Пожалуйста, введите доступный Вам адрес электронной почты. По окончании процесса покупки Вам будет выслано письмо со ссылкой на книгу.

Выберите способ оплаты
Некоторые из выбранных Вами книг были заказаны ранее. Вы уверены, что хотите купить их повторно?
Некоторые из выбранных Вами книг были заказаны ранее. Вы можете просмотреть ваш предыдущий заказ после авторизации на сайте или оформить новый заказ.
В Вашу корзину были добавлены книги, не предназначенные для продажи или уже купленные Вами. Эти книги были удалены из заказа. Вы можете просмотреть отредактированный заказ или продолжить покупку.

Список удаленных книг:

В Вашу корзину были добавлены книги, не предназначенные для продажи или уже купленные Вами. Эти книги были удалены из заказа. Вы можете авторизоваться на сайте и просмотреть список доступных книг или продолжить покупку

Список удаленных книг:

Купить Редактировать корзину Логин
Поиск
Расширенный поиск Простой поиск
«+» - книги обязательно содержат данное слово (например, +Пушкин - все книги о Пушкине).
«-» - исключает книги, содержащие данное слово (например, -Лермонтов - в книгах нет упоминания Лермонтова).
«&&» - книги обязательно содержат оба слова (например, Пушкин && Лермонтов - в каждой книге упоминается и Пушкин, и Лермонтов).
«OR» - любое из слов (или оба) должны присутствовать в книге (например, Пушкин OR Лермонтов - в книгах упоминается либо Пушкин, либо Лермонтов, либо оба).
«*» - поиск по части слова (например, Пушк* - показаны все книги, в которых есть слова, начинающиеся на «пушк»).
«""» - определяет точный порядок слов в результатах поиска (например, "Александр Пушкин" - показаны все книги с таким словосочетанием).
«~6» - число слов между словами запроса в результатах поиска не превышает указанного (например, "Пушкин Лермонтов"~6 - в книгах не более 6 слов между словами Пушкин и Лермонтов)
 
 
Страница

Страница недоступна для просмотра

OK Cancel
П. В. Гращенков ГРАММАТИКА ПРИЛАГАТЕЛЬНОГО Типология адъективности и атрибутивность П. В. Гращенков ГРАММАТИКА ПРИЛАГАТЕЛЬНОГО Типология адъективности и атрибутивность (ё 2-е издание Издательский Дом ЯМСК Москва 2019 УДК 8081 ььк 81.2-2 Г78 Электронная версия ДАННОГО издания ЯВПЯСТСЯ Собственностью ИЗДАТЕЛЬСТВ, Г78 ISBN 978-5-907117-48-8 9 785907 117488 > И ее распространение без согласия издательства запрещается. Рецензенты: д. филол. н., член-корр. РАН, профессор В. M. Алпатов, д. филол. н. Г И Кустова, д. филол. н., академик РАН, профессор В. А. Плунгян Гращенков П. В. Грамматика прилагательного. Типология адъективности и атри- бутивности. — 2-е изд. — М.: Издательский Дом ЯМСК, 2019. — 432 с. ISBN 978-5-907117-48-8 Монография посвящена реализации категории прилагательных в языках мира. Рассматриваются различные варианты такой реализации: «языки без прилагатель- ных», «языки с открытым классом прилагательных» и т. д. Ставится вопрос об уни- версальности категории прилагательных, исследуются базовые функции прилага- тельных и особенности их оформления в различных языках. Результатом предлагаемой дискуссии является грамматическая и семантическая типология (классов) прилагательных. Прилагательные подразделяются на адъектив- ные и атрибутивные. Адъективные прилагательные могут оформляться в отдельную категорию (как в европейских языках) либо реализовываться как глагольный подкласс (языки Юго-Восточной Азии и т. д.). Атрибутив — более периферийный подкласс прилагательных, образующийся от именных лексем и/или оформляющий более одной основы. Затрагивается также вопрос о семантических и синтаксических участниках прилагательных. Обосновывается гипотеза о присутствии подлежащного участника в синтаксической структуре прилагательных-адъективов. Особое внимание уделяется материалу русского языка, также представлены данные алтайских, дагестанских, иранских и некоторых других языков (всего около семидесяти пяти). Книга адресована специалистам по теории грамматики, грамматической типо- логии, русскому языку. УДК 8081 ББК 81.2-2 B оформлении переплета использована фотография автора © Гращенков П. В., 2018 © Издательский Дом ЯМСК, 2018 Оглавление Предисловие . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .9 Глава 1. Прилагательные в системе частей речи . . . . . . . . . . . . . . . . . 17 1.1. Части речи . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 17 1.1.1. Части речи: зачем они? . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 17 1.1.2. Из истории изучения . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 19 1.1.3. Принципы выделения ЧР . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 22 1.1.3.1. Базовые функции ЧР и их (маркированность . . . . . . . . . . . . . . . . . . 22 1.1.3.2. ЧР в гавайском языке: немаркированное неразличение . . . . . . . . . . . . . 30 1.1.3.3. ЧР в адыгейском языке: маркированное неразличение . . . . . . . . . . . . . . . 32 1.1.4. Принципы выделения ЧР: итоги . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 34 1.2. Прилагательные как часть речи . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 34 1.2.1. Ключевые морфосинтаксические свойства прилагательных . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 34 1.2.2. Суффиксы прилагательных как элементы, определяющие их дистрибуцию (на материале русского языка) . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 45 1 .2.2. 1 . Синтаксическая деривация и деривационная морфология . . . . . . . . . . . . . . . 45 1.2.2.2. Функции русских суффиксов -н и -ск по АГ-80 . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 49 1.2.2.3. Свойства суффиксов -н и -ск . . . . . . . . . . . . . . . . 51 1.2.2.4. Суффиксы как самостоятельные единицы с селективными свойствами . . . . . . . . . . . . . . . . 57 1.2.2.5. Синтаксические свойства суффиксов прилага- тельных в русском языке: результаты . . . . . . . . 59 4 Оглавление 1.2.3. Семантическая типология обьективности . . . . . . . . . . . . . 61 1.2.4. Итоги: аффективность И атрибутивность . . . . . . . . . . . . . . 69 Глава 2. Аффективность . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 73 2.1. Прилагательные в структуре именной труппы . . . . . . . . . . . . 73 2.1.1. Синтаксический статус прилагательных в структуре именной группы . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 73 2.1.2. Иерархия атрибутивных прилагательных . . . . . . . . . . . 82 2.1.2.1. Порядок атрибутивных прилагательных в русском языке . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 83 2.1.2.2. Расположение прилагательных в языках мира и синтаксическая позиция прилагательных в именной группе . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 85 2.1.2.3. Позиция атрибутивных прилагательных некото- рых семантических классов в древнерусском. . . 91 2.1.2.4. Грамматикализация позиции распростра- ненных составляющих в мишарском . . . . . . . . . 93 2.1.3. Согласование в именной группе (concord) . . . . . . . . . . . 96 2.1.4. Атрибутивность без рекатегоризации: классы МАТЕРИАЛА и НАЦИОНАЛЬНОСТИ . . . . . 106 2.1.5. Итоги: атрибутивность как базовая функция прилагательного . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 113 2.2. Прилагательные как сказуемое простого предложения . . . . 114 2.2.1. Проблема яйца и курицы: предикативное и атрибутивное употребление прилагательных . . . . . . 114 2.2.2. Статичность . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 118 2.2.3. Полные и краткие формы русских прилагательных в предикативной функции . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 125 2.2.3.1. Постановка проблемы . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 125 2.2.3.2. Структура словоформы КФ и ПФ . . . . . . . . . . . 126 2.2.3.3. ПФ и КФ в предикативной функции . . . . . . . . 133 2.2.3.4. Подходы к структуре именной предикации. . . 139 2.2.3.5. Предикативная КФ . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 141 2.2.3.6. Предикативная ПФ . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 148 2.2.4. Итоги: прилагательные в роли именного и стативного предиката . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 154 Оглавление 5 2.3. Вторичная предикация: депиктивы И результативны VS. аппозитивы-обособления . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 155 2.3.1. Депиктивы . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 155 2.3.2. Результативны . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 168 2.3.3. Аппозитивы-обособления . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 177 2.3.4. Итоги: прилагательные И типология вторичной предикации . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 188 2.4. Синтаксис компаративная и структура компаративной словоформы . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 189 2.4.1. Ограничения на образование морфологической степени сравнения . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 189 2.4.2. Морфологический и аналитический компаративизм. . . . . 191 2.4.3. Подходы к структуре компаративная . . . . . . . . . . . . . . . . 195 2.4.4. Синтаксическая структура компаративная в русском языке . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 200 2.4.5. Компаративизм от неградуальных прилагательных . . . . . 203 2.4.6. Стандарт сравнения . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 206 2.4.7. Дифференциал . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .210 2.4.8. Итоги: морфология, синтаксис и семантика компаративная . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 214 Глава 3. Аргумента структура . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 217 3.1. Участники ситуаций, задаваемых прилагательными, и закономерности их реализации . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 217 3.1.1. Основные семантические участники обьективных предикатов . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 217 3.1.2. ТИПЫ семантических участников и семантические классы управляющих прилагательных в русском языке . . . . .220 3.1.2.1. Управление прилагательных: обязательные и факультативные участники, семантические классы . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 220 3.1.2.2. Управление отдельных семантических классов . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 223 3.1.2.3. Семантические (гипер)роли и сирконстант, употребляющиеся более чем с одним классом прилагательных . . . . . . . . . . . . . . . . . . 227 3.2. 3.1.2.4. Смена семантического класса за счет введения нового участника . . . . . . . . . . . . . . . . 3.1.2.5. Лексические валентности и семантика прилагательных: результаты . . . . . . . . . . . . . . . 3.1.3. Синтаксические ранги участников и структура группы прилагательного . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 3.1.4. Способность к реализации аргументов у прилагательных в различных синтаксических функциях . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 3.1.5. Реализация аргументов русских прилагательных . . . 3.1.5.1. 3.1.5.2. Постановка проблемы . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . КФ и ПФ с комплиментами в предикативной позиции . . . . . . . . . . . . . . . . . ПФ с комплиментами в атрибутивной позиции . . . . . . . . . . . . . . . . . . Предикативный инструменталис и вторичная предикация с комплементом . . . 3. 1.6. Участники адьективов и способы их выражения: итоги . . . . . . . . . . . . . . . . . . Прилагательные в лексической структуре глагола: осетинские сложные предикаты . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 3.2.1. Сложные предикаты . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 3.2.2. Сложные предикаты и теория лексической декомпозиции . . . . . . . . . . . . . . 3.2.3. Морфосинтаксис осетинских сложных предикатов. . 3.2.4. Структура осетинских СП — первое приближение. . 3.2.5. Средства выражения ИЧ и ЛГ в осетинских СП . . . . . 3.2.5.1. Типы ИЧ . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 3.2.5.2. Разновидности ЛГ . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 3.2.6. Аргумента структура префиксных ИЧ . . . . . . . . 3.2.6.1. Аргументы СП с прилагательными . . . . . . . . . 3.2.6.2. Структура префиксных СП с прилагательными . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 3.2.6.3. Аргументы СП с существительными . . . . . . . . 3.2.6.4. Структура префиксных СП с существительными . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 3.1.5.3. 3.1.5.4. Оглавление 244 244 248 256 . 262 262 268 269 . 272 273 274 274 278 .283 .290 297 297 302 303 303 304 307 309 Оглавление 7 3.2.6.5. Свойства И структура префиксных СП: краткие итоги . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 311 3.2.7. Аргумента структура префиксальных ИЧ . . . . . . . . 311 3.2.7.1. Аргументы СП с прилагательными . . . . . . . . . 311 3.2.7.2. Структура префиксальных СП с прилагательными . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 313 3.2.7.3. Аргументы СП с существительными . . . . . . . . 317 3.2.7.4. Структура префиксальных СП с существительными . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 319 3.2.7.5. Свойства и структура префиксальных СП: краткие итоги . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 320 3.2.8. Контексты, диагностируемое наличие внешнего и внутреннего аргумента СП . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 320 3.2.9. Структура обьективных и именных СП: итоги . . . . . . 321 3.2.10. Морфологические показатели на ИЧ . . . . . . . . . . . . . 323 3.2.10.1. Обьективная морфология на ИЧ . . . . . . . . . . 323 3.2.10.2. Именная морфология на ИЧ . . . . . . . . . . . . . . 326 3.2.11. Итоги анализа осетинских сложных предикатов: внутреннее подлежащее AdjP И доминирующая гебр . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 328 Глава 4. Атрибутивность: между лексиконом и синтаксисом . . . . . 331 4.1. Фразовые атрибутив в языках без согласования в именной группе . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 332 4.1.1. Атрибутивизация в алтайских языках — первое приближение . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 332 4.1.2. Комитатив и каритив как обьективные показатели . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 333 4.1.3. Комитатив и каритив как падежи . . . . . . . . . . . . . . . . . 335 4.1.4. Комитатив и каритив как маркеры атрибутивность . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 338 4.1.5. Атрибутивизация в тюркских и монгольских языках: итоги . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 340 4.2. Фразовые атрибутив в языках с согласованием в именной группе . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 341 4.2.1. Атрибутив в аваро-андо-цезских языках . . . . . . . . . . 341 8 Оглавление 4.2.2. Атрибутивизация в аваро-андо-Цезских языках: итоги . . . 350 4.3. Обьективная И атрибутивная деривация в русском языке. . . 350 4.3.1. Типы синтаксических проекций, лежащие в основе сложных слов русского языка . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 351 4.3.2. (Морфосинтаксис русских сложных прилагательных . . . 356 4.3.2.1. Порядок деривации сложных слов . . . . . . . . . . 356 4.3.2.2. Порядок деривации русских сложных прилагательных: итоги . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 364 4.3.3. Ограничения на образование сложных слов . . . . . . . . 365 4.3.3.1. Ограничение на количество ветвлений в составе сложных слов . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 365 4.3.3.2. Ограничение на направление ветвления . . . . . 372 4.3.3.3. Ограничение на сочинение вершин . . . . . . . . . 375 4.3.4. Обьективная и атрибутивная Деривация в русском языке: итоги . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 376 4.4. ГЕНИТИВ качества как носитель атрибутивного признака . . . 378 4.4.1. ГЕНИТИВ качества как особый тип именных составляющих . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 378 4.4.2. ГЕНИТИВ качества и прилагательное . . . . . . . . . . . . . . . 383 4.4.2.1. Препозитивное употребление . . . . . . . . . . . . . . 383 4.4.2.2. Сочинение . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 384 4.4.2.3. Возможность употребления более чем одного генеративного зависимого . . . . . . . . . . . . 385 4.4.2.4. Предикативное употребление . . . . . . . . . . . . . . 386 4.4.3. АДЪЮНКЦИЯ . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .387 4.4.4. Внутренняя структура генитива качества . . . . . . . . . . . 389 4.4.5. Анализ: генитив качества как аналог сложных прилагательных . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 391 4.4.6. Итоги: атрибутивная природа генитива качества . . . . 394 Заключение . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 395 ИСТОЧНИКИ и оформление примеров, глоссы и условные обозначения, сокращения . . . . . . . . . . . . . . . . 401 Литература . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .405 СПИСОК языков . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 427 Предисловие Согласно «Грамматическому словарю русского языка» А. А. За- лизняка около 22 % русской лексики составляют прилагательные. Это в некотором смысле уникальный (как для русского языка, так И для прилагательных) результат. Для словаря характерно существенное ко- личественное преобладание имен существительных — именно они за- дают все огромное разнообразие объектов внеязыковой действительно- сти. Не стану брать на себя ответственность и сравнивать «мощность класса» русских и, скажем, английских прилагательных (задача сама по себе трудновыполнимая). Русский, однако, систематически исполь- зует прилагательные в ряде случаев, когда, например, английский или французский прибегают к именам (ср. кирпич/ кирпичный VS. brick; Лондон / лондонский VS. de Londres). Нет сомнения: если бы между языками проводился «чемпионат мира по прилагательным», русский наверняка шейл бы в мировых лидерах. Значит ли это, что тем языкам, которые «плетутся в хвосте» подобного виртуального соревнования, не хватает слов? Конечно, не значит. Еще немного сравнения: каждый из исследованных в (Segerer 2008) 72 африканских языков (разной генетической атрибуции) со- держит менее 30 прилагательных. Может ли данный факт характери- зовать такие языки как «примитивные» или «неразвитые»? Автор уве- рен, что нет. Эти языки не только не примитивны, но с их помощью можно выразить любые идеи, доступные для выражения в языках Ев- ропы или Азии. Просто выражены эти идеи будут при помощи других грамматических средств. Что бывает, если в языке нет какого-либо привычного носителям русского или английского грамматического средства? И что бывает, если такой грамматический инструмент есть, но устроен совершенно иначе? В этой книге я попробую ответить на данный вопрос, сравнивая прилагательные русского, английского и других, более привычных нам 10 Предисловие языков с данными языков более «экзотических», т. е. попросту менее Известных И привычных. Впрочем, как я попробую показать, в своей «экзотичности», по крайней мере — в области прилагательных, русский вполне мо- жет потягаться со многими малоисследованными языками. Кроме об- ширности лексической зоны, для русских прилагательных характерен широкий охват зоны грамматических явлений, типологически связан- ных с прилагательными. Некоторые из этих явлений, наиболее важные для понимания природы прилагательных, будут подвергнуты анализу на русском материале. Замыслом, лежащим в основе данной книги, было сопроводить теоретическое исследование грамматики прилагательных примерами детального анализа конкретных явлений в отдельных языках. Наиболее подробное освещение получили русский, осетинский, ряд алтайских и нахско-дагестанских языков. В иллюстративных целях привлекается материал других языков мира (см. Список языков). Скажу несколько слов о структуре и оформлении работы. Моно- графия включает четыре главы. В Главе 1 речь пойдет о типологии прилагательного и типологических основаниях для выделения при- лагательных как отдельного класса. Глава 2 — ключевая для данной книги — будет посвящена детальному анализу синтаксиса прилага- тельных и морфологической структуре словоформы прилагательного. В Главе 3 мы обратимся к вопросу, который ставился исследователями не так часто, — способности прилагательных вводить участников за- даваемых ими ситуаций. В Главе 4 будут описаны модели образования единиц с дистрибуцией прилагательных, включающих при этом более чем одну основу. Краткое Заключение подытожить основные результаты. Все разделы второго уровня (1.1 и т. п.) снабжены итогами. Это сделано для тех читателей, которые предпочитают сперва узнать, к чему привела длинная (и порой скучная) дискуссия, и только затем тратить свое время на знакомство с ней (автор безусловно относит себя к таковым). Некоторые терминологические ремарки: термин «имя» будет соот- ветствовать имени существительному. Прилагательное, которое в ряде грамматических традиций включается в общий класс имен, не будет а priori рассматриваться как член этого класса. Я также буду избегать Глава 1. Прилагательные в системе частей речи 1.1 . Части речи 1.1.1. Части речи: зачем они? «Прилагательное» — термин, описывающий часть речи. Следова- тельно, если нас интересуют прилагательные, необходимо разобраться с тем, что такое части речи (далее — ЧР) и зачем они нужны. Даже те, кто не знаком с типологией, могли задумываться над сле- дующими проблемами. Почему в русском и английском языках исполь- зуются прилагательные голодный / hungry, B то время как во француз- ском или агульском языках этим прилагательным соответствуют суще- cTBHTeJ1LHL1efaz'm / ga§ ‘голод’: (1) Я был голоден. (2) английский 1 was hungry. (3) французский J ожив faim. ‘Я был голоден’, досл.: ‘Я имел голод.’ (4) агульский (Майсак 2014: 270) Za—s Paji ga§ kxe. 51-DAT очень голод бытЬ:РКЕ$ ‘Я очень проголодался’, досл.: ‘Мне был голод.’ Если продолжать аналогии — почему в русском нет прилагатель- ного для хотеть питы, в то время как английский наряду с hungry 1 Есть старославянское жаждущий, но кроме того, что это причастие, оно еще И явно стилистически маркировано. 18 Глава 1. Прилагательные в системе частей речи последовательно использует прилагательное thirsty, а французский, столь же последовательно, — существительное sozf ‘жажда’, анало- гичное[а1т ‘голод’? Другим примером подобных несоответствий может быть отсут- ствие в некоторых языках прилагательных типа русского каменный. Если французский прибегает в этом случае к предложной группе, то англий- ский и тюркские языки используют немаркированное сочетание имен: (5) французский maison en / de pierre дом в / из камень (б) английский stone house (7) башкирский аташ иора камень дом ‘каменный дом’ Даже на этих достаточно частных примерах видно, что граница между частями речи проходит во всех языках по-разному. Ситуация с прилагательными в этом отношении особенно примечательна: в не- которых языках выделить самостоятельный класс прилагательных ока- зывается затруднительно. Так, Всемирный атлас языковых структур (walsjnfo) указывает, что для выборки из 138 языков в 77 языках (56 %) атрибутивные прилага- тельные оформляются различно с именами и глаголами. В остальных 61 языке (44 %) прилагательные в роли атрибута в той или иной сте- пени сближаются с именами (т. е. требуют того же оформления, что и посессор) и/или глаголами (кодируются как относительное предло- жение) (Gil 2013). Итак, распределение лексем по ЧР — не универсально и не по- вторяется с точностью во всех языках. Но ситуация, как мы увидим, все же далека от хаоса. Если про точное совпадение границ ЧР в раз- ных языках говорить не приходится, есть, однако, и то, что объединяет все языки, — (в той или иной степени) универсальный набор контек- стов употребления лексем. 1.1. Части речи 19 Можно также сказать, что Инвентарь основных знаменательных ЧР, среди которых прежде всего выделяются имена И глаголы, затем — как менее универсальные — прилагательные, затем — наречия, призна- ется более-менее всеми лингвистами, см., например, (Schachter, Shopen 2007). Об отдельных сложных случаях мы скажем немного ниже. Проблема выделения ЧР, как правило, рассматривается лингвиста- ми с одной из двух позиций. Первая — точка зрения дескриптивной линг- вистики: в языке есть определенное количество слов, каждое из которых необходимо отнести к тому или иному классу. Подобная постановка проблемы, естественно, предполагает, что мы хорошо представляем себе, что такое слово, где проходят границы между словом и несловом и т. д. В этой книге мы не будем специально затрагивать данный вопрос, хотя и столкнемся с противопоставлением слова и фразы, например, при об- суждении сложных прилагательных в русском языке и атрибутивных комплексов в некоторых других языках. Дескриптивный подход к ча- стям речи часто применяется при описании грамматик конкретных язы- ков (хотя и не только в этом случае). Подобный подход отталкивается от нужд словаря: перед нами множество элементов, которые надо неко- торым образом классифицировать. Такая классификация, кроме чисто таксономической цели, имеет и другую задачу: описать свойства классов слов реально, а каждого конкретного слова в отдельности — невозможно. С другой стороны, существует взгляд на ЧР как на строительный материал для построения высказывания и его частей. При подобной перспективе могут быть не важны отдельные слова и даже группы слов. Важны в первую очередь те элементы (переменные), которые сочета- ются с другими по регулярным правилам и дают наиболее продуктив- ный вклад в производство высказываний на данном языке. Ниже мы разберем оба подхода, определив первый как дескриптивный, а второй как процедурный. 1.1.2. Из истории изучения Здесь мы очень кратко представим историю взглядов на части речи, подробнее см. (Десницкая, Кацнельсон 1980; Алпатов 1986; 1990). Пер- вые известные нам (и, видимо, весьма смутные) наблюдения о том, что 20 Глава 1. Прилагательные в системе частей речи слова в языке не одинаковы И могут отличаться, например, тем, какие формы они образуют, встречаются в вавилонской традиции уже в на- чале П тыс. до н. э., см. (Десницкая, Кацнельсон 1980: 1737). Аристотель (3 84-322 гг. до н. э.) выделил имя, глагол, союз и член. Впервые в европейской традиции ЧР разделены Аристотелем на зна- чащие (знаменательные) и незначащие (служебные). У значащих — имен и глаголов — не вполне отчетливо ясны критерии противопо- ставления. С одной стороны, противопоставление проводилось на ос- новании морфологии, с другой — Аристотель склонен отождествлять глагол и сказуемое, т. е. основываться на синтаксических функциях ЧР (Там же: 172). Выделение отдельных языковых «атомов» у Аристотеля было да- леко от современного представления о ЧР. Например, в один ряд клас- сификации попадали перечисленные глагол, имя, служебные ЧР и па- деж. Первыми, кто последовательно решал задачу выделения ЧР, были стоики (IV—II BB. до н. 3.). ЧР у стоиков включали имя собственное, имя нарицательное, глагол, союз и член, последний включал местоимения и артикли древнегреческого языка. Под союзами стоики понимали как союзы, так и предлоги, а к перечисленным выше категориям некоторые стоики добавляли также наречия, см. (Там же: 190-192). Представленная в «Грамматике» Дионисия Фракийца (170 до н. э. — 90 до н. э.) система ЧР сохранится в европейской традиции достаточно долго. Дионисий выделяет имя, глагол, причастие, член (артикль), ме- стоимение, предлог, наречие, союз. Имя представлено 24 категориями, включающими имена собственные и нарицательные, прилагательные, термины родства, родовые и видовые имена и т. д. (Там же: 217-218). Как мы видим, причастие у Дионисия выделяется в отдельную часть речи, а прилагательное — напротив, входит в подкласс имен. Такая классификация долго сохранится в европейской традиции. Так, в «Российской грамматике» М. В. Ломоносова находим следующие ЧР: «По сему слово человеческое имьеть осмь частей знаменатель- ныхь. 1) Имя, для названия вещей. 2) Местоимение, для сокращения именований. 3) Г глаголъ, для названия деяний. 4) Причастие, для сокра- щен1я, соединение имени и глагола вь одно речение. 5) Нархъчёе, для кратка изображения обстоятельств. 6) Предлог, для показания при- надлежности обстоятельств кь вещами или дьян1ямь. 7) Союзъ, для 22 Глава 1. Прилагательные в системе частей речи Далее мы представим современные взгляды на выделение ЧР И проблемы, с которыми сталкиваются лингвисты, решая данную задачу. 1.1.3. Принципы выделения ЧР 1.1.3.1. Базовые функции ЧР и их (маркированность Выделение ЧР — разбиение лексем на классы по некоторому ос- нованию. Если мы будем выстраивать классификацию исключительно по морфологическому критерию, к различным ЧР можно было бы от- нести существительные разных склонений и глаголы разных спряже- ний. Напротив, к одной части речи могли бы быть отнесены неизменяе- мые существительные типа жюри, метро и наречия вчера, вскоре и т. д. Пользуясь морфологическим критерием, нам несложно выделять есте- ственные классы лексем, но классов этих будет достаточно много. Отметим также и другой тип ошибки: «злоупотребление» морфо- логическим критерием не позволяло авторам грамматик древнегрече- ского, латыни и санскрита выделять в отдельный класс прилагатель- ные. Действительно, словоизменение прилагательных в этих языках было таким же, как и у имен. Синтаксический критерий также связан с известными сложно- стями. Использование синтаксического критерия могло бы основы- ваться на том, что базовой функцией глаголов должно быть обозна- чение действия, т. е. исполнение роли предиката. Базовая функция имени — заполнение позиции термов при предикате (вспомним мета- фору сцены и участников действия у Панини). Каково место прилага- тельных в этой дихотомии? С одной стороны, прилагательные могут (синтаксического) компонента от семантики. Действительно, мы не со- мневаемся в грамматичность каждого из этих предложений И даже мо- жем снабдить их какой-то интерпретацией, несмотря На то что оба они бессмысленны. В Индийской традиции также существовало граммати- чески верное высказывание, единицы которого семантически не сочета- ются друг С другом: Идет сын бесплодной женщины с небесным цвет- ком в волосах, омытым молоком черепахи, несущей лук из рога кролика (Sharma 2002: 50). 1.1. Части речи 23 заменять термы, ср.: Зато развязный клетчатый сам отрекомендо- вался финдиректор... из «Мастера И Маргариты» М. А. Булгакова. С другой стороны, уже авторам Грамматики Пор-Рояля (1660) было очевидно, что прилагательное является скрытым предикатом. Во фразе Dieu invisible а créé [е топа’е visible ‘Невидимый Бог создал видимый мир’ А. Арно И К. Лансло усматривали три предикации: 1) Бог неви- дим; 2) Бог создал мир; 3) мир является видимым, см. (Арно, Лансло 1998: 130). Таким образом, прилагательное (а на самом деле — и су- Ществительное) является предикатом подобно глаголу. Третий критерий, который мог бы быть полезен при выделении ЧР, — семантический. Согласно семантическому критерию, имена должны обозначать названия предметов, а глаголы — названия дей- ствий. Недостатки такого подхода известны: слова типа бег или дождь обозначают как раз действия, в то время как отглагольные формы лю- бимый или покупатель — обьекты. Выделить некоторое инвариант- ное значение у всех имен, с одной стороны, и у всех глаголов — с дру- гой, действительно сложно. Одна из таких попыток — предложенный в (Вежбицкая 1999) универсальный семантический инвентарь, так на- зываемая концепция семантических примитивов. Согласно ей, для ка- ждой ЧР выделяются наиболее характерные, монотипические пред- ставители. Частиречная принадлежность всех остальных лексем опре- деляется в зависимости от того, с какой противохимической единицей она объединяется с точки зрения своих морфосинтаксических свойств, см. также развитие этого подхода в (Dixon 2004). Интересную версию семантического подхода разработал А. М. Пеш- ковский (1878-1933). Пешковский предложил считать, что каждая ЧР обладает своим «грамматическим значением»: имена — значе- нием предметности, глаголы — значением действия и т. д. Подобное «значение» связано прежде всего с грамматикой, а не с семантикой, ср.: «чтение — предмет в нашей грамматической мысли» (Пешков- ский 2001: 129). Это грамматическое значение определяется не (мор- фологической) формой слова, а выражается формами словосочетаний. Например, категориальное значение предметности проявляется в том, что имя: 1) согласуется с прилагательным; 2) выступает комплементом при другом имени, глаголе и предлоге (т. е. управляется ими в случае, когда является асессором, обьектом в глагольной группе или зависит 30 Глава 1. Прилагательные в системе частей речи Прилагательные становятся актантами при субстантивации — немар- кированном переходе из определений в актанты (Мне нравится высо- кий). Для осуществления функции обстоятельства необходимо допол- нительное морфологическое маркирование (высоко, красиво). Наконец, наречия (сегодня) являются обстоятельствами, но, полу- чая морфологические показатели, могут становиться определением к имени (сегодняшний). Случаи употребления в роли предиката или актанта затруднены по семантическим причинам, но допустимы. При предикативном употреблении требуется связка (Такой день был се- годня). В случае актантной функции происходит конверсия — немар- кированный переход в функцию другой ЧР (Каждое сегодня мы ду- маем о своем вчера). Применяя подобную методику, можно получить основные ЧР неко- торого языка. Останутся, конечно, и семантически непустые лексемы, обладающие дистрибутивными свойствами, отличающими их от основ- ных ЧР этого языка. В качестве примеров из русского можно привести все те Ж слова категории состояния (жаль, недосуг). Но подавляющее большинство лексем, тем не менее, получат категориальную атрибуцию. Итак, мы можем говорить о трех или четырех базовых ЧР (вопрос о включении либо невключении наречий каждый исследователь решает на свое усмотрение). Вернемся к проблеме универсальности. Случаи, когда прилагательное не выделяется в отдельную категорию, как это имеет место в русском или английском, действительно существуют, они будут описаны ниже. Но бывают ли языки, где нет различия между двумя основными классами, имен и глаголов? Логически такое допу- стимо в одном из двух случаев: i) B языках, где отсутствует морфоло- гическое маркирование, любая лексема может выполнять любую функ- цию в своем исходном виде; ii) B языках с богатой морфологией любая основа при выполнении некоторой функции может получать любые морфологические показатели, независимо от своей семантики. Разбе- рем эти два примера несколько подробнее. 1.1.3.2. ЧР в гавайском язьаке: немаркированное неразличение В качестве примера языков, где любое слово может немаркиро- ванно выполнять любую синтаксическую функцию, обычно приводят 1.1. Части речи 31 древнекитайский. Рассмотрим, однако, пример из гавайского языка (австронезийские, полинезийские): (10) гавайский (Беликов 1990: 181) 6 а. /ca hua а! DEF.SG ПЛОД съедобный ‘съедобный плод’ b. Ка ‘ai maika ’z' DEF.SG еда хорошая ‘хорошая еда’ I ' ' I C. ua at mu от PERF съесть много он ‘он много съел’ с1. иа mu’ па ‘ai PERF МНОГО DEF.PL еда ‘езды было много’ е. /ca hale mu’ DEF.SG ДОМ большой ‘большой дом’ f. Ка mu’ о ka hale DEF.SG величина POSS DEF.SG ДОМ ‘величина дома’ В данном примере основа ‘ai предстает в следующих функциях: определение (‘съедобный’), актант (‘еда’), предикат (‘съесть’). Ос- нова nut’ является наречием или квантором (‘много’), прилагательным (‘большой’), именем (‘величина’). Во всех этих употребления одни и те же лексемы исполняют различные функции без дополнительного маркирования. В действительности, согласно (Беликов 1990; Тестелец 1990: 83), гавайский язык различает имена и глаголы, однако данный пример де- монстрирует нам возможную стратегию отсутствия такого противо- поставления. Стремление к неразличение имен и глаголов (и ЧР вообще) ре- гулярно демонстрируют так называемые полисинтетические языки, 32 Глава 1. Прилагательные в системе частей речи в англоязычной литературе обычно приводятся примеры салишских или вакашских языков. 1.1.3.3. ЧР е адыгейском язьске: маркированное неразличение Рассмотрим пример адыгейского языка (абхазо-адыгские). Еди- ницы, обозначающие физические объекты (предполагаемые имена), и единицы, обозначающие действия (предполагаемые глаголы), могут выполнять функции и предиката, и актанта: (1 1) адыгейский (Тестелец 2009: 3 1013) а. К1але къэ-к1уа-гъ. мальчик ВПЪидти-РЗТ ‘Мальчик пришел.’ b. МЫ бзылъфьигъэ-р сэ с-и-шъузьх-гъ. этот женщина-арбуз я 1.SG-POSS->1<eHa-PST ‘Эта Женщина была моей Женой.’ с. Сэ-ры-щт текЮ-щты-р. я-РКЕВ-РПТ выигратЬ-РПТ-АВЗ ‘Видимо, именно я выиграю’ (досл.: ‘Видимо, именно я бу- ду тем, кто выиграет’). В примере (а) имя употребляется как актант (немаркированный падежом), а глагол — как предикат. В (b) имя (жена) становится пре- дикатом, принимая показатели времени и согласования. В (с) актантов становится лексема со значением действия (выиграть), приобретая па- дежный показатель абсолютива. На первый взгляд, любая лексема оказывается способной выпол- нять любую функцию. Однако, как указывают авторы сборника (Тесте- лец 2009: 3113), это не так. Глаголы отличает от имен и прилагатель- ных их неспособность присоединять посессивные аффиксы: (12) адыгейский (Тестелец 2009: 32) а. с-и-пьии 1.SG-POSS-Bpar ‘мой враг’ 1.1. Части речи ЗЗ b. c—u—ncbzHKI3 1.SG-POSS-6I)1cTpL11"4 ‘мой быстрый’ с. *c—u—KIa—2b3 1.SG-POSS-I/IIITI/I-PST ОЖИД.: ‘мой ушедший’ Другое Важное отличие между именами И глаголами состоит в сле- дующем. В абхазо-адыгских языках есть «скрытая категория» опреде- ленности, выражающаяся посредством дифференцированного падеж- ного маркирования. В примере ниже маркированная падежом именная группа предполагает определенное прочтение, а немаркированная — неопределенное: (13) адыгейский (Тестелец 2009: 34) Мы1эрысэ(-р) къьх-с-э-т. ЯбЛОКО(-АВ S) DIR-1.SG.IO-OBL-I[aTI) ‘Дай мне (это) яблоко.’ Однако при актантном употреблении глагола такой возможности нет — глагольные основы всегда должны маркироваться падежом: (14) адыгейский (Тестелец 2009: 34) Къэ-п-щэфы-гъэ-р / Ёсъэпщэфыгъэ DIR-2.AG-KyHHTL-PST-ABS / DIR-2.AG-1<yHHTL-PST Kbbl-C-3-m. DIR-1.SG.IO-OBL-I[aTI) ‘Дай мне то, что ты купила.’ Как мы видим, аккуратный анализ дистрибутивных свойств все- таки дает основания для разделения основных ЧР. Можно заключить, что гипотеза о существовании «языков без ча- стей речи» является слишком сильной — B действительности (грам- матические) основания для выделения имен и глаголов, скорее всего, можно обнаружить во всех языках. 34 Глава 1. Прилагательные в системе частей речи 1.1.4. Принципы выделения ЧР: итоги Мы обсудили Историю изучения И принципы выделения ЧР, а также центральный для прилагательных вопрос об универсальности ЧР в язы- ках мира. Вопрос об универсальности состоит из следующих частей: i) насколько универсален набор (знаменательных) ЧР в языках мира; 11) насколько универсально распределение лексем по конкретным (зна- менательным) ЧР в языках мира, т. е. насколько границы ЧР совпадают в разных языках; 111) допустимы ли в некотором языке ЧР, не входящие в число универсальных ЧР. Ответы на эти вопросы, скорее всего, вы- глядят так: 1) противопоставление имен и глаголов универсально, отно- сительно других знаменательных ЧР, прежде всего — прилагательных, полного консенсуса нет; 11) границы различных ЧР не обязательно со- впадают во всех языках (где данная ЧР имеет место); 111) в разных языках могут быть представлены дистрибутивные классы лексем со специфиче- скими свойствами, которые мы, однако, не будем считать частями речи. В дальнейшем изложении мы будем придерживаться процедурного подхода к ЧР, основанного на теории маркированность. ЧР В некото- рого языка — деривационной немаркированный дистрибутивный класс со специфичным для него в данном языке набором грамма- тических категорий. Дистрибутивные свойства класса определяются базовым набором универсальных синтаксических функций актанта, предиката и определения. Типологически определенные ГК «закре- плены» за определенными частями речи. 1.2. Прилагательные как часть речи 1 .2. 1 . Ключевые морфосинтаксические свойства прилагательных Скажем еще немного об «универсальности». В ряде работ, как типологического, так и формального характера, прилагательные — с различной степенью эксплицитно — признаются универсальным 1.2. Прилагательные как часть речи 35 классом, см., например, (Croft 1991; Baker 2003; Dixon 2004; Cinque 2010) И др. Как это соотносится с тем фактом, что ряд языков не рас- полагает формальными средствами, при помощи которых прилага- тельные можно было бы выделить в отдельный класс? Авторы, кото- рые говорят об универсальности прилагательных, как правило, имеют в виду универсальный характер семантических или функциональных свойств или же синтаксических признаков, стоящих за прилагатель- ными. С точки зрения такого «университетского подхода», язык мо- жет, например, не располагать специальными категориями, харак- терными (только) для прилагательных, но при этом демонстрировать некоторые расхождения между глаголами/ именами и прилагатель- ными. Такие расхождения могут касаться синтаксической дистрибу- ции, сочетаемости с грамматическими показателями или дериваци- онной морфологией. В процессе дискуссии, которую мы предпримем в данной работе, мы придем к похожему выводу. Мы также покажем, что адьективную категорию можно считать универсальной, несмотря на то что в неко- тором языке может не быть видимых формальных оснований для вы- деления прилагательных B отдельную ЧР. В нашем случае, однако, ос- нования для признания универсальной природы будут отличаться. Так, например, в модели М. Бейкера, см. (Baker 2003), прилагательные опи- сывают свойства, вследствие чего имеют типологически универсальную структуру, не позволяющую осуществлять референцию и присваивать семантическую роль. Для Г. Чинкве универсальность прилагательных вызвана тем, что для них характерна так называемая непосредствен- ная модификация, т. е. способность лексем с определенной семантикой занимать определенные позиции в функциональной структуре имен- ной группы. В обоих упомянутых случаях — так же как и в типоло- гически-ориентированных подходах (Croft 1991; Dixon 2004) И др. — ключевую роль играет семантика. Забегая (примерно на 1 главу) впе- ред, скажем, что для нас универсальность обьективной категории будет фактически следовать из универсальности функциональной вершины А (attribute, adjective, adjunct, ...), ответственной за атри- бутивное употребление. Формирование категории прилагательного, с нашей точки зрения, — развитие в языке морфологических средств, благодаря которым определенный класс лексем отождествляется .’ 1.2. Прилагательные как часть речи 45 Итак, в данном разделе мы описали следующие важные для при- лагательных контексты: атрибутивное употребление, предикативное (в том числе — вторично-предикативное) употребление, способность к образованию степеней сравнения и форм интенсификации. Далее мы более детально опишем особенности употребления прилагательных в данных контекстах. Мы также будем уделять внимание типу исполь- зуемой деривационной морфологии — это тоже может быть важным критерием выделения прилагательных в отдельную ЧР. 1.2.2. Суффиксы прилагательных как элементы, определяющие их дистрибуцию (на материале русского языка) 1.2.2.1. Синтаксическая дериеаиия и деривационная морфология При соединении отдельных единиц синтаксической структуры каждый раз необходимо выбирать элемент определенного класса: объ- единять прилагательные с существительными для образования имен- ных групп, наречия с глаголами для образования групп глагола и т. д. Принадлежность некоторого элемента к определенному классу играет ключевую роль для синтаксической деривации. Среди русских обьективных лексем есть некоторое количество непроизводных: большой, малый, плохой, хороший и т. д. Наряду с не- производными прилагательными в русском существует большое коли- чество таких, которые образованы от имен, глаголов и других частей речи. Русский язык маркирует переход лексических единиц из класса существительных и глаголов в обьективный класс при помощи специ- альных показателей. В отсутствие таких показателей образование пол- ной формы прилагательного невозможно, ср.: (47) а. труд-н-ый, год-н-ый b. *mpy&amp;—bz11, *20&amp;-bl?