entstehung der Arten. Neudruck Reclam. Stuttgart, 1981 [Original 1859]. Franck D . Eine Wissenschaft im Aufbruch. Chronik der Ethologischen Gesellschaft 1949–2000. Hamburg: Verlag Niel & More, 2008. Frisch K. v . Tanzsprache und Orientierung der Bienen. Berlin; Heidelberg: Springer, 1965. Immelmann K. Wörterbuch der Verhaltensforschung. Berlin; Hamburg: Verlag Paul Parey, 1982. Kaiser Friedrich der Zweite. Über die Kunst, mit Vögeln zu jagen. Frankfurt: Insel-Verlag, 1965. Lorenz K . Der Kumpan in der Umwelt des Vogels // Journal für Ornithologie. 1935. Bd. 83. S. 137–213, 289–413. Lorenz K . Vergleichende Bewegungsstudien an Anatiden // Journal für Ornithologie. 1941. Bd. 89. Ergänzungsband. S. 194–293. Naguib M . Methoden der Verhaltensbiologie. Berlin; Heidelberg: SpringerVerlag, 2006. Pfungst O . Der kluge Hans ( Nachdruck der Originalausgabe von 1907) // Fachbuchhandlung für Psychologie. Frankfurt, 1983. Tinbergen N . The Study of Instinct. London: Oxford University Press, 1951. Tinbergen N . On theaims and methods of ethology // Zeitschrift für Tierpsychologie. 1963. Bd. 20. P. 410–433. Zippelius H.M . Die vermessene Theorie. Friedr. Braunschweig; Wiesbaden: Vieweg & Sohn Verlagsgesellschaft, 1992. К главе 2 A.J., I.R., A.K. Bradley McDonald Lee Stress and mortality in a small marsu(Antechinus stuartii, Macleay) // pial General and Comparative Endocrinology. 1980. Vol. 40. P. 188–200. W.В. Pain, Hunger, Rage. Branford; Cannon Bodily Changes in Fear and Boston, 1929. . . // Christian J J Phenomena associated with population density Proceed. 1961. . 47. ings of the National Academy of Sciences of the USA Vol P. 428–449. L.R., N.H., M.С.M., P.O., S.C., Gesquiere Learn Simao Onyango Alberts Al. J Life at the Rank and stress in wild male baboons Science. 2011. Vol. 333. P. 357–360. 233 Человек в животном M.B., S., . response: Hennessy Kaiser Sachser N Social buffering of the stress Diversity, mechanisms, and functions // Frontiers in Neuroendocrinology. 2009. Vol. 30. P. 470–482. Henry J . P ., Stephens P . M . Stress , Health , and the Social Environment // A Sociobiologic Approach to Medicine. New York: Springer, 1977. J.R., S.B., T.B., F.M., D.M. Kaplan Manuck Clarkson Lusso Taub Social status, environment, and atherosclerosis in cynomolgus monkeys // Arteriosclerosis. 1982. Vol. 2. P. 359–368. Koolhaas J . M ., Korte J . M ., de Boer S . F ., van der Vegt B . J ., Hopster H ., de Jong I.C., Ruis M.A.W., Blokhuis H.J. Coping styles in animals: Current status in behaviour and stress-physiology // Neuroscience & Biobehavioral Reviews. 1999. Vol. 23. P. 925–935. B.S., J.C . McEwen Wing field The concept of allostasis in biology and biomedicine // Hormones and Behavior. 2003. Vol. 43. P. 2–15. Sachser N., Dürschlag M., Hirzel D. Social relationships and the management of stress // Psychoneuroendocrinology. 1998. Vol. 23. P. 891–904. Sachser N., Kaiser S . Meerschweinchen als Sozialstrategen // Spektrum der Wissenschaft. 2010. Januar. S. 56–63. Selye H . Stress. Montreal: Acta, 1950. Von Holst D . The concept of stress and its relevance for animal behaviour // Advances in the Study of Behavior. 1998. Vol. 17. P. 1–131. Young C., Majolo B., Heistermann M., Schülke O., Ostner J. Responses to social and environmental stress are attenuated by strong male bonds in wild macaques // Proceedings of the National Academy of Sciences of USA. 2014. Vol. 111. P. 18 195–18 200. the К главе 3 Broom D.M., Johnson K.G. Stress and Animal Welfare. London, 1993. Clubb R., Mason G . Animal welfare: Captivity effects on wide-ranging carni// Nature. 2003. Vol. 425. P. 473–474. vores Current Biology, Biology of Fun // 25 th Anniversary Special Issue. Iss. 1. 2015. P. R1–R30. Dawkins M.S . From an animal’s point of view: Motivation, fitness, and animal welfare // Behavioural and Brain Sciences. 1990. Vol. 13. P. 1–9, 54–61. Harris C . R ., Prouvost C . Jealousy in dogs // PLOS One 9. 2014. Iss . 7. e94 597. Kaiser S., Classen D., Sachser N . Auswirkungen unterschiedlicher struktureller Anreicherungen auf das Spontanverhalten weiblicher Labormä use (Stamm NMRI) // Aktuelle Arbeiten zur artgemäßen Tierhaltung. 1998. KTBL-Schrift. 1999. Bd. 381. S. 56–62. J. joke: joy? // Science. Panksepp Beyond a From animal laughter to human 2005. Vol. 308. P. 62–63. Paul E.S., Harding E.J., Mendl M. Measuring emotional processes in animals: The utility of a cognitive approach // Neuroscience & Biobehavioral Reviews. 2005. Vol. 29. P. 469–491. S.H., N., . // Richter Sachser Kaiser S Tiere und Emotionen Handbuch Tierethik / J.S. Ach, D. Borchers, J.B. Metzler (Hrsg.). Stuttgart (im Druck