/7 46 Глава 1. Прилагательные в системе частей речи Неполный список продуктивных суффиксов прилагательных вы- глядит следующим образом (для первых двух также признается мно- жество вариантов или морфов): -н, -ск, а также: -ан, -анан, -абельян, -иро- ванн, -ое, -данск, -асат, -ат, -чат, -беат, -обит, -иист, -ливе, -ае (отымен- ное образование прилагательных); -льен, -кельн, -абельян, -ое, -ск, -к, —0м—/—им, —иист, —чат, —уч—/—ач, —лие—/—чие, —л, —ён—/—н, —т, —ённ—/—нн (обра- зование прилагательных от глаголов), см. (АГ-80-1: §§ 610-682). Существуют следующие логические возможности маркирования перехода из одного лексического класса в другой: i) переход из одного класса в другой всегда маркирован, 11) переход не маркирован никогда, 111) рекатегоризация может маркироваться, а может и не маркироваться. Кратко остановимся на каждом из вариантов. Подход 1) принят, например, в Распределенной морфологии (Distributed Morphology) (Marantz 1997). Согласно данному анализу, все корни категориальные. Обьективная (или какая-либо другая) ос- нова оказывается маркирована категориальным показателем, нулевым или фонологически выраженным, в процессе деривации. Возможное правило для порождения именной группы с прилагательным выгля- дело бы следующим образом (Adj — вершина, приписывающая адъ- ективную категорию): <48) NP - [AdjP Н] Асы + N Подход 11) предложен в (Borer 2014; 2014). B этом случае ос- нова может не маркироваться признаком, связанным с прилагатель- ным, — для успешной синтаксической деривации достаточно, чтобы она не была маркирована другим частеречным признаком. Соответ- ствующий такому подходу алгоритм можно представить как: (49) NP—>[XP[\/]x]+N|x7£N,V,Adv,... B случае прилагательных х = Adj или не определен и тогда проек- ция «обьективной оболочки» AdjP отсутствует. Подход 111) представлен в традиционных грамматиках или функци- онально-типологической литературе. Так, в (Croft 1991) для каждого из основных лексических классов предлагается существование прото- типических элементов категории, чьей употребление в соответствующей функции (обьективной в нашем случае) не маркировано. Элеме ь: 1.2. Прилагательные как часть речи 49 (52) а. —ительмен: [Adj [V [\/ улеш] ИУ] ительмен] b. —иист: [Adj [H [\/ плеч] Ип] иист] Сама идея категориальное специфицированных корней, необхо- димо присоединяющих рекатегоризации вершины, (отчасти) осно- вывается на соображениях экономии. Действительно, иметь в лекси- коне две основы refuse, именную И глагольную, — избыточно. Можно иметь один категориальный корень И правила его превращения в ос- нову любой категории. При таком подходе в случаях типа русских *плеч+ительн, *утешит идея универсальности деривации «акатего- риальный корень — категоризирующий аффикс» оказывается дискре- дитированной. Деривационные морфемы (-ительмен, -иист, ...): i) сами присваивают некоторый категориальный тип с тем, чтобы синтаксис мог оперировать с данным элементом, и ii) накладывают собственные ограничения на непроизводные основы, к которым они присоединя- ются. Факт существования различных деривационных морфем с раз- ными сочетаемостными свойствами, таким образом, сильно дискреди- тирует идею категориальных корней и нулевых (ре)категоризаторов. 1.2.2.2. Функции русских суффиксов -н и -ск но АГ-80 Академическая Грамматика так определяет случаи образования прилагательных с суффиксом -н от существительных: «Прилагательные с суффиксом, представленным морфом -H1 ..., обозначают признак, отно- сящийся к предмету, явлению, названному мотивирующим словом: хлеб- ный, водный, лесной, морковный, тепличный, инженерный, ведомствен- ный, туберкулезный, стоимостный, глубинный, радостный, массажный, трансляционный» (АГ-80-1: § 617). Для случаев образования прилага- тельных при помощи -н от глаголов дается следующее определение: «Прилагательные с суффиксом, представленным морфом -н1- ..., имеют значение “характеризующийся отношением к действию, названному мотивирующим словом”», в качестве примеров приводятся больной, склонный, слышный, видный, резной, лепной и т. д., см. (АГ-80-1: § 646). Суффикс -ск также участвует в образовании прилагательных и от имен, и от глаголов. Для отыменной функции находим: «Прила- гательные с суффиксом, представленным морфами -ск- 0x� -евск-, -ически-, 50 Глава 1. Прилагательные в системе частей речи -овск- И рядом других морфов, оканчивающихся на -ск- ..., имеют об- щее значение “относящийся к тому или свойственный тому, что названо мотивирующим словом”: отцовский, преподавательский, плотницкий, морской, университетский, крейсерский, арифметический» (АГ-80-1: ё 630). Определение -ск как отглагольного категоризатор следую- щее: «Прилагательные с исуф. -ск-/-еск-/-тельск- имеют значение “отно- сящийся к действию лица, названному мотивирующим словом”: колдо- вать — колдовской, издеваться — издевательский... бродяжнический, жульнический... измывательский, надувательский...» (АГ-80-1: ё 630). Как можно видеть, семантическое описание как в случае -н, так и в случае -ск оперирует одними и теми же терминами: «относящийся к», «ха- рактеризующийся отношением» и т. д. Однако, как нам представляется, основные расхождения в свойствах -н и -ск — не семантической природы. Начнем сравнение данных суффиксов с еще одной Цитаты из АГ-80: «Своеобразие продуктивного морфа -ичан состоит в том, что все слова с этим морфом... являются словообразовательными синонимами при- лагательных с морфом -ически...: символический — символичный, демо- кратический — демократичный. В отличие от слов на -ический, они не только способны выражать качественные значения, но и обладают морфологическими средствами такого выражения: возможностью об- разования кратких форм, компаративная, отвлеченных существительных» (АГ-80-1: ё 619). Перечисленные здесь факты позволяют поставить сле- дующие вопросы. Во-первых, не вполне понятно, почему заимствованные основы, принадлежащие к активному классу в языке-источнике, требуют дополнительного маркирования в русском: eategorie + -H/-CK — кате- горичный/ категорический, democratic + -H/-CK — демократичный/ демократический. Приведем примеры других заимствованных адь- ективных основ, также требующих оформления русскими суффик- сами прилагательных: —al: normal + -H — нормальный; neutral + -H — нейтральный; —oz's: eourtoise + -H — куртуазный; bourgeois + -H — бур- жуазный и т. д. Во-вторых: чем объясняются различия в свойствах образований на -н и -ск? Наиболее важным представляется вопрос о том, продикто- ваны ли они (лишь) семантическими соображениями или имеют син- таксическую природу? 1.2. Прилагательные как часть речи 51 Ниже мы обсудим свойства, различающие дериваты с -н И -ск, на материале прилагательных типа следующих: (53) а. человечный, представительный, специфичный, идиотич- ный, романтичный, драматичный, фантастичный, ��� b. человеческий, представительский, специфический, идио- тический, романтический, драматический, фантастиче- ский,.„ 1.2.2.3. Свойства суффиксов -н и -ск Рекатегоризация и обстоятельственная функция. Образование еди- ниц с наречными функциями представляется наиболее неоднозначным. С одной стороны, прилагательные, Маркированные суффиксом -н, легко могут употребляться в функции обстоятельства, в то время как дери- ваты с -ск в данной функции менее приемлемы: (54) а. человечно, представительно, специфично, идиотина, ро- мантично, драматично, “фантастично, �ԇ * * * * b. человечески, представительские, специфически, идио- тически, “романтически, ‘драматически, *фантасти- чески,.„ Приведем некоторые примеры, в (55) — предложения, найденные в интернете, в (56) — их аналоги с -ск: (55) (интернет) а. Президент Янукович выглядит более идиотина, чем Ющенко. b. Дональд Т рамп поступил вполне человечно, приведя маль- чика на инаугурацию... (56) а. *Президент Янукович выглядит более идиотический, чем Юъценко. b. *fl0HaJzb&amp; Т рамп поступил человечески, приведя мальчика на инаугурацию... 52 Глава 1. Прилагательные в системе частей речи Отметим, что образования с -ск не являются абсолютно неграм- матичными. Они регулярно встречаются в функции модификатора группы прилагательного: (57) (интернет) а. Эти два хоккеиста фантастически хороши... b. A глотатель жемчуга — что-то сюрреалистически сред- нее между искателем жемчуга и глотатель шпаг. Не вдаваясь в дискуссию относительно различий между модифи- каторами глагола и прилагательного, скажем лишь, что исследователи часто считают данные единицы элементами различной природы, см., например, (Bhat 1994). C другой стороны, существует некоторое количество образований с суффиксом -ск, способных употребляться в функции модификатора группы глагола. (58) (Надпись на памятной доске здания гостиницы «Англетер») Здесь трагически оборвалась жизнь Сергея Есенина. (59) (Из произведений С. Д. Довлатова) Систематически перевыполнен трудовые задания... (60) (интернет) Если рассуждать логически, покупка умных часов Apple Watch кажется бессмысленной. Сожаление о прошлом — было ему органически чуждо. Данные примеры безусловно представляют собой полноценные на- речия. При этом для всех приведенных наречий на -скви можно говорить о существовании грамматичного варианта с суффиксом -н: (6 1 ) (интернет) а. Кончалось это обыкновенно трагично: муж выбрасывал учителя в окно. b. Американский госдепартамент регулярно и систематично возит своих инструкторов в Екатеринбу м... 1.2. Прилагательные как часть речи 57 (79) *И этот-то специфический размер, размер с такой «ре- путацией», оказывается в различных модификациях вполне равноправным... Ограничения управления. Способность обьективных единиц к лек- сическому управлению также блокируется при употреблении суф- фикса -ск: (80) (интернет) а. Ведь багажник этого универсала наиболее практичный во всем семействе Golf, даже по сравнению с веном Golf Plus. b. *практический во всем (8 1) (интернет) а. Мир столь реальный для неё и столь фантастичный для нас. b. *qbaHmacmuIzecKu11 для нас (82) (интернет) а. При любых обстоятельствах нужно оставаться человеч- ным к людям. b. Человеческий к людям Как мы видим, выражение имеющихся у отдельных основ валент- ностей блокируется суффиксами типа -ск. 1.2.2.4. Суффиксы как самостоятельные единицы с селективными свойствами Суммируем полученные результаты. Именные и глагольные корни в русском языке при переходе в класс прилагательных обязательно маркируются особыми показателями, такими как -н‚ -ск и другие. Упо- требление в атрибутивной функции (= построение полной формы) без этих суффиксов невозможно. Заимствованные прилагательные необ- ходимо оформлять теми же самыми суффиксами — они также не упо- требляются без маркеров рекатегоризации. 58 Глава 1. Прилагательные в системе частей речи Возможность атрибутивного употребления при этом связана не с самими суффиксами. Это следует, например, из существова- ния большого подкласса непроизводных прилагательных. За способ- ность употребляться атрибутивно может отвечать (тематический) суф- фикс -oj (Halle, Matushansky 2006), ЭТОТ вопрос мы подробно иссле- дуем в Главе 2. Далее, функции различных обьективных суффиксов оказываются не одинаковы. Так, благодаря суффиксу -ск исходный корень приобре- тает возможность только лишь атрибутивного употребления. В то же время суффикс -н делает допустимым употребление новообразованной единицы в функции наречия, в краткой форме, в компаративизм, а также позволяет образовывать абстрактные существительные и новые при- лагательные с оценочными суффиксами. Различное распределение синтаксических функций между разны- ми суффиксами, в частности рассмотренный случай -ск VS. -H (с по- следним, например, объединяются такие суффиксы, как -ливе, -ат и проч.), также говорит о том, что у них нет общей функции — пере- водить лексемы в класс прилагательного. Точнее определить отноше- ние между их функциями как частичное пересечение: и -н, и -ск позво- ляют образовывать атрибутивные формы прилагательного, но на этом сходство в их употреблении заканчивается. Как представляется, важным результатом можно считать следую- щий, см. также (Matushansky 2010): (83) наблюдение о селективных свойствах аффиксов Аффиксы при образовании новой основы налагают ограниче- ния на ее последующую сочетаемость с другими аффиксами и участие в тех или иных синтаксических контекстах. Зададимся вопросом о том, к основам какого типа могут присо- единяться исследуемые суффиксы. Как мы видели, -н и -ск (как и дру- гие суффиксы прилагательных) могут оформлять именные, (а), и гла- гольные, (Ь), основы: (84) (AF-80-1: §§ 610-682) а. лесной, морковный, трудный, радостный, ...; плотницкий, морской, университетский, конский, @�� 1.2. Прилагательные как часть речи 59 b. склонный, покорный, слышный, скучный, ...; колдовской, бродяжнический, жульнический, ... Кроме этого, суффиксы прилагательных могут присоединяться к за- имствованным основам, которые с точки зрения русской грамматиче- ской системы не располагают никаким частеречным признаком: (85) нормальный, нейтральный, куртуазный, буржуазный, катего- рический, демократический, ... Однако есть еще один открытый класс единиц, к которым регу- лярно присоединяются -н и -ск, — синтаксические образования, со- стоящие из существительного и прилагательного, существительного и числительного, существительного и кванторного слова, существи- тельного и предлога и т. д., по поводу последнего типа см., например, (Matushansky 2010): (86) а. южноафриканский, высокогорный, легкоатлетический b. двухколесный, трехэтажный, пятиконечный с. всероссийский, всепогодный, каждодневный с1. придорожный, околофутбольной, заморский, послеобеден- ный Очевидно, что сложные дериваты, к которым присоединяется в этом случае суффикс прилагательного, также не принадлежат к тому или иному лексическому классу. Мы подробно обсудим такие случаи в Главе 4. 1.2.2.5. Синтаксические свойства суффиксов прилагательных в русском языке: результаты Итак, на примере -н и -ск мы наблюдали, что русские суффиксы прилагательных реализуют следующие функции: 60 Глава 1. Прилагательные в системе частей речи (87) свойства суффиксов русских прилагательных: а. суффиксальные показатели обьективной деривации оформ- ляют основы разной частеречной принадлежности, а также основы, лишенные признаков какой-либо лексической ка- тегории (заимствования, синтаксические комплексы); b. такие показатели предоставляют возможность получен- ным при помощи них основам образовывать атрибутивные формы (-н, -ск); с. суффиксы делятся на два типа в зависимости от того, ка- кими дистрибутивными свойствами будут обладать обра- зованные с их помощью единицы; с1. суффиксы первого типа позволяют полученным с их по- мощью основам образовывать наречия, краткие формы, компаративный, абстрактные имена и оценочные прилага- тельные (-н); е. суффиксы второго типа не лицензируют все перечислен- ные выше контексты (-ск); f. деривационные суффиксы обладают ограничениями на со- четаемость с основами определенного типа — подобно тому, как синтаксические единицы могут присоединять лишь определенные типы проекций (глагольную, именную и т. д.), суффиксы также налагают ограничения на частереч- ную категорию элементов, с которыми они соединяются. При этом роль самих суффиксов -н, -ск оказывается различна: -н можно назвать полноценным адъективизатором — он переводит исход- ную основу в новую категорию со всеми доступными для этой катего- рии функциями. В то же время —ск является лишь атрибутивизатором — он приписывает основе признаки, необходимые для употребления в функции определения, не делая новообразованную лексему полно- ценным прилагательным. Важным свойством обьективной и атрибу- тивной морфологии является селективная способность суффиксов. Надстраивает на следующем этапе суффикс «знает», к какому типу основы предыдущего этапа деривации он (не) может присоединяться. 1.2. Прилагательные как часть речи 61 1.2.3. Семантическая типология адъективности Расскажем вкратце о некоторых общих аспектах семантики при- лагательных, а затем перейдем к наиболее важному для нас вопросу — проблеме семантической классификации прилагательных. Выделение лексической зоны прилагательных и проведение границ внутри небе представляется важным для исследования синтаксических и типологи- ческих оснований обьективности. Еще с момента опубликования знаме- нитой статьи Р. Диксона (Dixon 1977) стало понятно, что морфосинтак- сис отдельных лексем в сильной степени определяется их семантикой. Семантически прилагательные примечательны в первую очередь тем, что многие из них (хотя и не все, ср.: равный, мертвый...) обра- зуют градуальные значения. В отличие от именных предикатов типа ‘быть домом’, признак, задаваемый аффективными предикатами, устроен иначе. В случае ‘быть домом’ мы можем разделить все объ- екты на дома и не-дома. Значение ‘быть высоким’ не содержит точного указания на то, для каких случаев оно истинно, а для каких — ложно. Упрощая, можно сказать, что часть домов будет подпадать под описа- ние высокий дом, часть — точно не будет и наряду с этим будет часть объектов, относительно которых нельзя точно утверждать, являются они высоким домом или нет. Для прилагательного, таким образом, характерна ситуация оценки, включающая субъект, параметр и обстоятельства оценки. Один и тот же дом будет высоким для одного и не будет таковым для другого; высокий дом в деревне будет отличаться от высокого дома в городе и т. д. Принято считать, что значение прилагательных содержит не только отсылку к не- которому состоянию, но и переменную, характеризующую степень про- явления этого состояния (degree Variable). Положительная степень прила- гательного (высокий) при этом оказывается семантически сложнее срав- нительной степени (вьише), так как содержит указание на то, что степень проявления задаваемого прилагательным свойства достигла в данной ситуации (и по мнению говорящего) определенного уровня или «стан- дарта». Мы не будем сильно углубляться в анализ ситуации сравнения, детально исследованной во многих работах, см. (Kennedy, McNal1y 2005; Ionin, Matushansky 2013; Morzycki 2015) И цитируемую там литературу. 62 Глава 1. Прилагательные в системе частей речи Важным семантическим свойством прилагательных является спо- собность задаваемого ими признака изменяться во времени. Как пи- шет Т. В. Булыгина: «Существенной характеристикой обьективных и субстантивных предикатов... является относительная независимость от времени, отсутствие четких временных границ существования связи между субъектом и приписываемым ему признаком» (Булыгина 1982: 14). Тем не менее признаки, задаваемые прилагательными: i) могут об- ладать отнесенность к определенному моменту времени; ii) обладают ей в разной степени, ср. веселый, пьяный, сердитый, холодный, с одной стороны, и интересный, умный, любознательный, круглый — с другой. Прилагательные первого типа примерно соответствуют состояниям по (Булыгина 1982) ИЛИ «предикатам стадиального уровня» по (Carlson 1980). Прилагательные второго типа соответствуют качествам по (Бу- лыгина 1982) или «предикатам индивидного уровня» по (Carlson 1980). Прилагательные, задающие состояния (веселый, пьяный, сердитый, хо- лодный и т. д.), часто (хотя и не всегда) имеют однокоренной предель- ный глагол, описывающий переход в данное состояние: повеселеть, опьянеть, рассердиться, охладиться и т. д. Прилагательные, задаю- щие качества (интересный, умный, любознательный, круглый и т. д.), обычно не имеют подобных аналогов среди глаголов. Введенное Г. Карлсоном противопоставление на предикаты ста- диального и индивидного уровня может отражаться в доступности различных интерпретаций. Например, именные предикации с множе- ственными неопределенными именными группами в случае прилага- тельного available (‘доступный’) задают актуальное состояние, а с при- лагательным intelligent (‘умный’) они могут быть проинтерпретиро- ваны только как универсальная квантификация: (88) английский (Carlson 1980: 74) a. Doctors are available. ‘Доктора (сейчас) доступны.’ 4 Ситуации ‘Петя умный’ не обязательно предшествует процесс ‘Петя ум- неет’ — Петя просто мог родиться умным. Однако ситуации ‘Петя весе- лый’ обязательно предшествует процесс, задаваемый глаголом (по)еесе- рименительно 1.2. Прилагательные как часть речи 69 к этим лексемами, описывает их как передающие «признак предмета», т. е. относящиеся к имени. Таким прилагательным не свойственна ни- какая временная атрибуция, ни «сильная», как у стадиальных прила- гательных, ни «слабая», как у индигоидных. Важная для нас в данной книге способность задавать участников также отсутствует у этих при- лагательных. С другой стороны, такие прилагательные, если язык рас- полагает продуктивными механизмами их деривации, чрезвычайно многочисленны, так как многочисленны объекты, отношение к кото- рым они задают. Типологически подобные классы часто кодируются аналогично нерелевантным посессора. 1.2.4. Итоги: объективность и атрибутивность Мы определили следующий набор ключевых для прилагательных контекстов: i) атрибутивное употребление; 11) предикативное (в том числе — вторично-предикативное) употребление; 111) степени сравне- ния и формы интенсификации. Мы также отметили важность дерива- ционной морфологии, используемой при образовании единиц других ЧР от (потенциальных) прилагательных. Прилагательное может реализовываться в некотором языке одним из двух способов. С одной стороны, прилагательные могут представ- лять собой адъективы, которым свойственен развитый набор грамма- тических категорий. С другой — прилагательное может также прояв- ляться в виде атрибутивной — единиц, способных выступать определе- нием в именной группе. Если в языке есть категория обьективности, то в нем может быть и категория атрибутивность, но не наоборот. В ряде языков есть лишь 5 Возможны примеры, в которых все указанные ограничения на употребле- ния отЫменнЫх прилагательных МЕСТА, НАЦИОНАЛЬНОСТИ И МА- ТЕРИАЛА вроде бы нарушаются, ср.: Этот дом стал для меня более московским в последние годы. Мы уделим немного внимания подобным случаям в Главе 2, при обсуждении устройства компаративная, оставляя на будущее более детальный анализ семантических И синтаксических свойств подобных употреблений. 70 Глава 1. Прилагательные в системе частей речи атрибутивность. В других языках аффективность может не охватывать всех релевантных грамматических категорий. Как мы покажем в после- дующем изложении, русский язык оказывается максимально «адьек- тивным» не только по количеству прилагательных. Открытым классом прилагательных русский обладает благодаря наличию в нем атрибу- тивности — продуктивной способности к образованию атрибутивных словоформ. Мы покажем, что русский уникален еще и тем, что обла- дает всем типологически релевантным для прилагательных набором грамматических категорий — специальными формами компаративная и формами, специализирующимися на предикативном употреблении. Мы также описали два дистрибутивных класса русских прилага- тельных. Первый тип, продемонстрированный на примере дериватов с суффиксом -н, мы определили как обьективный. Второй, представлен- ный суффиксом -ск, — как атрибутивный. Мы показали, что их свой- ства существенным образом отличаются. Для адьективов (признак Adj) характерно употребление в базовых контекстах, характерных для при- лагательных: функции определения, предиката и в контексте сравне- ния / интенсификации. Атрибутив (признак Atr) могут употребляться только как определения. В ходе дальнейшей дискуссии мы будем проводить последователь- ное противопоставление между прилагательными в узком смысле — категорией Adj — И прилагательными в широком смысле — категорией Atr. Суффиксы типа -ск всегда соответствуют прилагательным в широ- ком смысле. В то же время суффиксы типа -н могут представать в двух ипостасях. С одной стороны, они могут образовывать адъективы ка- тегории Adj, T. e. обладать всеми перечисленными выше свойствами: иметь краткие формы, морфологический компаративизм и т. д. С другой — ровно те же показатели в сочетании с теми же основами могут быть ка- тегории Atr, T. e. не демонстрировать этих свойств. Сосуществование атрибутивной (Atr) параллельно с адьективами подтверждается приме- рами прилагательных типа камен-н-ьии, ближ-н-ии и т. п., в норме ли- шенных кратких форм, компаративная и т. п. Суффикс -н является в по- добных случаях атрибутивным, а формы типа сильный и т. п. факти- чески омонимичны. Нами были установлены основные семантические зоны прила- гательных. Для русского — языка с обширной катего кий процесс. ГЛЙВИ p#27;� АдЪВКТИИВНОСШЬ 2.1. Прилагательные в структуре именной группы 2.1.1. Синтаксический статус прилагательных в структуре именной группы Структура составляющей (ХР) в современной генеративной грам- матике предполагает следующие элементы: вершина (ХО), комплемент (YP), спецификатор (ZP), адъюнкт (АР). Вершина (ХО) противопостав- лена всем остальным элементам как ветвящаяся, т. е. не имеющая статуса фразы: (97) структура составляющей ХР АР ХР А /\ AP ZP XP А /\ ZP X YP fl А X YP Комплемент (YP) — фразовое зависимое, участие которого в про- екции вершины определяется свойствами данной вершины. Способ- ность присоединять комплемент хорошо соответствует более тради- ционному понятию валентности. Комбинация вершины и компле- мента становится фразой, т. е. комплемент образует первое ветвление вершины. Комплемент могут быть двух типов — лексические (например, инструментальные именные группы при глаголах владеть, управлять, 74 Глава 2. Аффективность располагать И т. п.) или функциональные. Функциональный компле- мент представляет собой проекцию функциональной вершины, т. е. та- кой, которая несет грамматическую информацию. Примеры отноше- ний «вершина — функциональный комплемент» — присоединение финитной группы (ТР) комплементайзером (С): [C когда [ТР придешь домой]; именной группы (DP) кванторной вершиной Q [Q all [DP the b0ys]] И т. д. Спецификатор (ZP) — так же, как и комплемент, «выбирается» вершиной, но присоединяется не непосредственно после вершины, а на левой границе максимальной проекции (ХР). Спецификаторы традиционно отождествляются с подлежащими. В отличие от ком- плементов, позиция спецификатор не присваивает семантиче- скую роль. Адъюнкт (АР) — фраза, присоединяющая к некоторому макси- мальному уровню проекции. В отличие от комплемента (и от некото- рых типов спецификаторов), адъюнкт факультатив. В одной и той же фразе может быть неограниченное количество адъюнктов. Порядок расположения множественных адъюнктов друг относительно друга определяется семантикой (а не синтаксической иерархией). Адъюнкты (с некоторой условностью) соответствуют обстоятельствам или опре- делениям в традиционной терминологии. Начнем с определения того, является ли атрибутивное прилага- тельное вершиной или фразой. В русском языке полные формы (ПФ) прилагательных с комплиментами допустимы в атрибутивной функции: (98) (интернет) а. Опытный гипнотизер сможет ввести в гипноз любого [Ad]-P согласного [ на Это]] человека. b. Каждый [Adjp женатый [ на иностранке]] мужчина дол- жен доказать, что способен обеспечить жену. с. Я даже не знаю, где можно наити [Ad]-P довольную [своим ростом]] низкую девушку. В некоторых языках атрибутивные прилагательные не могут при- соединять комплемент, однако возможность сочетаться с интенсифи- каторами представляетс х, когда другие 82 Глава 2. Адъективность подходы еще более неперспективные. Существенным недостатком этого анализа, наименее популярного среди прочих, является то, что имен- ной группе, составляющей с явно выраженными вершинными свой- ствами одного из элементов (имени), приписывается очевидно экзо- центрическая природа. 2.1.2. Иерархия атрибутивных прилагательных Вопрос о порядке расположения прилагательных в именной группе ставился многими учеными, см. (Dixon 1977; Cinque 1993; Scott 2002; Laenzlinger 2005; Pereltsvaig 2007; Cinque 2010; Valois 2011) И др. При- мечательно, что исследования, проведенные отечественными лингви- стами на русском материале, отличались методикой — в работах (Гра- щенков 2000; Болдова, Муханова 2017) подсчитывались статистика по корпусным данным, см. также приводимые ниже результаты. В классической работе (Dixon 1977) проблема прилагательных в именной группе, насколько нам известно, поставлена в явной форме впервые. Исследование порядка расположения прилагательных про- водится Диксоном для того, чтобы подтвердить влияние семантики на грамматические свойства и типологические закономерности в реа- лизации единиц обьективной категории. В формальной лингвистике исследование порядка расположения прилагательных друг относительно друга и относительно вершинного имени также имело принципиальное значение. Одним из важных во- просов, которые требовалось прояснить, было различие в порядке рас- положения прилагательных в романских и германских языках. В ро- манских языках часть прилагательных располагается в постпозиции к имени, что в (Cinque 1993) было объяснено как результат передви- жения именной вершины вверх по структуре именной группы. До- полнительные подтверждения возможности передвижения именных вершин были выдвинуты в статье (Longobardi 1994) при анализе по- ведения собственных имен в итальянском языке. Можно сказать, что работа (Cinque 1993), касающаяся достаточно частного, на первый взгляд, вопроса — порядка расположения прилагательных в именных группах, начала целый ряд интересных дискуссий. Среди наиболее 2.1. Прилагательные в структуре именной группы 83 важных теоретических проблем можно упомянуть как минимум две: гипотезу об универсальности DP, CM. ЗДАСЬ прежде всего (Лютикова 2017), и валидность картографической идеи в целом, см. (Cinque 2004) И др. работы. Ниже мы опишем небольшое исследование порядка расположе- ния русских прилагательных B именной группе, а затем сравним его результаты с данными других авторов как для русского, так и для дру- гих языков. 2.1.2.1. Порядок атрибутивных прилагательных в русском языке Приведем результаты исследования по корпусу прозы и публи- цистики конца ХХ века, содержащему всего около 12 млн словоупо- треблений. Исследование проводилось на следующих семантических классах прилагательных: РАЗМЕР (большой, узкий, ; ОЦЕНКА (прекрасный, плохой, ...); СРОК (новый, старый); ЦВЕТ (черный, красный, ...); МА- ТЕРИАЛ (деревянный, кирпичный, ...); НАЦИОНАЛЬНОСТЬ (немец- кий, китайский, ...); МЕСТО (российский, новгородский, �� Данные классы были выбраны по трем причинам: во-первых, именно они чаще всего становятся объектом описания в работах по порядку расположе- ния прилагательных, см. (Cinque 2010); ВО-ВТОрЫХ, семантика данных классов достаточно прозрачна; в-третьих — данные лексемы частотные и позволяют составить выборку приемлемого объема. Всего было извлечено около 80 ТЫС. примеров с разного типа имен- ными зависимыми, из которых около 2,5 тыс. — лексемы исследуемых классов. Программно отбирались лишь те пары прилагательных, ко- торые имеют одинаковые грамматические характеристики и не разде- ляются запятой. Далее были отсеяны следующие случаи: метафорические упо- требления (выпуклыми стеклянными глазами); примеры, в которых первое прилагательное определяет второе (глубокого синего цвета); идиомы и термины (местную Красную книгу); случаи эллипсиса (В Пе- тербурге у них два дома — старый деревянный с протеинами и но- вый каменный на берегу Невы близ Летнего сада) и некоторые другие. 84 Глава 2. Адъективность Случаи Именных групп, состоявших из одних И тех же элементов, но в разных формах, считались как одно употребление (громадными прозрачными куполами = громадным прозрачным куполом). В конечном итоге для выбранных семантических классов было по- лучено 1490 уникальных примеров, содержащих 610 неповторяющихся пар прилагательных следующего вида: (112) (коллекция текстов авторов конца ХХ в.) а. В доме, кроме него, оставался лишь Пуришкевич, который поднялся в кабинет и набрасывал что-то в [большом чер- ном блокноте], возможно, свою завтрашнюю речь в Думе. b. Ta сидела деловитая, в [сером английском костюме], вела разговор с клиентом, увидела Шеврикука, вскочила. с. ...они преодолели расстояние в 6700 км и достигли Ку- панги, [небольшой голландской фактории] на острове Ти- мор... с1. Именно она своим вердиктом вынесла недавно обвинитель- ный приговор [плохим российским дорогам] и нерадивым строителям этих самых дорог. е. Позвонил [старый белый телефон] с гербом СССР Количество сгруппированных по классам пар было подсчитано. Так, например, порядок РАЗМЕР-ЦВЕТ наблюдался в 773 случаях, а обратный порядок — в 95, порядок ЦВЕТ-МАТЕРИАЛ — в 6 слу- чаях, обратный — в 5 и т. IL? B результате были сформированы следу- ющие пары классов, демонстрирующие значимые корреляции: 6 Данные были оценены двумя способами. Во-первых, проверялась возмож- ность того, что результаты варьирования B Hapax совпадают с равноверо- ятным распределением (0,5 — половина случаев прямого, половина — обратного порядка). Если уровень значимости такого исхода был ниже 0,33 — пары считались упорядоченными. Также с помошью критериев х2 (в случае небольшого мат. ожидания — с поправкой Йейтса) И «точного» критерия Фишера при уровне значимости 0,05 проверялась гипотеза о том, что каждая конкретная пара упорядочена неслучайным образом. 2.1. Прилагательные в структуре именной группы 85 (113) упорядоченные пары русских атрибутивных прилагательных разных семантических классов РАЗМЕР-СРОК; РАЗМЕР-ОЦЕНКА; РАЗМЕР-ЦВЕТ; РАЗ- МЕР-МАТЕРИАЛ; ИНТЕРНАЦИОНАЛЬНОСТЬ; РАЗ- МЕР-МЕСТО; ОЦЕНКА-ЦВЕТ; ОЦЕНКА-НАЦИОНАЛЬ- НОСТЬ; СРОК-ЦВЕТ; СРОК-МАТЕРИАЛ; СРОК-НА- ЦИОНАЛЬНОСТЬ; СРОК-МЕСТО; ЦВЕТ-МАТЕРИАЛ; ДВУНАЦИОНАЛЬНОСТЬ Такие пары классов непротиворечиво упорядочиваются в следую- Щую последовательность (классы на одном вертикальном уровне не де- монстрируют взаимного приоритета): (114) порядок русских атрибутивных прилагательных разных семан- тических классов РАЗМЕР ОЦЕНКА СРОК ЦВЕТ МАТЕРИАЛ НАЦИОНАЛЬНОСТЬ место Сам факт того, что при упорядочивании отдельных пар не воз- никает противоречий, говорит о наличии иерархии. Как можно ви- деть, «дальше всего» от существительного располагаются прилага- тельные семантического класса РАЗМЕР, а «ближе» к вершинному имени находятся прилагательные классов МАТЕРИАЛ, НАЦИО- НАЛЬНОСТЬ, МЕСТО. Классы ОЦЕНКА и СРОК располагаются после РАЗМЕРА, после них располагается ЦВЕТ, а затем следуют три конечных класса. 2.1.2.2. Расположение прилагательных в языках мира и синтаксическая позиция прилагательных в именной группе Полученная нами для русского языка последовательность нахо- дится в соответствии с обобщением, представленным Чинкве для 86 Глава 2. Адъективность итальянского, (Cinque 1993), И в целом верного для романских И гер- манских, см. (Cinque 2010), ср.: (115) (Cinque 2010: 39) АР Anationality NP NO B работах Чинкве, см. также (Pereltsvaig 2007) И др., утверждается, что порядок прилагательных в Именной группе фиксирован И универса- лен. Он определяется иерархией функциональных проекций, соответ- ствующих разным семантическим классам прилагательных. Разберем анализ, приводимый Чинкве для романских И германских языков, И по- кажем, что он не может описать наблюдаемые факты русского языка. ЧИНКВС ПРИВОДИТ СЛСДУЮЩИС ограничения на ПОрЯДОК прилагатель- НЫХ В ЯЗЫКАХ мира: (116) (Cinque 2010: 39) a. английский, китайский А$12е > Асо1ог > Anationality > N b. - >1< Anationality > Асо1ог > А$12е > N C. валлийский, ирландский N > А$12е > А со1ог > Anationality d. ИНДОНЕЗИЙСКИЙ, йоруба N > Anationality > А > А$12е со1ог B языках типа английского или русского все элементы получают поверхностное выражение в своих базовых позициях. В языках с пре- позицией имени возможен один из двух сценариев. ы на каждый класс. 2.1. Прилагательные в структуре именной группы 91 Как мы видели, вариативностью порядка прилагательных в рус- ской именной группе вряд ли стоит пренебрегать. К приведенным выше цифрам (РАЗМЕР-ЦВЕТ — 773/95; ЦВЕТ-МАТЕРИАЛ — 64/ 5) можно добавить случаи РАЗМЕР-СРОК — 2214; РАЗМЕР-МАТЕ- РИАЛ — 1888 И т. д. Засвидетельствованные примеры обратного по- рядка (см. выше) в целом составляют около 10 %. Отсутствие строго порядка демонстрируют, например, и ураль- ские языки: (121) мокшанский (Плешак 2017: 64) а. Мёп ’ jak§ar t0§t5 jup/c5—m 5z'—e—m. я красный старый юбка-АСС надетЬ-ЫРЗТ- 1 .SG b. Мёп ’ 10515 jak§ar jup/c5—m 5z'—e—m. я старый красный юбка-АСС надетЬ-ЫРЗТ- 1 .SG ‘Я надену старую красную юбку.’ Представляется, что то, что мы наблюдаем в русском, английском и других языках, в действительности — не строгое упорядочивание проекций различных типов, а скорее тенденция к определенному рас- положению. Закономерности подобного рода более соответствует адъ- юнкция, чем иерархия функциональных проекций. В пользу адъюнк- ции говорят следующие факты: i) произвольное количество прилага- тельных в именной группе; 11) относительно свободный порядок их расположения; 111) отсутствие у отдельных классов прилагательных характерных для них грамматических признаков, которые проверя- лись бы в процессе деривации в данной функциональной проекции. В некоторых случаях, однако, порядок атрибутивных определений достаточно жесткий. Ниже мы разберем распространенные атрибутив- ные зависимые в составе мишарских именных групп, которые, в отли- чие от «обычных» прилагательных, ограничены в своей вариативности. 2.1.2.3. Позиция атрибутивных прилагательных некоторых семантических классов в древнерусском Представим результаты еще одного небольшого исследования, связанного на этот раз с диахроническим изменением порядка слов 92 Глава 2. Адъективность в русском языке. Материалом Исследования послужил размеченный корпус Лаврентьевской летописи (XIV в.), представленный в проекте Syntacticus9. Текст летописи содержит около 58 тыс. словоформ, по- лучивших синтаксическую и прочую разметку. На основании данной разметки нами были выделены атрибутивные прилагательные (всего около 2100). Для данных прилагательных была собрана информация об их пре- либо постпозиции, а также о морфологическом типе формы (ПФ VS. КФ). Была проведена ручная разметка, позволившая выделить семантические классы НАЦИОНАЛЬНОСТИ и МЕСТА и противопо- ставить их дескриптивным прилагательным остальных классов. Ниже приведены примеры на препозицию и постпозиции кратких и полных форм двух данных классов: (122) древнерусский (Syntacticus: Лавр. лет.) а. „пробхъжа лАдьекую землю... b. „со ееиъми людьми греческими на 6CA люта... с. Придоша печенпэзи на руеку землю... с1. „понеже получилъ есть языкъ елоехънеекъ... Необходимо сразу сказать, что лексический тип вершины (по край- ней мере, на первый взгляд) не определяет порядок прилагательных. Например, существительные земля и язык допускают как прае-, так и постпозиции. Сравнение количественных результатов для двух выбранных клас- сов и результатов для остальных дескриптивных прилагательных вы- явило статистически значимые корреляции 1°. Для прилагательных НА- ЦИОНАЛЬНОСТИ и МЕСТА более характерно постпозитивное упо- требление (57 %) и ПФ (80 %). Постпозиция и ПФ для других классов составляют 37 и 69 % соответственно. Итак, прилагательные классов НАЦИОНАЛЬНОСТЬ и МЕСТО были склонны к крайне правому расположению в именной группе (постпозиции) уже в древнерусском. Сам по себе этот факт достаточно 9 См. http://syntacticus.0rg 1° Критерий X2, уровень значимости << 0,01. 2.1. Прилагательные в структуре именной группы 93 примечателен. С одной стороны, он может говорить о том, что синтак- сические Иерархии И правила действовали И в древнерусском И не яв- ляются продуктом языковой эволюции вопреки (Givén 2009) И др. С другой стороны, тенденция к постпозиции прилагательных НА- ЦИОНАЛЬНОСТИ И МЕСТА сближает древнерусский язык с роман- скими. Если в романских языках постпозиция прилагательных НАЦИ- ОНАЛЬНОСТИ обязательна, то примеры из Лаврентьевской летописи демонстрируют предпочтительность постпозиции для двух данных классов. Возможно, в обоих случаях можно предполагать действие одних И тех же правил реорганизации Именной группы, обязательных в романских И факультативных в древнерусском. Перестройка Именной группы с прилагательными в Истории рус- ского языка связана с появлением ПФ прилагательных, закреплением их в атрибутивной позиции И специализацией КФ в неатрибутивных контекстах. Наблюдаемые данные XIV B. демонстрируют грамматич- ность атрибутивного употребления как полных, так И кратких форм в обеих позициях (до И после существительного). Демонстрируемое классами НАЦИОНАЛЬНОСТИ И МЕСТА на фоне других прилага- тельных большее предпочтение к ПФ свидетельствует о том, что вне- дрение ПФ происходит неравномерно. Оно могло начинаться с единиц индивидного уровня, Имеющих «абсолютное» прочтение И распола- гающихся ближе к Имени. Возможно, развитию противопоставления «атрИбутИвная ПФ VS. предикативная КФ» способствовало как раз то, что атрибутивные формы более активно употреблялись для рестрик- тивных, неоценённых И т. п. прилагательных. Как следствие, КФ могла специализироваться на аппозитивных И градуальных (случаях упо- требления) прилагательных. 2.1.2.4. Г грамматикализация позиции распространенных составляющих в мишарском В мишарском диалекте татарского языка, как И в других тюркских языках, Имеется ряд показателей, способных оформлять как отдель- ные основы, так И целые составляющие, см. подробнее Главу 4. В слу- чае присоединения к отдельным (Именным) основам такие показа- тели, как правило, образуют градуируемые прилагательные. Порядок 94 Глава 2. Адъективность расположения в парах производных И непроизводных прилагательных при этом относительно свободный (как и в русских переводах): (123) мишарский а. /с6б-16 xzm jeget сила-АТК высокий парень ‘сильный высокий парень’ b. залп’: /с6б—16 jeget высокий сила-АТК парень ‘высокий сильный парень’ Однако если показатели типа —Z2r присоединяются к составляющей, порядок оказывается фиксирован: (124) мишарский [ak tap]-Ix zur ваул” белый пятно-АТК большой корова i) ‘большая корова с белыми пятнами’ 11) *‘корова с большими белыми пятнами’ 111) “большая белая пятнистая корова’ (125) мишарский zur ak tap—l2r szrjxr большой белый пятно-АТК корова 1) “большая корова с белыми пятнами’ 11) ‘корова с большими белыми пятнами’{[2иг ak tap]-Ix szrjxr} iii) “большая белая пятнистая корова’ Как показывают примеры, расположение атрибутированное составляющей после одиночного прилагательного влечет изменение значения. Показатель —Z2r требует относить все предшествующие при- лагательные к основе, которую он оформляет (все прилагательные справа от —lx при этом относятся к барщинному имени). Как представ- ляется, есть две причины, по которым распространенные зависимые с -12г должны располагаться слева от прилагательных. Первая причина — разрешение синтаксической многозначности. Благодаря способности аффикса —Z2r оформлять в одну составляющую предшествующий материал некоторые зави голубыми глазами’ 96 Глава 2. Адъективность Эффективность парсинга в первом случае составляет 100 %, а во вто- ром — 85 %. Структура, в которой атрибутированные составляю- Щие располагаются перед одиночными прилагательными, оказывается более экономной с точки зрения рабочей памяти слушающего. Как след- ствие, именно она грамматикализация в тюркских языках. Подытожим наше исследование иерархии атрибутивных зависи- мых: i) такие базовые обьективные классы, как РАЗМЕР, ОЦЕНКА, СРОК, ЦВЕТ, более-менее универсально упорядочены между собой в различных языках; 11) порядок их следования при этом вряд ли можно считать жестким — мы скорее имеем дело с адьюнкцией, чем с иерар- хией функциональных проекций; 111) отыменные классы МАТЕРИАЛ, НАЦИОНАЛЬНОСТЬ, МЕСТО, если они выражаются в языке при помощи прилагательных, также универсально располагаются ближе к имени; iv) B случае атрибутированных составляющих порядок зависимых может подчиняться правилам эффективности синтаксиче- ского парсинга. 2.1.3. Согласование в именной группе (concord) Важным аспектом аффективного морфосинтаксис является со- гласование прилагательных в составе именной группы. Термин «со- гласование», описывающий в русскоязычной литературе уподобление значений признаков как в клаузе, так и в именной группе, в англоязыч- ной традиции имеет различные варианты. При описании согласования в клаузе используется термин «agreement», B то время как для именной группы зарезервирован ярлык «concord». Различие в терминах в дан- ном случае отражает различную природу самого явления — согласова- ние в именной группе лишь отдаленно похоже на предикативное. Попытка проанализировать согласование в именной группе ана- логично согласованию в клаузе предпринималась в (Carstens 2000). Согласование атрибутивных модификаторов Карстенс предлагает считать схожим с проверкой падежного признака при согласовании 2.1. Прилагательные в структуре именной группы 97 подлежащего И сказуемого. Именная группа содержит ряд признаков, за которые ответственны различные вершины: признак рода задается лексическим существительным, признак числа — функциональной вершиной Num, признак лица — проекцией D. Прилагательное совер- шает скрытое передвижение на уровне логической формы (LF) с тем, чтобы проверить соответствующие признаки. Единственным отличием от согласования в падежном признаке у Карстенс является следующее. В случае падежа (подлежащего) передвижение мотивировано неинтер- претируемыми признаками мишени согласования, а в случае именного согласования оно происходит для проверки интерпретируемых при- знаков источника, т. е. самого прилагательного. Норрис в (Norris 2014) придерживается схожей точки зрения на ло- кализацию признаков, релевантных для именной группы. С его точки зрения, за каждый признак ответственна соответствующая функцио- нальная или лексическая вершина: D — за признак падежа, Num — за признак числа, N — за признак рода. Вопреки Карстенс, однако, Норрис считает именное согласование отдельным явлением. Согла- сование в именной группе — в отличие от падежного согласования (подлежащего) — не зависит от позиции согласуемых элементов. Все модификаторы, способные передавать значение некоторого при- знака, должны получить его независимо от своей позиции. Ответ- ственным за такое согласование является механизм распростране- ния/ просачивания признаков (feature perco1ation/ spread). Признаки рода и числа просачиваются вверх по структуре именной группы, вызывая, например, согласование по роду и числу в романских язы- ках. Падежный признак, напротив, просачивается от D вниз по струк- туре, оказываясь выражен всеми вершинами, для которых он морфо- логически релевантен — ср. русский, эстонский и др. языки с морфо- логическим падежом. Итак, для языков с атрибутивным согласованием прилагатель- ных можно принять следующий подход. Отдельные уровни проекции именных групп оказываются ответственны за те или иные граммати- ческие признаки (D — падеж/ определенность, Num — число, N — род/ класс и т. д.) После вхождения соответствующего уровня в де- ривацию значения грамматических признаков становятся релевантны для всех элементов именной группы. Далее, е именного атрибута. 106 Глава 2. Адъективность Ниже мы рассмотрим типологически распространенную конструк- цию, в которой имена также могут выступать в функции приименного атрибута. Как мы покажем, однако, такие употребления не преобразуют существительные в прилагательные. 2.1.4. Атрибутивность без рекатегоризации: классы МАТЕРИАЛА и НАЦИОНАЛЬНОСТИ Английский язык известен продуктивностью в области так называ- емых именных композитов: travel agency — ‘агентство путешествий’, quality product — ‘качественный продукт’. . ., и компаундов: z'ce—cream ‘мороженое’, headache — ‘головная боль’. . ., см. (Marchand 1955; Baker 2003: 202; Booij 2007; Lieber, Stekauer 2009) И др. Наряду с этим су- Ществует одна типологически чрезвычайно распространенная модель, отмеченная как в английском, так и за его пределами. Речь идет об ап- позитивных определениях со значением материала. Такие определе- ния во многих языках образуются немаркированным контактным со- положением имени со значением производного материала и вершины: (149) английский stone wall ‘каменный дом’ (150) черкесский pxe W9l’l€ ДСрСВО ДОМ ‘деревянный дом’ (151) монгольский (Орловская 1961: 4) темер хврз железо лопата ‘железная лопата’ (152) татарский агач купер дерево мост ‘деревянный мост’ 2.1. Прилагательные в структуре именной группы 107 (153) бирманский (Мазо 1978) Змей thz'3 ЗОЛОТО ЗОНТИК ‘золотой зонтик’ (154) коми (А. П. Леонтьев, л. с.) bumaga ker0b—ys 6yMara 1<opo61<a-3.SG ‘бумажные коробки’ Как видно из переводов, в русском языке подобное значение обра- зуют прилагательные класса МАТЕРИАЛ. Как кажется, типологически это не самая распространенная стратегия. Более регулярными пред- ставляются приведенные выше аппозитивные атрибуты либо оформ- ление определения показателем генитива. Глядя на примеры из данной языковой выборки, можно было бы допустить, что значение материала кодируется именными аппозити- вами в тех языках, где отсутствует согласование в именной группе. Однако немецкие и гренландские примеры опровергают данную зако- номерность. В этих языках имеются как аппозитивные конструкции со значением материала, так и согласование в именной группе: (155) немецкий (Е. А. Лютикова, л. с.) а. Steinmauer каменЬ.стена ‘каменная стена’ b. gm/361" Baum / gm/365 Méidchen BL1co1<H1"4.N.SG.NOM дерево / высокий.Р.$6.1\ТОМ дерево ‘высокое дерево’ / ‘высокая девушка’ (156) гренландский (Fortescue 1984: 108, 118) а. illirviusaq qisuk коробка дерево ‘деревянная коробка’ b. qz'mmz'—t qaqurtu—t co6a1<a-PL бел ое») маркирование. 2.1. Прилагательные в структуре именной группы 113 Итак, многие языки кодируют классы МАТЕРИАЛ И НАЦИО- НАЛЬНОСТЬ, прибегая к различным стратегиям оформления зависи- мости одного существительного от другого. 2.1.5. Итоги: атрибутивность как базовая функция прилагательного Мы рассмотрели употребление прилагательного в функции атри- бута. Как мы предположили, структура словоформы любого языка, рас- полагающего самостоятельным адъективным классом, включает вер- шину, отвечающую за атрибутивное употребление (А). Часть языков имеет дополнительно к этому морфологическую вер- шину, ответственную за выражение признаков рода/ класса, числа, определенности, падежа и т. д. Говоря об атрибутивном показателе А, можно попробовать сделать обобщение более высокого уровня. Одно из заключений, к которому мы пришли (как кажется, вместе с генера- тивной лингвистикой последних шести десятков лет) — то, что атрибу- тивное употребление прилагательного вряд ли можно свести к преди- кативному. Действительно, упорядоченность различных семантических классов прилагательных сложно объяснить как результат «свертки» относительных предложений или других предикативных структур. Каков бы ни был статус атрибутивных прилагательных в именной группе — адьюнкция (наиболее вероятно) или что-либо еще, — атри- бутивное употребление синтаксически элементарно и типологически универсально. Если это так, то языки могут различаться в зависимости от того, обладают ли они специальной частью речи, способной без до- полнительного маркирования присоединять вершину А. Если да — пе- ред нами язык с прилагательными. Если нет — значит, вершина А может участвовать в причастных образованиях от класса стативных глаголов. Сложнее организовано кодирование значений, соотносимых с именами. Представляется, что причастия как средство выражения атрибу- тивной зависимости глагола от имени в той или иной степени уни- версальны. Иначе обстоит дело с именами. Во многих языках какое- либо маркирование на существительном зависимости от другого имени может отсутствовать — см. обсуждение классов МАТЕРИАЛ 114 Глава 2. Адъективность И НАЦИОНАЛЬНОСТЬ. Для кодирования зависимости имени от имени могут использоваться выположенные вершины, посессив- ные показатели, неполные именные проекции и т. д. Синтаксис, таким образом, предоставляет различные альтернативные средства организа- ции атрибутивных отношений между двумя именами. Типологически и диахронически это выражается в следующем. Маркирование атри- бутивной зависимости у стативных лексем классов РАЗМЕР, ОЦЕНКА, ЦВЕТ, ВРЕМЯ приводит к тому, что именно эти (связанные с глаго- лом) единицы ложатся в основу новообразованной обьективной кате- гории. Так получаются «прилагательные в узком смысле», т. е. адъек- тивы. Если кодирование атрибутивной зависимости распространяется дальше, на область различных приименных значений, — мы получаем атрибутив, «прилагательные в широком смысле». Русский язык прошел оба пути и является языком с «богатым» классом прилагательных за счет того, что кроме обьективных значе- ний имеет возможность регулярного образования атрибутивной. Русские адъективы, в свою очередь, располагают типологически максимально доступным для прилагательных функционалом — такая точка зре- ния будет обоснована нами далее в этой главе. Говоря об организации словоформы русского прилагательного, мы установили, что часть со- гласуемых атрибутивных форм образуется как обьективная проекция Adj, а часть — как атрибутивная проекция Ап. Русские атрибутив, т. е. лексемы с признаком Ап, зачастую не имеют аналогов в виде при- лагательных в других языках (ср. классы МАТЕРИАЛА и НАЦИО- НАЛЬНОСТИ). 2.2. Прилагательные как сказуемое простого предложения 2.2.1. Проблема яйца и курицы: предикативное и атрибутивное употребление прилагательных В классической работе (Bolinger 1967) исследуется семантика прилагательных в зависимости от того, в какой позиции они употреб- 2.2. Прилагательные как сказуемое простого предложения 115 ляются. Д. Болинджер дискутирует с принятым в раннем генерати- визме деривационным подходом к атрибутивным прилагательным. Со- гласно такому подходу прилагательные порождаются исходно в пре- дикативной позиции, затем претерпевают преобразование в относи- тельное предложение, после чего относительное предложение сначала сокращается до постпозиции, а затем преобразуется в препозицию. Как замечает, однако, Болинджер, многие прилагательные демонстрируют регулярный семантический контраст в пре- и постпозитивной позиции, допуская омонимию в позиции предиката, ср.: (169) английский (Bolinger 1967: 3-4) а. the only navigable river ‘единственная судоходная река’ постоянное свойство b. the only river navigable ‘единственная судоходная проявление качества (сейчас) река’ в данный момент с. The only river that is navigable is to the north. ‘Единственная судоходная река — i) постоянная к Северу.’ характеристика; ii) временная характеристика Аналогично ведут себя прилагательные guilty ‘ВИНОВНЫЙ’, visible ‘видимый’ и многие другие. Болинджер выделяет два типа употребления прилагательных: мо- дификация референта и модификация референции. Модификация ре- ференции характерна для употребления прилагательного в именной группе, а модификация референта — для предикативного употребле- ния. Так, именная группа а criminal lawyer соответствует значению ‘юрист, занимающийся уголовным правом’, здесь имеет место модифи- кация референции. В именной предикации The lawyer is criminal зна- чение прилагательного соответствует модификации референта: ‘Этот юрист — преступный (ведет преступную деятельность)’. Для ряда прилагательных доступна только модификация референ- ции, но не мод ной нагруженности. 118 Глава 2. Адъектавность В (Cinque 2010) исследуется синтаксис И семантика различных атрибутивных позиций прилагательных. Все прилагательные подраз- деляются на непосредственно-модифицирующие И косвенно-модифи- цируюЩие. Непосредственно-модифицирующие в германских языках располагаются до имени, а в романских — после. Непосредственно-мо- дифицирующие прилагательные связаны с интерпретацией индивид- ного уровня, они рестриктивный, имеют «абсолютное» значение (большой дом = ‘дом велик’, но не ‘дом большой по сравнению с дру- гими’), неинтерактивные (старший оперуполномоченный 75 ‘старший’ П ‘оперуполномоченный’) и т. д. Прилагательные непосредственной модификации расположены ближе к имени и более строго упорядо- чены относительно именной вершины. Косвенно-модифицирующие восходят к предикативному употреблению, представляя собой факти- чески свернутые относительные предложения. Они, соответственно, — стадиального уровня, рестриктивный, имеют «относительное» значение (выдающийся исследователь), интерактивны (прекрасная танцов- щица = ‘прекрасна’ &amp; ‘танцовЩица’), располагаются дальше от имени, менее строго упорядочены и т. д. Развитый Чинкве подход в известной степени наследует предложенному в (Bolinger 1967) разделению на мо- дификацию референции и модификацию референта. Подытоживая: обе функции, как атрибутивная, так и предикатив- ная, могут считаться ключевыми для обьективной категории. 2.2.2. Статичность В некоторых ЯЗЫКАХ прилагательные В ПОЗИЦИИ предиката МОГУТ ПОЛУЧИТ ПОКЭЗЭТСЛИ ДИЦЭ И ЧИСЛЭЗ (172) карачаево-балкарский а. Меан акъьхлльх-ма. я умный-ЪЗО ‘Я умный.’ b. Сеан акъьилльи-са. ты умный-2.$6 ‘Ты умный.’ 2.2. Прилагательные как сказуемое простого предложения 119 с. Ол акъьхллы-дьх. он умнЫЙ-3 .SG ‘OH умный.’ (173) бурятский а. Би сэсэн-би. Я yMHL1I"4-1.SG ‘Я умный.’ b. Ша сэеэн-ши. ты умнЫЙ-2.$6 ‘Ты умный.’ C. Бадма сэсэн-И. Бадма умнЫЙ-ЗБО ‘Бадма умный.’ Можно было бы допустить, что прилагательные И глаголы име- ют B карачаево-балкарском И бурятском общие грамматические ка- тегории. Однако это не совсем так. Во-первых, такие же лично-чис- ловые показатели имеют и имена (для краткости мы опустим далее примеры из бурятского, которые будут устроены аналогично карачаево- балкарским): (174) карачаево-балкарский а. Меан устаза. Я учИтелЬ- 1 .SG ‘Я учитель.’ b. Сеан устаза. ты учИтелЬ-2.$6 ‘Ты учитель.’ с. Ол акъьхллы-дьх. он учитель .SG ‘OH учитель.’ БОЛСА ТОГО, прилагательные В ТЭКИХ ЯЗЫКАХ не СПОСОбНЫ СИНТСТИ- ЧССКИ выражать Видо-временные КАТЕГОРИИ, а В ТОСХ СЛУЧЭЯХ, КОГДА ЭТО Необходимо с категорией V, — 2.2. Прилагательные как сказуемое простого предложения 125 над прилагательными, таким образом, невозможно надстроить мак- симальную проекцию глагола. В языках со статинами значения типа ‘быть большим’ или ‘быть горячим’ обладают категориальным призна- ком V И, как следствие, могут проецировать глагольную структуру. Да- лее мы разовьем анализ прилагательных как результирующих состоя- ний, основываясь, в частности, на представлении о структуре события, принятом в (Ramchand 2008). Немного забегая вперед, можно сказать, что подход к прилагательным как результирующим состояниям в язы- ках типа русского позволяет объяснить отсутствие у прилагательных валентности на аккузатив, см. обсуждение аргументов структуры в Главе 3. Присваивание аккузатив — способность лишь глагольной проекции, поэтому оно возможно в языках со статинами, но не в язы- ках с адьективами. Далее мы обсудим типологически нетривиальный случай, представ- ленный русскими прилагательными. Мы покажем, что прилагательные в русском способны образовывать как именные (ПФ), так и глагольные (КФ) проекции. 2.2.3. Полные и краткие формы русских прилагательных в предикативной функции 2.2.3.1. Постановка проблемы Начнем описание кратких и полных форм русских прилагательных с цитаты: «Грамматической категорией атрибутивности-неатрибутив- ности мы будем ниже называть грамматическую категорию... которая внешне выражается в противопоставлении так называемых полных и кратких форм прилагательных, например точный и точен, узкая и узка, суровые и суровы» (Зализняк 2002: 88). Мнение А. А. Зализняка основывается на синтаксических функциях ПФ и КФ: «Предложенное название отражает способность полных (атрибутивных) словоформ вы- ступать B атрибутивной связи с существительными (например, точный прибор, узкая дорога, суровые люди) и отсутствие такой способности у кратких (неатрибутивных) словоформ. Последние почти всегда вы- ступают во фразе B предикативной функции, например: эта дорога 126 Глава 2. Адъективность узки, эти люди суровы» (Зализняк 2002: 88). Предлагаемый нами ниже анализ во многом наследует подходу А. А. Зализняка. Вопросы, которые обычно ставятся при обсуждении кратких форм русских прилагательных, связаны с тем, какова их природа и функции и как они соотносятся с полными формами. Ниже мы обсудим следу- ющие проблемы: i) порядок морфологической деривации КФ (в т. ч. — сопоставительное с деривацией ПФ); 11) структура предикации с КФ; 111) структура предикации с ПФ. 2.2.3.2. Структура словоформы КФ и ПФ Морфологически окончания современных КФ аналогичны номи- нативным флексиями именного склонения и принимают значения трех родов в единственном числе и имеют одну форму для множествен- ного: бел-И, белка, было-о, бел-ы VS. Kp0m—®, cmeH—a, 06JzaK—0, крот-ы, см. также (Бэббит 1985; На11е, Matushansky 2006). Интересен вопрос о соотношении структур словоформы в полной и краткой формах. Грамматические признаки КФ (род, число) являются подмножеством та- ковых у ПФ (род, число, падеж). Можно было бы предположить, что ПФ «собирается» из КФ и некоторого дополнительного показателя, например ответственной за падеж вершины —0j (На11е, Matushansky 2006) ИЛИ дру- гой функциональной единицы. Альтернативно, можно было бы считать, что обе формы образуются от некоторой общей основы. Вариант, при ко- тором КФ образуется от ПФ, мы рассматривать не будем, так как в этом случае пришлось бы обьяснять, каким образом «более наполненная» фо- нологически и грамматически ПФ становится «менее наполненной» КФ. Рассмотрим сначала возможность деривации ПФ от КФ. Ряд суф- фиксов русских прилагательных действительно может присоеди- няться к другим суффиксам, ср. плох-оват-еньк-ий, вред-н-ющ-ий и т. д. В то же время деривационной возвести ПФ к КФ не представляется воз- можным, ср.: (183) страшен + {case} —› Крашеный; сладок + {case} —› *сладкий Подобную деривацию даже можно было бы допустить, предполо- жив, что сначала КФ получает признаки рода и числа, затем — падежа, 2.2. Прилагательные как сказуемое простого предложения 127 при этом озвучиванию (что естественно для флективного языка) под- вергается весь набор признаков { gender, number, case}: (184) страшен { gender, number} + {case} —› страшный { gender, number, case}; сладек{ gender, number}+ {case} —› сладкий { gender, number, case} Однако фактов, свидетельствующих в пользу такого порядка дери- вации, нам неизвестно. Напротив, КФ сама по себе характерна лишь для некоторой части прилагательных. Это говорит о том, что прилага- тельные без КФ (а таковых большинство) не могли бы выражать зна- чений рода и числа, если бы последние содержались в КФ. Мы, таким образом, отклоним гипотезу об образовании ПФ от КФ и рассмотрим второй вариант, согласно которому каждая форма обра- зуется параллельно от одной и той же основы: (185) образование КФ и ПФ русских прилагательных стар —› стар, стара, старо, стары стар —› старый, старая, старое, старые, ��1 Далее мы обсудим ограничения на деривацию КФ, затем — случаи, когда краткая и полная форма имеют разную семантику. Как указывает А. А. Зализняк, «традиционная формула гласит, что неатрибутивные словоформы образуются от так называемых каче- ственных и не образуются от так называемых относительных прилага- тельных. Однако в действительности практически любое относитель- ное прилагательное может приобрести в соответствующем контексте “качественный” оттенок (позволяющий при прочих благоприятных ус- ловиях образовать неатрибутивные словоформы); поэтому приведен- ная формула оказывается неэффективной. Гораздо более реальным препятствием для образования неатрибутивных словоформ служит определенная морфологическая структура прилагательного. Напри- мер, независимо от значения, не образуют неатрибутивных словоформ прилагательные, у которых атрибутивная словоформа И. мн. оканчи- вается на -ы, -и (ср. мои, дядина, волчьи, эти), прилагательные с суф- фиксом -ск- и т. д.» (Зализняк 2002: 90), см. также (Янко-Три обытийную структуру. 2.2. Прилагательные как сказуемое простого предложения 133 (191) структура КФ прилагательных в русском языке adjK adjK resP adjK{nurn, gen} res AdjP И AdjP 2.2.3.3. ПФ и КФ е предикативной функции Первые работы, в которых подробно исследовались различия в по- ведении русских прилагательных в атрибутивной и предикативной позиции, относятся к 60-м гг ХХ в. Одним из первых проблему раз- деления атрибутивного и предикативного употребления прилагатель- ных и связанную с ней в русском языке проблему статуса ПФ и КФ поднял А. В. Исаченко (Исаченко 1963). Отмечая сложность верифи- кации таких утверждений, как большая или меньшая соотнесенность со временем, и поставив задачу найти синтаксическое, а не семанти- ческое обоснование тем или иным свойствам прилагательных, Иса- ченко приходит в выводу, что полные формы получаются в результате трансформации структур с краткими: «. . ‚мы считаем форму здоровый в схеме Этот здоровый мальчик и форму здоров в схеме Этот маль- чик здоров формами имен прилагательных. Обе формы эквивалентны друг другу, одна является трансформизм другой» (Там же: 80). Суще- ствование («избыточной») предикативной ПФ объясняется Исаченко следующим образом: именные предикации Этот мальчик здоровый сводятся к последовательным трансформациям структур Этот маль- чик здоров и Мальчик СОР” мальчик. Разницу между предложениями Китайский язык очень труден и Китайский язык очень трудный Иса- ченко видит в том, что полная форма прилагательного всегда соответ- ствует «именному» употреблению. Таким образом, Китайский язык 22 Copula, связка. 134 Глава 2. Обьективность очень трудный фактически восходит к структуре Китайский язык очень трудный (язык), см. (Исаченко 1963: 8085). Дистрибуция ПФ и КФ прилагательных асимметрична: ПФ может появляться как в атрибутивной, так и в предикативной позиции, КФ может употребляться только предикативно: (192) (Исаченко 1963: 83) a. здоровый мальчик с. *адоров мальчик b. Мальчик (был) здоровый. с1. Мальчик (был) здоров. Единственный синтаксический контекст, доступный для КФ прила- гательных, — первичная предикация”. В то же время ПФ прилагатель- ных, по крайней мере на первый взгляд, не ограничены атрибутивным контекстом, а могут быть и предикативные. Исследования проблемы предикативных прилагательных во многом были сосредоточены на спо- собах объяснения асимметрии в дистрибуции краткой и полной форм. То, что у КФ отсутствует атрибутивное употребление, наводит на мысль, что подобная асимметрия является не более чем поверхностным выра- жением глубинной симметрии. Согласно такому анализу, ПФ прилага- тельных в русском языке всегда являются атрибутивными и в преди- кативном употреблении связаны с присутствием именной проекции 24. Впервые предложенный в (Исаченко 1963) и развитый в (ВаЬЬу 1973; Siegel 1976; Babby 1994) И других работах, такой подход к предика- тивным ПФ стал общепринятым в формальной русистике. В упомя- нутых работах Бэббит, Зигель, Бейлина, как и в некоторых других, ПФ прилагательных в предикативном употреблении считаются атрибу- тивными прилагательными с нереализованной именной вершиной. 23 Как представляется, единственным исключением из этого наблюдения в со- временном русском является контекст вторичной предикации с глаголами стать, сделаться, оказаться (стал/ сделался/ оказался здоров). 24 Зигель пишет: «Теперь мы можем утверждать, что полные формы на са- мом деле образуются только в приименной позиции, а краткие формы — только в предикативной позиции» (<<We can now say that long forms are actually generated only prenominally and short forms only in predicate position» изу предикативной ПФ 2.2. Прилагательные как сказуемое простого предложения 139 будут предшествовать краткое описание структуры именной предика- ции И разбор синтаксиса предикативной КФ. 2.2.3.4. Подходы к структуре именной предикации В работе (Bowers 1993) было обосновано существование в имен- ных предикация абстрактной вершины Pred, ответственной за припи- сывание семантической роли подлежащему. Предикативные именные группы или группы прилагательного выбираются в качестве компле- мента вершиной Pred, которая, по мнению Бауэрса, в русском языке ответственна также за приписывание предикативного инструмента- лиса. Подобный анализ получил достаточно широкое распростра- нение, см. (Bailyn 2001; 2002; 2012; Strigin, Demjjanow 2001) И дру- гие работы. Проблемы, которые встают перед исследователями при анализе именной предикации в русском языке, вкратце сводятся к следую- щему. Во-первых, необходимо объяснить процесс падежного согласо- вания. В случае именной или вторичной предикации, а также при обо- собленных употребления согласование может быть с номинативным субъектом, аккузативным объектом и иногда — с некоторыми другими участниками. Во-вторых — необходимо объяснить предикативный ин- струменталис как при именной (Мальчик был больным), так и при вто- ричной (Я проснулся больным) предикации. Гипотеза о существовании Pred помогает решить проблему при- писывания инструменталиста. Действительно, если источник при- связочного инструменталиста еще может быть как-то локализован (собственно в бытийной связке), то инструменталис при вторичной предикации выглядит вовсе «возникающим из воздуха». Поскольку каждое значение падежного признака должно иметь свой источник, необходимо было локализовать его и в случае предикативного ин- струменталиса. Представления о том, как реализована вершина Pred, y разных ис- следователей складывались по-разному. В (Strigin, Demjjanow 2001) предлагалось считать, что номинатив как согласовательный падеж на прилагательном возникает в связи с механизмом «просачивания» падежа от Pred. Стригин и Демьянова предполагают существование 140 Глава 2. Адъективность Двух вершин Pred: с именными (признаками И без. Различие в оформ- лении именных предикатов (согласование VS. инструменталис) связано с типом используемой вершины Pred. B работах (Bailyn 2001; 2002; 2012) ПрОВОДИТСЯ структурное разли- чие между инструменталистом, согласуемым падежом вторичной пре- дикации и номинативом именной предикации. Инструменталис всегда имеет своим источником Pred, как в первичной, так и во вторичной предикации. «Повторяемый» падеж вторичной предикации («sameness case>> B терминологии Бейлина) является результатом множественного согласования (multiple agree). B этом случае единственный источник падежного признака обслуживает как аргументу именную группу, так и вторичный предикат, являющийся адъюнктом. Наконец, случай согласуемой именной предикации анализируется как результат дей- ствия «выраженных предикатов» («overt predicators»). Образуемые при этом структуры, так же как и в случае инструменталиста, связаны с PredP, однако позицию вершины заполняет не нулевая функциональ- ная вершина, а различные формы глагола быть, которые и являются источником номинативного признака. Именная предикация с инстру- менталисом образуется аналогично вторичной предикации с инстру- менталисом. Кроме этого предлагался ряд подходов, связанных с различением индивидного и стадиального уровней, временной соотнесенности собы- тий основной и вторичной предикации и т. д., см. (Filip 2001; Richardson 2001; 2007: 107-163; Markman 2008; Matushansky 2008) И др. Иная структура обычно предлагается для КФ русских прилага- тельных. Начиная с (ВаЬЬу 1973), многие исследователи исповедо- вали подход к КФ как единице, имеющей глагольную природу. Так, в (Grashchenkov, Grashchenkova 2007; Geist 2010; Borik 2014) предлага- ется считать, что краткие и полные формы прилагательных по-разному организуют именную предикации. Краткие формы ведут себя подобно глаголам, используя вершину Т «напрямую», а полным формам необхо- дима «поддержка» — участие в деривации абстрактной вершины Pred. Важный аргумент в пользу того, что PredP отсутствует в преди- кациях с краткой формой — тот факт, что КФ может самостоятельно присваивать семантическую роль. В (Geist 2010) приводится следую- Щая парадигма: 2.2. Прилагательные как сказуемое простого предложения 141 (208) (Geist 2010: 249-250) а. Ребенок больной. с1. Голос у 1620 больной. b. Ребенок болен. е. *Голос у 1620 болен. с. Ребенок болеет. f. *F0Jz06 у него болеет. Семантические ограничения на субъект в данном случае совпадают у КФ и глагола, а для ПФ прилагательного допустимо метонимическое преобразование ‘обладатель’ — ‘обладаемое’. Данный факт может го- ворить о том, что механизм присваивания семантической роли суще- ствует у КФ и глагола, а ПФ неспособна присваивать семантическую роль самостоятельно. Следуя в известной степени (Bailyn 2012), мы будем анализиро- вать предикативную ПФ как Образующуюся при участии вершины Pred. Такой подход применим как при «согласовательной» (в случае именной предикации — номинативной) стратегии, так и при страте- гии с инструменталистом. Различие состоит лишь в конкретных меха- низмах, предписывающих выбор согласования либо предикативного инструменталиста. Как мы покажем, КФ, в отличие от ПФ, не требуют вершины Pred И подобно причастиями являются комплементом функ- циональной проекции Т. 2.2.3.5. Предикативная КФ Рассмотрим следующие примеры: (209) (интернет) Быть здоровым — долг перед будущими детьми. Быть вежливым — значит уметь себя вести и иметь хорошие манеры. Подлежащим в главных предложениях здесь выступают инфини- тивы, образующие именную предикации. Именная часть такой предика- ции представлена инструменталистом — одним из возможных способов оформления именной части в русском языке. Если мы, однако, попро- буем изменить форму предиката, то обнаружим, что ни согласователь- ная / номинативная стратегия с ПФ, ни КФ грамматичный: 142 Глава 2. Аффективность (210) *Быть здоровыми / здоров — долг перед будущими детьми. *Быть вежливый / вежлив — значит уметь себя вести и иметь хорошие манеры. Причина грамматичность, на наш взгляд, в обоих случаях со- стоит в том, что как для номинативной ПФ, так И для КФ необходимо локальное подлежащее. Из того, что в случае инструментальной ПФ оно не требуется, мы можем сделать вывод, что в случае номи- нативной ПФ грамматичность связана с падежом. Признаки рода и числа есть у обоих типов ПФ и очевидно не приводят к неграмма- тичности инструментальной ПФ. Как мы покажем ниже, означива- ние падежного признака критично при образовании предикативных ПФ в номинативе. Иной представляется ситуация с КФ — у небе нет падежа, однако ее участие в инфинитивном обороте без подлежащего так же неграм- матично. Различие между КФ и ПФ, как представляется, говорит о том, что подлежащее в случае каждой из форм порождается в разных пози- циях. Присутствие подлежащего более критично для КФ, которая мо- жет получить признаки рода и числа только от него. Инструменталь- ные ПФ могут изменять значение рода и числа в зависимости от праг- матики. Так, род и число в следующих примерах можно изменить без ущерба грамматичность: (21 1) (интернет) Это естественное желание — быть красивой. Благодарим всех за стремление быть успешными! (212) Это естественное желание — быть красивыми). Благодарим за стремление быть успешным! Таким образом, грамматичность деривации предикации с ПФ за- висит от возможности субъекта передать ПФ прилагательного падеж- ный признак (номинатива). Для предикации с КФ наличие субъекта необходимо для означивания как признака рода, так и признака числа, происходящего в результате согласования с подлежащим. Отметим, что КФ при этом вполне допустимы ребовал бы выражения 148 Глава 2. Адъективность на КФ. Можно допустить, что согласование КФ с субъектом по роду И числу происходит в конфигурации [adjK adjK [теар [DP ] res]], T. e. когда вершина adjK берет комплементом группу res, B спецификатор которой находится переместившийся туда субьект. Детальный анализ механизмов согласования мы оставим на будуЩее. Итак, мы считаем, что прилагательные, как и глаголы, могут прое- цировать собственные аргументы. Причем правила проекции аргумен- тов у прилагательных и глаголов совпадают — внутренний участник связан с проекцией лексической вершины. Главное отличие прилага- тельных от глаголов — в неспособности КФ прилагательных возглав- лять финитную клаузу и выражать видо-временные значения в отсут- ствие глагола быть. 2.2.3.6. Предикативная ПФ Ниже мы обсудим образование именной предикации с ПФ. Мы начнем с рассмотрения различий во внутренней структуре КФ и ПФ, а затем обсудим вопрос о том, какова функциональная структура имен- ных предикации с полной формой. Деривация КФ и ПФ прилагательных в предикативном употребле- нии отличается. Как мы покажем, КФ может образовывать развернутые составляющие, в рамках которых доступна проекция Adj И связанные с ней субьективные и прочие участники. В то же время предикативная ПФ не может иметь внутреннюю структуру и всегда образуется как проекция категории Atr. Предикации с ПФ, как мы считаем, отлича- ются от предикации с КФ по двум параметрам: i) ПФ в процессе де- ривации «выбираются» вершиной Pred, ответственной за проекцию подлежащего и назначение ему семантической роли; ii) предикативные ПФ образуются как «плоские» составляющие, лишенные внутренней структуры, и не могут присваивать семантическую роль. Объяснение последнему утверждению мы предложим в самом конце анализа пре- дикативной ПФ. Подобный подход обьясняет различие в интерпретации предло- жений Мальчик (был) здоров и Мальчик (был) здоровье. В случае КФ перед нами ситуация, задаваемая стативным предикатом и актуаль- ная на протяжении определенной временной дистанции. В случае ПФ 2.2. Прилагательные как сказуемое простого предложения 149 представлено классифицирующее значение, такое же, как при атрибу- тивном употреблении (‘мальчик — из числа здоровых’). Рассмотрим аргументы, предложенные в (Geist 2010) И (Borik 2014). Как было замечено Л. Гейст, КФ более избирательна в выборе субъекта. В отсутствие комплементом предикативная ПФ ведет себя в данном отношении аналогично атрибутивной ПФ, при этом обе они оказываются противопоставлены КФ. В то же время, по замечанию О. Борик, обладающие комплиментами атрибутивные ПФ объединя- ются с КФ: (223) а. Мальчик/ Голос был больной. b. больной голос /Ma1119l1uK C. Мальчик/ *Голое был болен. с1. больной ангиной мальчик/ *20110c Как мы видим, предикативные и атрибутивные ПФ без комплемен- тов, с одной стороны, противопоставлены КФ и атрибутивным ПФ с ком- плементами — с другой. Как мы покажем, это связано с тем, что только КФ и атрибутивная ПФ (но не предикативная ПФ) могут иметь проек- цию Adj. Как мы предложили считать выше, ПФ образуется при участии adjfl, содержащей признаки рода, числа и падежа и надстраивается над функциональной вершиной А, ответственной за атрибутивное упо- требление. Мы также предположили, что лексическое ядро проекции ПФ может быть категории Adj или Atr: (224) структура ПФ прилагательных в русском языке adjH adjH AP adjH{nurn,gen,case} разованы при участии 154 Глава 2. Адъективность «полной» структуры прилагательного, проецируемой вершиной Adj. Ниже, при обсуждении аргументов структуры в разделе 3.1.5, мы приведем дополнительные свидетельства грамматичность предика- тивных ПФ с внутренней структурой. Предикативные ПФ любых при- лагательных, таким образом, образуются как проекция категории Atr. 2.2.4. Итоги: прилагательные в роли именного и стативного предиката Мы начали с рассмотрения вопроса о том, какое из двух употребле- ний прилагательных, предикативное или атрибутивное, можно счи- тать базовым. Мы пришли к тому, что для прилагательных одинаково важны и типичны обе функции. Далее мы рассмотрели материал язы- ков с глагольными статинами, соответствующими аффективным зна- чениям B русском и других подобных русскому языках. Результатом здесь стало заключение о том, что статив — как качества, так и ре- зультативные — лексически эквивалентны «прилагательным в узком понимании» — адьективам. Мы также предприняли попытку детального анализа русской адь- ективной предикации. Подобная дискуссия имеет для нас два важных следствия. Во-первых, мы развили и уточнили предлагавшийся ра- нее анализ именной предикации с ПФ как именной проекции. Наше уточнение свелось к типу именной проекции, которую представляет в данном случае прилагательное, — мы постарались показать, что та- кой именной проекцией является вершина аскп, соответствующая ПФ прилагательного. Вершина adjH ПФ обладает всеми релевантными именными признаками, и необходимости в дополнительной (нулевой, венерической и т. д.) именной вершине нет. Мы также показали, что употребляющиеся предикативно формы ПФ являются проекцией Atr, T. e. атрибутив, а не адьективами. Важным для дальнейшей дискуссии результатом данного раздела стал предложенный нами подход к КФ как проекциям, содержащим вершину res, И аналогичным статив в языках с «глагольными» при- лагательными. Эту идею мы разовьем далее в данной главе, а также в Главе 3. 2.3. Вторичная предикация: депиктивы и результативны... 155 2.3. Вторичная предикация: депиктивы и результативны vs. anno3umu6m—o6oco6J1eHu;I Ниже мы обсудим некоторые типы регулярных употреблений прилагательных, выходящие за рамки атрибутивной и предикативной функции (и не связанные с компаративной). Речь сначала пойдет о слу- чаях вторичной предикации, которые включают депиктивы и результа- тивы, а затем мы обсудим аппозитивы-обособления. 2.3.1. депиктивы Депиктивной вторичной предикации считается употребление (групп) прилагательных или именных групп в качестве дополнитель- ного предиката с глаголами, не входящими B число бытийных. Наша дискуссия будет в значительной степени опираться на русский материал, проанализированный в работах (Nichols 1981; Bailyn 2001; 2002; 2012; Filip 2001; Richardson 2001; 2007; Strigin, Demjjanow 2001; Grebenyova 2005; Pereltsvaig 2007; Matushansky 2008; Markman 2008) И др. В русском языке вторичными предикации можно считать все употребления именных сказуемых с глаголами, иными чем быть, стать (сделаться) и казаться. Три перечисленных глагола допускают КФ прилагательного, неграмматичную с другими глаголами: (228) (интернет) а. Протаранив киоск водитель был пьян. b. ОН чувствовал, что СО ста пятидесяти граммов КОНЬЯК! стал ПЬЯН. С. Владелец машины казался ПЬЯН, НО от теста на Cl]lKO20]lb отказался. (229) а. *Петя пришел пьян. b. *}I привел Петю пьян. >x< C. OH 7101!)/6CI’l’l6O6Cl]l себя ПЬЯН. 156 Глава 2. Адъективность В то же время ПФ русских прилагательных может употребляться кореферентность подлежащему или другому участнику И согласуясь с ним в падеже: (230) (интернет) а. Вчера муж пришел домой пьяный. b. Дядя Ефим привел его пьяного. с. Некоторые тут считают, что если урод попался пьяным на чужой машине, то совершенно точно хозяин её передал ему уже пьяному. Такие примеры вторичных предикации называются детективами, немного ниже мы обсудим также результативны. Скажем несколько слов о том, почему грамматичный депиктивные КФ. Выше мы предложили считать, что вершина КФ содержит проек- цию res, соответствующую подсобытию, ответственному за состоя- ние или результат. Если это так, то состояние, которое вводится крат- кой формой, должно получить временную привязку. Согласно предло- женной идее «временной цепочки», «tense chain», CM. (Hoekstra 2004: 125-218) И др., за временную привязку ситуации ответственна цепочка функциональных проекций C-T-Asp-V-V. КФ может быть элементом та- кой цепи, выступая, как мы видели выше, комплементом вершины Т. Позиция депортива, как мы покажем далее, связана с адьюнкцией. Сле- довательно, встраивание во временную цепочку ситуации, которая за- дается связанной с КФ вершиной res, невозможно. ПФ прилагательных не располагают вершиной, ответственной за результативность, и по- этому допускают депиктивное употребление. Отметим, что в русском языке XIX И начала ХХ в. депиктивное употребление КФ вполне имело место: (231) (А. И. Куприн. «Гранатовый браслет», 1911) Если он сейчас выскочил невредим — всё равно в будущем счи- тай его погибшим. (232) (А. Ф. Кони. «Иван Александрович Гончаров», 1911) Я не мог понять, чтобы тот, пред кем я склонял мысленно ко- ле во выросло высоким.’ 168 Глава 2. Адъективность (260) бурятский Би шулэ халуун-аар эди-дэг-би. я суп.АСС горячий-ПЧЗ есть-НАВ-ЪБО ‘Я ем суп горячим.’ В финском языке для кодирования вторичной предикации исполь- зуются два падежа: эссив И транслатив. Эссив зарезервирован за де- пиктивом, а транслатив — за результатив: (261) финский (Fong 2003: 204) а. Sointu paz'st0—i kala—n kuz'va—na. S0intu.NOM >1<apHTb-PST.3.SG рыба-АСС сырая-ЕБЗ ‘Сойнту жарит рыбу сырой.’ b. Sointu paz'st0—i kala—n kuiva—/(Si. Sointu.NOM >1<apHTb-PST.3.SG рыба-АСС сырая-ТЕЗ ‘Сойнту жарит рыбу сырой.’ 2.3.2. Результативны Финские примеры из предыдущего раздела демонстрируют следу- ющее: i) кроме предиктивного существует также результативное упо- требление прилагательных; ii) русский язык (см. перевод) не чувстви- телен к различению детективов и результатив. Следующий финский пример может продемонстрировать более характерный для результа- тива контекст: (262) финский (Matushansky 2012: 9) Me maaIas—z'—mme Seinc'i—n keZtaise—/(Si. Мы красить-РАЗТ- 1 .PL стена-АСС желтый-ТЕЗ ‘Мы выкрасили стену желтой.’ Русский перевод в данном случае не совсем точен. Инструмен- тальный депиктив в русском имеет значение приобретения некоторого признака к определенному моменту. При этом момент наступления но- вого состояния не связывается с действием основного глагола. В случае результативна наступление состояния, описываемого прилагательным, 2.3. Вторичная предикация: детективы и результативны... 169 является результатом действия глагола. Классическими примерами ре- зультатива являются следующие английские предложения: (263) английский а. John hammered the metal flat. ‘Джон расплющил металл так, что тот стал плоским’ b. John kicked the door closed. ‘Джон пнул дверь так, что она закрылась.’ (264) английский а. John talked himself hoarse. ‘Джон говорил так МНОГО, что охрип.’ b. John ran his sneakers threadbare. ‘Джон бегал так МНОГО, что его кроссовки износились.’ Действие, описываемое основным глаголом (Джон бьет по металлу, пинает дверь, говорит, бегает), приводит к тому, что наступает состо- яние, описываемое результативным прилагательным (металл расплю- Щен, дверь закрыта, Джон охрип, кроссовки изношены). Вторая пара предложений выше представлена непереходными глаголами, которые в отсутствие результативного прилагательного грамматичный с пря- мым объектом: *John talked himself; *John ran his sneakers. Употребле- ние рефлексив в контексте результативна представляет собой случай так называемых мнимых рефлексивное (fake reflexives). Русский язык не располагает результативными конструкциями с прилагательными или причастиями: (265) а. *Джан расплющил металл плоским / плоский. b. *Джан пнул дверь закрытой/ закрытую. с. *Джон заговорил себя хриплым / хриплого. d. *ДЭ2‘СОН 61916826111 СЗОГ KpOCCO6K1/l етоптанными/етоптан- Hble. B то же время русский допускает употребление в тех же контекстах результативных наречи е предложным группам 2.3. Вторичная предикация: депиктивы upesyzzbmamuebz... 177 и детективам И т. LL.) объясняются правилами организации глаголь- ной группы. Расположение прямого объекта И результативного прила- гательного строго фиксировано — точно так же, как это имеет место в случае транзитивных глаголов, ср. John [sent [a letter] [to Mar)/]]; John [hammered [the metal] [flat]], CM. (Larson 1988). Предлагаемый нами подход имеет дополнительные преимущества. Во-первых, он может объяснить случаи транзитивизации непереходных глаголов в английском, ср.: John talked himself hoarse VS. *John talked himself НедостаюЩая синтаксическая позиция в данном случае может быть предоставлена как раз благодаря Spec, AdjP. Далее, запрет на именные и глагольные результативные проекции в английском и запрет на любые результативные проекции в русском можно объяснить при помощи одного и того же механизма. Глаголы в английском допускают только результативные комплемент с при- знаком Adj. B качестве результативна возможны только прилагатель- ные, но не причастия, ср.: *T he joggers ran themselves exhausted (Krat- zer 2005). B русском языке никакая категория не может выступать в качестве результативна. И тот, и другой факт объясняются запретами на компле- ментацию: в английском соответствующую результатив позицию мо- гут занимать только проекции с признаком Adj. B русском языке атри- бутивные проекции с любым признаком, как Adj (прилагательного), так и V (глагола), никогда не могут выступать комплементом глагола. Поэтому КФ русских прилагательных (признак Adj) или причастия (признак V) также не могут образовывать результатив, ср.: *Петя расплющил металл тонок / размазан. 2.3.3. Аппозитивы-обособления В русском языке регулярно встречаются два типа разрывных кон- струкций с прилагательными: постпозиция и выдвижение влево. При постпозиции обособленные определения располагаются после вер- шинного имени, чаЩе контактно (снегири — необыкновенные среди мороза и снега), иногда — дистантного (арестанты пошли домой, yema— алые, но совершенно довольные): 178 Глава 2. Аффективность (279) (СинТагРус) Мурлыкали и деловито копошились на торчавшему из-под снега татарник снегири — необыкновенные среди мороза и снега, как тропические птицы . .. (280) (Ф. М. Достоевский. «Записки из Мертвого дома») Ровно за полчаса до барабана заданный урок был окончен, и аре- станты ПОШЛИ дОМОЙ, ECI’l’lCl]lbl8, НО СОЗЗДШЗННО дОЗОЛЬНЫЗ... При выносе влево группа прилагательного располагается в абсо- лютном начале предложения: (28 1) (СинТагРус) «Вольные в князьях», новгородич могли прогнать князя, ока- завшегося неугодным, и призвать на его место другого, но кня- жеский стол у них почти никогда не бывал вакантным. (282) (СинТагРус) Громко разрекламированный, его проект опирается на офиии- альную идеологию приведения страны в порядок, что добав- ляет ему привлекательности в глазах кремлевских обитателей. Несмотря на то что между прилагательным И существительным иногда проблематично вставить дополнительный материал, прилага- тельные при выносе влево располагаются не в своей базовой позиции, что видно по указательному местоимению в случае Громко разреклами- рованный, его проект (вместо его громко разрекламированный проект). Оба случая таких конструкций мы будем называть далее аппози- тивным обособлением (АО). Как кажется на первый взгляд, «условием существования» АО является наличие более чем одной атрибутивной словоформы. Одиночные прилагательные в тех же примерах (и при нейтральной интонации) представляются неграмматический: (283) *MypJzbzKaJzu и копошились снегири необыкновенные. (284) *Разрекламированный его проект опирается на официальную идеологию. Аналоги русских АО существу наруживать вторжения 188 Глава 2. Адъективность Левое выдвижение АО деактивируется из постпозитивного оборота благодаря подъему группы прилагательного в позицию фокуса. Не- грамматичность всех контекстов, кроме субъекта и прямого объекта, может быть связана с более глубокой вложенность именных групп в косвенных падежах, что препятствует передвижению АО в левую периферию. Подобный анализ легко объясняет грамматичность КФ в каче- стве аппозитивов-обособлений, ср. “Компьютеры снабжены систе- мой, способна обнаруживать вторжения. Причина грамматичность КФ — расположение аппозитивного обособления в именной проекции и, как следствие, необходимость выражать падежный признак. 2.3.4. Итоги: прилагательные и типология вторичной предикации Мы обсудили устройство вторичной предикации и похожие на небе явления. Следующие факты представляются важными с точки зрения теории и типологии адъективности. Результативные вторичные пре- дикации всегда связаны именно с адъективной проекцией. Взаимо- действие аргументов и событийной структуры глагола и результа- тива свидетельствует в пользу способности прилагательного вводить собственный субъектный аргумент. Депиктивные вторичные преди- кации, как правило, характерны и для именных, и для адъективных проекций. Русские согласовательные депиктивы, однако, могут быть образованы только от адъективы. Результативны и депиктивы вводят состояния, проецируемые субъектному участнику прилагательных и так или иначе связанные с задаваемой глаголом ситуацией. Этим ре- зультативы и депиктивы оказываются противопоставлены аппозитив- ным обособлением, которые восходят к именным структурам и могут быть организованы как адъективными, так и именными проекциями. Наконец, мы заметили, что русский язык не допускает результативных ПФ и депиктивных КФ, так как глаголы в русском не могут прини- мать адъективных комплементом. Депиктивные КФ невозможны, так как задаваемое вершиной res (КФ) состояние не может быть встроено во временную цепочку. 2.4. Синтаксис компаративная и структура... 189 2.4. Синтаксис компаративная и структура компаративной словоформы 2.4.1. Ограничения на образование морфологической степени сравнения В русском, как И во МНОГИХ других европейских языках, например английском, существует два способа образования сравнительной кон- струкции, морфологический и аналитический: (328) (Из произведений А. П. Чехова) Побег вне Сибири считается более важным преступлением и карается строже, чем побег в Сибири... (329) (Из произведений Н. Г. Чернышевского) Но у каждого из нас... есть порицатель более строгий, чем сам Рахметов... (330) (Из произведений А. Конан Дойла) ...n0thing straner than the result when viewed, for instance by Mr. Lestrade, 0fSe0tlana’ Yard. ‘И что может быть удивительнее тех выводов, которые легко сделать, если смотреть на вещи, скажем, с точки зрения ми- стера Лестрейда из Скотленд-Ярда! ’ (331) (Из произведений Б. Стокера) ...m0re strane narrative... it has not been my lotto соте across. ‘Более загадочного повествования мне не доводилось прежде слышать.’ Кроме того что в обоих языках существует морфологический и ана- литический компаративизм (далее — МК и АК), их также сближает сход- ство в выражении стандарта (обьекта) сравнения. И русский, и англий- ский используют специализированные в этой функции комплементай- зеры, чем и than COOTBGTCTBCHHO. Как известно, английский образует сравнительные и превосходные степени по следующему правилу: в случае односложных прилагатель- 190 Глава 2. Адъектйвность дных И прилагательных с безударным вторым слогом используется МК, для остальных прилагательных — АК, см., например, (Matushansky 2002). Однако такие фонологические ограничения не абсолютны, ис- ключения находятся как для предполагаемых случаев МК: *z'Zler, *apter, *z'rks0mer (при грамматичном handsomer) (Bobaljik 2012: 164), так и для некоторых кандидатов в АК: easterlier (easterly), weevilier (weevily). Русский язык также демонстрирует некоторые фонологические ограничения на образование сравнительной степени. Например, есть определенные ограничения на образование МК, связанные с акцентуа- Цией. Как утверждается в (Еськова 2011: 138), ряд односложных прила- гательных неспособен следовать общему паттерну переноса ударения на суффикс компаративная, ср. важный — важнее VS. вечный — *вечное. Установить природу фонологических ограничений для русского языка иногда бывает столь же непросто, как и для английского. Так, приведенные ниже прилагательные на -ж, -д, -г не имеют видимых различий в (морфонологический структуре, при этом, однако, ведут себя по-разному при образовании сравнительной степени: (332) а. прйгожйй — пригожее b. похожий — *похожее с. твердый — тверже с1. гордый — *горже / *гордее е. строгий — строже f. убогий — *убоже Можно сказать, тем не менее, что фонологические ограничения при образовании русских компаративной исследованы достаточно хо- рошо, см. прежде всего (Еськова 2011), а также (Брандер 1999) и др. Интересно влияние суффиксации на возможность образования степе- ней сравнения, иначе говоря — морфологические ограничения. В Грамматическом словаре А. А. Зализняка (Зализняк 1980) при- нят в целом достаточно широкий взгляд на способность прилагатель- ных порождать компаративный — МК может быть построен от любого прилагательного, широкие классы исключений составляют лишь адъ- ективы с некоторыми суффиксами. А именно, регулярно препятствуют образованию МК отыменные суффиксы —ек и —йн, см. также (Еськова 2011: 131), и причастные показатели -щ, -(в)ш в тех случаях, когда об- разованная с их помощью лексема переходит из разряда причастий в прилагательные. 2.4. Синтаксис компаративная и структура... 191 Как указано в (Еськова 2011: 136): «От большинства суффиксаль- ных качественных прилагательных формы на -ее образуются с пол- ной свободой». В то же время, по наблюдению Н. А. Еськовой: «Един- ственный суффиксальный разряд, от которого формы на -ее образуются не вполне свободно, — отглагольные прилагательные с суффиксом -л-» (Там же: 137), см. также (Янко-Триницкая 1989: 68). Суффиксы стра- дательных причастий -енин и -анан не налагают запрета на образование МК (Там же), от себя добавим, что также не демонстрируют запрета на образование МК и причастия на -м. Данные английского языка в целом напоминают русский — запрет на присоединение суффикса МК к аффективным деривационным по- казателям, как отыменным, так и отглагольным, здесь, возможно, еще более строг. Суммируем упомянутые факты в таблице, приводя при- меры наиболее регулярно препятствующих деривации МК суффиксов: (333) морфологические ограничения на образование МК дериваты русский английский * * * * * . -ск, -ин: -а!, -ful, -zc: OT I/IMCHI/I ж ж ж ж ж . утиное, гигантскее normaler, useful(l)er, baSzc(k)er * (в)ш * л * ' ж 9 э ж *—ed, *-l-Hg: OT глагола уставшее, пожилые, подходящее ж . ж . tzreder, bormger но: обиженнее, любиме Мы покажем, что, несмотря на видимую взаимозаменяемость МК и АК в русском языке, их структура, а следовательно, и интерпретация различаются. Одно из следствий таково: у прилагательных, для кото- рых по тем или иным причинам образование МК невозможно, правила употребления и семантика аналитической формы сравнительной сте- пени отличаются от «базовой» морфологической стратегии. 2.4.2. Морфологический и аналитический компаративизм Обсудим дистрибуцию и внутренний синтаксис двух типов русских сравнительных конструкций. Сначала мы установим основные синтак- сические свойства МК и АК в русском языке, см. также (Янко-Триниц- кая 1989: 6568), затем вкратце опишем варианты анализа структуры 192 Глава 2. Адъективность компаративная, предлагавшиеся предыдущими Исследователями, после чего рассмотрим особенности дистрибуции МК и АК. В ситуации сравнения (например, ‘быть выше’) есть два главных участника: субъект (кто выше) и объект сравнения (кого выше). По- мимо этого могут быть выражены дифференциал (на /во сколько раз выше) и параметр (выше в холке, стоя, ...). Рассмотрим возможность употребления МК и АК в характерных для прилагательного синтаксических контекстах. Прежде всего таким контекстом является позиция вершины предикации, где может упо- требляться как МК34, так и АК: (334) (Из произведений С. Т. Аксакова) Варвара Михайловна, как женщина, была более любопытна да и характером поживее чем ее супруг. (335) (Из произведений Д. И. Писарева) В такие минуты мертвый дом был несравненно приличнее и благоразумнее, чем бурса во время рекреации. (336) (Из произведений Андрея Белого) „только А. С. и в описываемое время был более одиноким чем я. . . Отметим, что стандарт сравнения, выраженный специальным сою- зом чем, в русском языке грамматич и при морфологическом, и при аналитическим компаративизм. Вторая синтаксическая функция, определяющая категорию при- лагательного (и даже в большей степени) — функция атрибута. Здесь русский язык (в отличие от древнерусского) не позволяет употребле- ния МК и допускает лишь АК: (337) (Из произведений К. М. Станюковича) а. Несколько осунувшееся, побледневшее либо и слегка вва- лившиеся глаза, вследствие бессонной ночи, придавали ему еще более интересный вид. 33 Также группа меры, Measure Phrase. 34 Добавление аттенуативного префикса по-, насколько нам известно, не вли- я как представляется, 2.4. Синтаксис компаративная и структура... 195 большинство), будут Интересны нам из-за следующего контраста. АК, в отличие от МК, обязательно эксплицирует наличие признака, переда- ваемого положительной степенью, см. (Мельчук 1998: 123; Воротни- ков 1999). Если в примерах выше будет присутствовать эксплицитное отрицание наличия признака, они будут некорректны при АК: (348) #Настоящий Димитрий был старым, но все-таки более моло- дым, чем Лжедимитрий. .. (349) #...шея длинная, но более короткая, чем у гагары... Тот же эффект неуместности Высказывания по прагматическим причинам мы получаем в случаях, где сравниваемые объекты верно располагаются на шкале, задаваемой прилагательным, но не несут дан- ного качества вне контекста сравнения: (350) #Бегемот более легкий, чем слон. (351) #Слон более низкий, чем жираф. Оба примера становятся приемлемы в форме МК: (352) Бегемот легче слона. (353) Слон ниже жирафа. Странность примеров с АК объясняется именно тем, что только в этом случае, но не при МК, есть пресуппозиция обладания качеством. Продемонстрированное семантическое различие между АК и МК, при котором АК объединяется с положительной степенью прилагательного и противопоставлен МК, неожиданным образом коррелирует с упо- треблением АК и МК в атрибутивной функции, грамматичной для ана- литического и неграмматический для морфологического компаративная. 2.4.3. Подходы к структуре компаративная CI/IHTEIKCI/IC И ССМЭНТИКЭ компаративная неоднократно ПОЛУЧАЛ ОПИ- сание в терминах современной порождающей грамматики, см. (Ри1шап 1991; Heim 2000; Kennedy 1998; 1999; 2000; 2009; Bhatt, Pancheva 196 Глава 2. Адъективность 2004; 2007; Matushansky 2013 ; Morzycki 2015) И др. для английского, японского, славянских языков. Что касается русского, здесь можно упомянуть работы (Matushansky 2002; Ionin, Matushansky 2013; Grashchenkov 2008). B (Matushansky 2008) сделан вывод, который будет важен И для анализа компаративная: синтаксис превосходной степени (в том числе и в русском языке) сводится к атрибутивному употреблению прилага- тельного. Интересны также наблюдения относительно деривационной связи между отадьективными глаголами и их производящими осно- вами — как показано на материале многих языков, такие глаголы вос- ходят именно к компаративу/суперлативу, а не к положительной сте- пени прилагательных, см., например, (Bobaljik 2007) И др. Как утверждается в (Matushansky 2013), морфологический ком- паратив может быть получен последовательным передвижением лек- сической вершины прилагательного в позицию, где она объединя- ется с показателем компаративная, находящимся выше небе в структуре, см. (АЬпеу 1987: 213): (354) Структура компаративная по (АЬпеу 1987) DP А D DegP /\ Deg AdjP /\ Adj NP Возможные возражения против такого подхода связаны с тем, что в английском выбор между МК и АК основывается на фонологических свойствах — уже на уровне обьединения морфем (основы прилага- тельного и показателя компаративная) необходимо знать, какова фоноло- гическая оболочка основы. Это противоречит подходу к образованию компаративная как исключительно синтаксическому процессу — фоно- логический компонент должен «получать на вход» готовую синтакси- ческую структуру. Для того чтобы «спасти» синтаксический подход к деривации компаративная, было введено правило Локаль лениям Мату- шански. 200 Глава 2. Адъективность атрибутивного МК следует из того, что английские Именные труппы с прилагательными вовсе лишены согласовательных признаков, что отличает их от русских атрибутивных конструкций. Тем не менее еди- нообразный анализ МК и АК не дает возможности объяснить грамма- тичность атрибутивных АК. Если вершина Deg всегда лишена согла- совательных признаков рода, числа и падежа, наличие таких признаков у более низкой вершины A(dj) не спасет деривацию, так как именно Deg определяет дистрибутивные свойства компаративная во «внешнем» синтаксическом контексте. Еще одно решение, вызывающее вопросы, — то, что комплемент сравнительной труппы Deg синтаксически зависит от прилагательного в представленной выше структуре. В (Ionin, Matushansky 2013) пред- ставлена иная структура, где объект сравнения зависит уже от Deg: (360) структура русского компаративная по (Ionin, Matushansky 2013) АР XX DegP АО /\ l Введ‘) СР many l /\ er СО ТР | /\ than OP TP 2.4.4. Синтаксическая структура компаративная в русском язьике Предлагаемый нами подход состоит в следующем. Структуры, сто- ящие за МК и АК в русском языке, различны. Морфологический ком- паратив образуется при участии вершины Deg, B то время как аналити- ческий компаративизм проецируется «обычной» группой прилагательного. Вершина Deg «надстраивается» над основой прилагательных и лишена согласовательных признаков рода, числа и падежа, поэтому атрибутив- ное употребление МК неграмматично: 2.4. Синтаксис компаративная и структура... 201 (361) структура МК (первое приближение) DegP А СшР DegP A чем груши Deg AdjP -ee Adj вкусно При образовании фразы вкуснее, чем груши основа прилагатель- ного поднимается из позиции Adj B вершину компаративной группы, где располагается флексия -(е)е. Иначе происходит Деривация АК. Они образуются как ПФ прила- гательньтх, принимающая в качестве адъюнкта группу Int, возглавляе- мую сравнительным словом более. (3 62) структура АК (первое приближение) adjHP Int СшР adjfl AP Ll более чем груши вкусные _ \/ Подобная структура имеет как минимум два преимущества. Во-первых, вершина IntP более синтаксически ведет себя как интен- сификаторы очень, совсем, слишком и проч. Во-вторых, возможность атрибутивного употребления АК следует автоматически — они пред- ставляют собой не что иное, как ПФ прилагательного, располагаюЩую признаками менного употребления 2.4. Синтаксис комнаратива и структура... 203 средств аналитического И морфологического компаративная: #более лучше, #более интересней и т. д. Такие примеры не являются неграмма- тичными структурно — их образование не просто допустимо, но и ре- гулярно наблюдается. Причина их некорректности — в том, что одно- временное употребление двух показателей сравнения семантически избыточно. В синтаксической структуре, однако, более и -(е)е зани- мают различные позиции, что позволяет носителям порождать подоб- ные примеры. Ниже мы обсудим некоторые другие свойства МК и АК, после чего предложим окончательный вариант анализа. 2.4.5. Компаративизм от неградуальных прилагательных Как известно, не только градуальные прилагательные могут об- разовывать степени сравнения. Случаи, когда неградуальные прила- гательные в результате семантического сдвига приобретают значение градуальных и получают возможность образовывать МК, хорошо опи- саны в литературе: «Формы сравнит. степени с морфами -ее и -еи об- разуются также у относит. прил. в качественных значениях: душенек, музыкальные, театральнее» (АГ-80-1: § 1343). Допустимость образова- ния степеней сравнения от относительных прилагательных при смене ими семантики констатирует и Н. А. Еськова, приводя такие примеры из русской прозы, как трактирные, жиеотнеи, мраморное, рубине, изумрудная, пепельная и т. д., см. (Еськова 2011: 143). В формальной лингвистике принято говорить о так называемой коэрсии или семантическом сдвиге. При коэрсии допустимо образо- вание не только морфологического, но и аналитического компаративная: (363) (Из произведений И. Ф. Анненского) Что может быть более русским, чем этот вечный кирпичный завод, это спасительное завтра... (3 64) (Из произведений В. Г. Белинского) „под пером Батюшкова эта поэма явилась более греческою, чем 6 оригинале. 204 Глава 2. Аффективность (365) (Из произведений Л. Н. Андреева) ...самому себе казался ужасным, невероятным, более греш- ным и бнтющим, чем если бы каждый день резал по чело- веку... (366) (Из произведений П. Д. Боборыкина) Саня отведала и терновки, менее сладкой и более вяжущей, чем сливянка, очень крепкой. В данных примерах АК образуется от прилагательных с суффик- сами -ск и -щ, которые, как мы указывали выше, блокируют образо- вание МК: *русскее, *греческее, *бунтующее, *вяжущее. Тем не Менее ситуация сравнения становится семантически допустимой в случае коэрсии, что и показывают примеры выше. В связи с запретом на образование компаративная от прилагательных с суффиксами типа -ск примечательно также следующее наблюдение. У ряда русских прилагательных существуют два деривационных вари- анта: один с -ск, другой — с -н, различающиеся также способностью к образованию МК: * (367) практическее VS. практичнее *комическее VS. комичные *истерическее VS. истеричные *трагическее VS. трагичнее Подобные примеры свидетельствуют о том, что за блокирование деривации МК ответствен именно суффикс, а не основа. Как нам представляется, недопустимость МК и грамматичность АК в подобных случаях — еще одно свидетельство различия в синтак- сической деривации двух типов компаративная. Аналитический компа- ратив, согласно нашему подходу, образуется по тем же правилам, что и ПФ прилагательных, поэтому деривация АК не блокируется. Механизм семантического сдвига, когда он происходит (АК — бо- лее русский, МК — музыкальные), заключается в следующем. «Нор- мальный» градуальный признак задает шкалу с разными значениями: от менее высокого — к более высокому и т. п. Употребляя градуальные прилагательные, говорящий оценивает объект как занимающий неко- торое ые глаголы принимают 206 Глава 2. Адъективность в качестве комплементом лишь проекции, возглавляемые именами — именные группы, вершина Deg «имеет валентность» лишь на единицы категории Adj (адъективы). Такая категория может быть свойственна лексеме имманентно (быстрый, злой, ...) либо присваиваться дерива- ционными суффиксами, «стирающими» информацию о категориальной принадлежности исходной основы (ум-н-ый, злобный, ...). Суффиксы прилагательных, не допускающие образования компа- ратива (-ск, -ин, -(в)ш, -л, -щ, ...), как мы предположили, связаны с ка- тегориальным признаком Atr, а не Adj. Атрибутив, таким образом, не удовлетворяют сочетаемостным свойствам вершины Deg. 2.4.6. Стандарт сравнения В предложенном нами варианте анализа стандарт сравнения, вво- димый союзом чем, располагается в структуре обоих типов компара- тива выше прилагательного. Это противоречит обычному употребле- нию МК и АК, предполагаюЩему постпозиции стандарта: (369) (Из произведений А. П. Чехова) „эта механическая, кропотливая работа казалась ему инте- реснее, чем чтение. (370) (Из произведений Л. Н. Андреева) „это древнее первичное наслаждение убивать людей — ум- ных, хитрых, лукавых, неизмеримо более интересных, чем са- мые хищные звери. (371) (Из произведений Н. С. Лескова) ...их было так много, что они становились для меня страш- нее, чем собаки... (372) (Из произведений В. Я. Брюсова) ��Z это был ад, более страшный, чем тот, который явлен был взорам Данте Алигьери. Можно предположить следующие два варианта достижения поверхностного порядка слов. Во-первых, можно предположить 2.4. Синтаксис комнаратива и структура... 207 передвижение прилагательного в некоторую доминирующую над ним вершину, т. е. процесс линеаризации. Как представляется, такой вари- ант больше подходит для МК, который оказывается грамматичный при предшествование стандарта сравнения прилагательному: (373) *Эта механическая работа казалась ему чем чтение интерес- нее. (374) *Они становились чем собаки страшнее для меня. АК пусть и редко, но допускает предшествование стандарта: (375) (Из произведений М. Ю. Лермонтова) „просил у небе, слабой девушки, у небе, еще более, чем он, без- защитной, сожаления... (376) (интернет) ...он был гораздо более, чем я, склонен к философии. Мы склонны считать, что (почти обязательная) постпозиция стан- дарта в случае АК вызвана так называемым сдвигом «тяжелых» со- ставляющих вправо. С аналогичным линеаризационным сдвигом мы столкнемся в Главе 3 в связи с атрибутивным употреблением управ- ляемых прилагательных в английском (а d1fi?e11l1 book [for anyone to read] — ‘книга, сложная для прочтения любому’). Тот факт, что линеаризация обьекта сравнения не всегда обяза- тельна, говорит о том, что ее природа — не (исключительно) синтак- сическая. Высокая частотность конструкций с постпозиции объяс- няется тем, что составляющая, вводимая союзом чем, является пред- ложением, которое может содержать достаточно большое количество структуры. Подход к правому расположению стандарта сравнения с чем под- тверждается также примерами, где группа с чем и компаративизм не вхо- дят в одну составляющую: (377) (Из произведений Л. Н. Андреева) ...он всегда был мне симпатичен, и [[AdJ-P более близких] друзей], [чем он рсальной проекции Q. 210 Глава 2. Адъективность Правила расположения лексического зависимого и стандарта у АК, впрочем, такие Же, как и у МК: (386) (Из произведений И. Ф. Анненского) Содержание самого типа Обломова богаче гоголевских про- тотипов, и от этого он гораздо более похож на настоящего ll€]lO68KCl, ЧЁМ каждый ИЗ НИХ. (387) (Из произведений Л. Н. Андреева] Если бы он год провалялся в могиле, он вернулся бы более по- хожим на себя, чем теперь. Порядок чем-компаратив-зависимое представляется неграмма- тичным: (388) *0H гораздо более похож, чем каждый из них, на настоящего человека. (389) *Он был 6191 более похожим, чем теперь, на себя. Причина грамматичность здесь, однако, иная — чем-компаратив является составляющей предикативного уровня, в которой происходит ЭЛЛИПСИС совпадающего МЭТСРИЭЛЗС (390) Он гораздо более похож на настоящего человека, чем каждый ИЗ НИХ �˔ (391) Он был бы более похожим на себя, чем теперь [ ]. В случае если лексические зависимые [на настоящего человека; на себя] располагаются после чем-компаратива, они не могут вклю- чаться в материал, номинируемый при эллипсис. 2.4.7. Дифференциал Наконец, еще один регулярный атрибут ситуации сравнения — так называемый дифференциал — указание того, на сколько единиц или во сколько раз проявление признака у одного объекта превосходит его проявление у другого: 2.4. Синтаксис компаративная и структура... 211 (392) (Из произведений А. А. Блока) Он на иеле голов выше других, ходит тяжелой поступью и смотрит только на Фаину. (393) (Коллектив авторов. На Волховском фронте) Маршрут железнодорожных перевозок с одного крыла на дру- гое по этим рокада стал короче на 432 p#15;� Дифференциал с предлогом на и аккузатив, однако, неграмма- тичен с АК: (394) *0H на иеле голов более высокий. (395) *Маршрут стал более коротким на 5 км. Объяснение подобного семантического эффекта находим в (Kennedy 2009). Как мы уже установили, МК соответствует так на- зываемому эксплицитному, а АК — имплицитному сравнению. Со- гласно Кеннеди, одним из свойств имплицитного сравнения как раз является несовместимость с дифференциалом — это установлено на материале разных языков и объясняется следующим образом. По- скольку предложные группы на Х единици содержат указания на абсо- лютные значения, они больше не являются зависимыми от контекста, а такая зависимость — характеристическое свойство имплицитного сравнения. При этом как МК, так и АК могут употребляться, например, с пред- ложной группой в Х раз: (396) (Из произведений А. П. Чехова) Его женили рано, когда он был ешей студентом второго курса, и теперь жена казалась в полтора раза старше его. (397) (Из произведений В. К. Арсеньева) Спуск на Аохобе в два раза длиннее, чем подьем со стороны Т стихе. (398) (Из произведений Л. Н. Толстого) Вероятно в десять раз старше берез, составлявших лес, он был в десять раз болше и в два ), CM. обьяснение этого 214 Глава 2. Адъектйвность запрета в (Biberauer et а1. 2009). Очевидно, что для русского языка такой запрет нерелевантен (см. примеры выше, а также случаи типа довольный собой человек И т. IL). 2.4.8. Итоги: морфология, синтаксис и семантика компаративная Мы рассмотрели особенности употребления морфологических и аналитических компаративной в русском языке. Как мы установили, при внешне схожих функциях морфологический и аналитический ком- паратив имеют разные дистрибутивные и семантические ограничения. Это вполне согласуется с выводом, сделанным в (АГ-80-1: § 1342): «К формам сравнит. степени не относится описательное выражение сравнения с помощью форм более или менее: более веселый, более йн- тересный, менее веселый, менее интересный. Слова более или менее в этих сочетаниях сохраняют свое лексическое значение, и это пре- пятствует их превращению в показатель морфологического значения и, следовательно, превращению сочетаний типа более грустный, менее веселый в аналитические формы сравнит. степени». Мы предложили анализ морфологической и синтаксической струк- туры, который объяснял бы различия между двумя средствами выра- жения сравнения. Главной особенностью нашего анализа является утверждение о том, что морфологический компаративизм образуется с уча- стием специфицированных в функции сравнения синтаксических еди- ниц (прежде всего — вершины Deg), B то время как аналитический компаративизм базируется на той же синтаксической структуре, что и ПФ прилагательных. Как мы показали, из такого различия в структуре сле- дуют различия в семантических и сочетаемостных свойствах. Кроме того, мы постарались построить модель, описывающую все релевант- ные для ситуации сравнения синтаксические единицы (объект сравне- ния и дифференциал). Мы также рассмотрели процесс семантического сдвига неградуальных прилагательных. Важным результатом с точки зрения выдвинутой нами теории, предполагающей разделение прилагательных на адъективы и атрибу- тивы, является следующий. Семантика и дистрибуция компаративных 2.4. Синтаксис компаративная и структура... 215 оборотов позволяет провести грань между Двумя структурами: DegP И adjHP. Составляющая первого типа, DegP, объединяется в один ряд с проекцией КФ прилагательного adjKP, так как может принимать комплементом только адъективы. Составляющая второго типа — ПФ прилагательного, она может быть образована как от адьективов, так и от атрибутивной. DegP И adjKP, таким образом, являются вершинами, ориентированными на «прилагательные в уз ом понимании» (статив). Глава 3. Аргумента структура 3.1. Участники ситуаций, задаваемых прилагательными, и закономерности их реализации 3.1.1. Основные семантические участники адъективных предикатов Прилагательные задают градуальный признак. Употребляя лек- семы, кодирующие такой признак, говорящий оценивает место описы- ваемого обьекта на шкале, ср.: высокий дом — ‘дом, который, по мо- ему мнению, превышает норму размера для данных объектов’. Одним из наиболее типичных для прилагательных участников, таким образом, является роль субъекта оценки: (406) английский (интернет) Molly might be too Sweetfor some readers. ‘Молли может быть слишком слащавая для кого-то из читате- лей.’ (407) осетинский (Выдрин 20112241) Аиды фыс-тсе ниын зырн этот 6apaH-PL.NOM 1.PL.DAT трудный сери-ахс-сен сеты. РКЕР-ЛОВИТЬРКЕЗ-ЫМЫ бЫтЬ.РКЕ$.3.РЬ ‘Нам трудно поймать этих баранов.’ (408) багвалинский Dz'—ha ab miq’ §’eralu=b ekoa. 51-DAT ЭТОТ дорога y31<a51=N COP ‘Эта дорога для меня мне узкая.’ Типологически устойчивым способом оформления субъекта оценки является датив. В английском субъект оценки кодируется предложной 218 Глава З. Аргумента структура группой с for или го, B русском — штативом или предложной группой с для И т. д. Отметим, что распределение нативного кодирования и предложной группы с для в русском языке представляет собой от- дельную проблему. Будучи на первый взгляд синонимичны и совпа- дая в широком круге контекстов, две данные техники, тем не Менее, часто расходятся, ср.: возможное *нам / для нас решение; известная мне / *для меня история. Другой типологически распространенный участник задаваемых прилагательными ситуаций — бенефактив или малефактив, часто также выражающийся штативом или предложной группой (английское f0r/ to, французское д / pour И т. д.): (409) английский (интернет) These fruits are harmful for you. ‘Эти фрукты вредны тебе.’ (4 1 0) французский (интернет) L ’alc00l est nuisible d la same. ‘Алкоголь вреден для здоровья.’ (411) венгерский (Rékosi 2006: 79) J0’ volt Jdn0s—nak a taldlkozds. хороший СОР Джон-ВАТ DEF встреча ‘Встреча была удобна Джону.’ (412) осетинский Аацы серина еывалл-сетт-аен пайда у. этот пища ребенок-РЬ-ВАТ полезный 6LIrb.PRES.3.SG ‘Эта еда полезна детям.’ (4 1 3) киргизский (интернет) Ал жак жылкьх-лар-га жайлау. этот сторона лошади-РЬ-ВАТ удобный ‘с этой стороны лошадям удобнее’ (414) багвалинский 0=j hakuj iia шихтой е/соа. этот=Р женщина я. 1 .PL.DAT вредный СОР ‘ (Д. С. Аненков, л. с.) 220 Глава З. Аргумента структура q ’ehal—ar т. храбреЦ-РЬ быть:РА$Т ‘Братья были смельчаки, похожие на пехливанов.’ Другой семантический ИСТОЧНИК аффективного управления — лек- семы с модальным значением: (420) татарский Сиан мин-ва кирэй. ты я-ВАТ нужно ‘Ты мне нужен.’ Подобные единицы, однако, далеко не всегда являются полноцен- ными прилагательными, ср., например, русские можно / надо, не изме- няющиеся по родам и числам и не имеющие полных форм. Итак, адъективные лексемы регулярно демонстрируют способ- ность вводить различных семантических участников. Типологически наиболее устойчивы нативные и синонимичные датива предложно-па- дежные группы, оформляющие субъект оценки, бенефактив/ мале- фактив, стимул, эксперименте и схожие роли. Наряду с этим прила- гательные в языках мира могут задавать ситуации тождества/ равен- ства и т. д., кодирующие множественным числом, сочинением или предложно-падежной группами. 3.1.2. Типы семантических y‘l6lC1’l’l1-luK06 и семантические классы УНРаЗЛЯЮЩЦХ прилагательных 8 РУССКОМ ЯЗЬПСВ 3.1.2.1. Управление прилагательных: обязательные и факультативные участники, семантические классы Прилагательные иногда обладают синтаксически обязательной валентностью, в качестве немногочисленных примеров можно приве- сти русские лексемы вхожий, расположенный (к чему-либо), склонный, присущий, чреватый, кратный, похожий. (421) 3.1. Участники ситуаций, задаваемых прилагательными... 221 (Из произведений А. И Б. Стругацких) а. „осенью 1941-20 ввел дело Амалии Михайловны Берман, сосед- ки Красногорова по лестничной площадке, вхожей в их дом. ! а . *6)C00fCCl}Z СОСЕОКС! b. ДЛЯ МЕНЯ ПОСЕЩЕНИЕ — ЭтО ПрЕЭЮОЕ ЕСЕРО уникальное СО- бытие, чреватое возможностью перепрыгнуть сразу ЧЕ- рЕЗ НЕСКОЛЬКО ступенек 6 ПРОЦЕССЕ ПОЗНОНЫЯ. Ь’. *чреватое событие с. ...не было ничего, кроме стола, за которым сидел, под- перши подбородок кулаками, длинноволосый юнги, похожий кудрями и нежным длинным ликом на Александра Блока... ! с . *похожий юнги Основная часть управляющих прилагательных, как представляется, обладает обязательной семантической и факультативной синтаксиче- ской валентностью. «Назовем i-yro валентность слова А синтаксически факультативной, если предложение, содержащее слово А с незамещен- ной т-ой валентностью, правильно» (Апресян 1995: 149). Под это опре- деление подходят, например, участники, вводимые прилагательными полезный, достойный, интересный и проч.: (422) (423) (424) (Из произведений А. и Б. Стругацких) а. Читал Я твой трактат — 7’lO]l€3HCl}Z KHZ/£261, НО глупая. b. Так чем я могу быть вам полезна, товарищ? (Из произведений А. и Б. Стругацких) а. Он был прав: уступить достойному противнику — это НЕ ПОЗОр. b. ...благородно отступить перед противником, достойным победы... (Из произведений А. и Б. Стругацких) а. Вы дали мне массу интересного материала. b. ...демонстрирует свое безразличие и даже презрение КО ЕСЕН этим предметам, «НЕ и обный, венный, чреватый 3.1. Участники ситуаций, задаваемых прилагательными... 223 g. ИЗВЕСТНОСТИ знакомый, знаменитый, известный, популярный, прослав- ленный h. ТИПИЧНОСТИ обыкновенный, обычный, привычный, свойственный, спеии- фический, типичный, характерный, �,) i. СОДЕРЖАНИЯ богатый, бедный, полный, пустой Ряд классов обладает небольшим количеством лексем, в некото- рых случаях (прежде всего — ОЦЕНОЧНЫЕ прилагательные, прила- гательные ЭМОЦИОНАЛЬНОГО ОТНОШЕНИЯ И ТИПИЧНОСТИ) приведенные выше примеры могут быть дополнены. Ниже мы обсудим семантическую организацию отдельных клас- сов и характерные для них актанты, а также примеры семантических участников, сочетающихся с разными классами прилагательных. 3.1.2.2. Управление отдельных семантических классов Примерами прилагательных, чьи участники в той или иной сте- ПСНИ ОДНОЗНАЧНО ОПРЕДЕЛЯЮТСЯ ССМЭНТИЧССКИМ КЛЭССОМ, МОГУТ СЛУ- жить классы прилагательных ТОЖДЕСТВА и ЭМОЦИОНАЛЬНОГО ОТНОШЕНИЯ, а также ПРОСТРАНСТВЕННЫХ прилагательных. Класс ТОЖДЕСТВО. В случае класса ТОЖДЕСТВА имеется два участника, находящихся в некотором симметричном отношении друг к другу, см. (Иомдин 1981). Обьективные лексемы данного класса от- носятся к разным онтологическим типам и могут вводить, например, как одушевленных (Петя и Маша женаты), так и неодушевленных участников (Прямая и отрезок параллельны). В (Вольф 1978: 38) такие лексемы также выделяются в одну группу: «Имеются, однако, квалифи- кативные структуры, не ориентированные на общую оценку ни по ка- честву (“хорошо/ плохо”), ни по количеству (“много/ мало”). Так, в частности, большие серии составляют П, которые соотносят пред- мет или событие с другими предметами или событиями по признаку 224 Глава З. Аргумента структура сходства или несходства, ср. исп. igual ‘равный’, semejante ‘похожий’, identico ‘идентичный’, dzferente ‘другой, не похожий’, distinto ‘дру- гой’ И т. п.». Общим свойством лексем класса ТОЖДЕСТВА является их спо- собность к оформлению обоих своих участников сочиненной именной группой, (426), или множественным числом, (427): (426) (интернет) Зачастую можно увидеть пару, в которой мужчина и жен- щина похожи друг на друга как брат и сестра. Это родственники с разницей в возрасте более 200 лет, но они похожи как никто другой! (427) (интернет) ...если нейтрино и антинейтрино тождественны, рожда- ются 2 электрона... Все клетки организма тождественны по природе. Прилагательные данного класса предицируют одинаковое отноше- ние участников друг относительно друга: Х и Y (ЕР!) находятся в от- ношении А имеет значение ‘Х (одна часть Z) находится в отношении А к Y И Y (другая часть Z) находится в отношении А к Х (первой ча- сти Z)’. Наряду с таким способом кодирования возможно использова- ние местоимения во множественном числе и коммутативного предлога с: Они с Петей похожи/ женаты и т. д. Для подобных семантических участников мы зарезервируем ярлык контрагент, см. подробнее ниже. Альтернативный способ оформления — сохранять (атрибутивное или предикативное) согласование с одним из участников отношения тождества и задавать второго при помощи предложно-падежной или косвенно-падежных конструкций: (428) (интернет) Чихиртма похожа на пресный куриный бульон. (429) (интернет) Этот проиесс тождественен многократно ускоренной при- родной очистке воды под воздействием солне от момент скалы и т. д. 3.1. Участники ситуаций, задаваемых прилагательными... 227 3.1.2.3. Семантические (гипер)роли и сирконстант, употребляющиеся более чем с одним классом прилагательных Ниже мы опишем случаи, когда один И тот же участник употребля- ется более чем с одним классом прилагательных. Мы также обсудим не- которые константные зависимые, характерные для прилагательных. В связи с обсуждением семантических участников прилагательных, вероятно, может быть полезным понятие гиперроли. Будучи применен к построению типологии падежных стратегий, инструментарий гипер- ролей позволяет объединить различных семантических участников, получающих одинаковое кодирование, см. (Кибрик 1992: 191-195). В частности, близкая к исследуемой нами гиперголь связана с выраже- нием адресата: «В качестве распространенной гиперроли такого рода можно выделить Адресат, объединяющий роли Экспериенцера, Реци- пиента и Цели и часто имеющий единый падежный показатель — да- тив», см. (Кибрик 1992: 194). Как мы покажем ниже, очевидно, можно говорить о следующих гиперролях: i) контрагента, объединяющего в нашем случае семан- тических участников классов ЭМОЦИОНАЛЬНОГО ОТНОШЕНИЯ и ТОЖДЕСТВА; 11) о гиперроли субъекта оценки, за которой стоят участники с близкими семантическими ролями Экспериенцера, бенефак- тива и целевого стандарта; 111) о гиперроли основания или содержания. Контрагент. Роль контрагента, изначально предложенная Чарль- зом Гилмором, выглядит следующим образом в интерпретации Ю. Д. Апресяна: «Мы будем называть контрагентом активного участ- ника такой ситуации, в которой принимает участие еще и активный субъект, причем действия этих двух участников не совпадают: пре- дикат описывает полностью только деятельность субъекта, но не дея- тельность контрагента. Так, в ситуации займа субъект занимает деньги, а контрагент их одалживает; в ситуации защиты субъект защищается , а контрагент нападает и т. д.» (Апресян 1995: 127). В использовании нами термина «контрагент» будет некоторая ус- ловность, так как участники прилагательных по своей природе никогда не являются агентивными. Термин «контрагент» применительно к адъек- тивным валентностей будет употребляться нами потому, что в ряде слу- 228 Глава З. Аргумента структура чаев (классы ТОЖДЕСТВА И ЭМОЦИОНАЛЬНОГО ОТНОШЕНИЯ) участниками некоторого прилагательного являются два — в той или иной степени активных, но принципиальных для данной ситуации — объекта. Итак, роль контрагента у прилагательных соответствует неаген- тивному участнику, наряду с которым присутствует некоторый «ос- новный» актант. Прилагательные ЭМОЦИОНАЛЬНОГО ОТНОШЕНИЯ могут оформлять адресату валентность посредством предлога с и имен- ной группы в инструменталис: (434) (интернет) Все сотрудники МКЯКД будут одинаково вежливы с пассажи- рами. Крайне ЗНЫМСПЛЗЛЬНС! и заботлива C детьми, CKJZOHI-[Cl их 0718- кать и защищать. Цезарь серьезный и в то же время ласковый и добрый со сво- ими хозяевами... Перефразирование на предложную группу в инструменталис с предлогом с допустимо едва ли не для всех прилагательных данного класса. Такое управление возможно и для участников класса прилага- тельных ТОЖДЕСТВА: (435) (интернет) Деми с Эштоном женаты уже 6 лет... По природе своей философия как рациональное познание должна иметь одинаковый с наукой тип движения в истории... Как представляется, и в случае адресата прилагательных ЭМОЦИ- ОНАЛЬНОГО ОТНОШЕНИЯ, и при кодировании второго участника прилагательных ТОЖДЕСТВА описываемое поверхностное маркиро- вание соответствует роли контрагента. Субъект оценки / эксперименте / бенефактив. Ядро класса прилага- тельных в значительной части состоит из оценочных лексем. Оценоч- ные лексемы отличаются тем, что могут принимать модифика- торы степени проявления признака (очень, слишком, совсем, не- много, несколько и т. д.). Иногда такими