Пожалуйста, введите доступный Вам адрес электронной почты. По окончании процесса покупки Вам будет выслано письмо со ссылкой на книгу.

Выберите способ оплаты
Некоторые из выбранных Вами книг были заказаны ранее. Вы уверены, что хотите купить их повторно?
Некоторые из выбранных Вами книг были заказаны ранее. Вы можете просмотреть ваш предыдущий заказ после авторизации на сайте или оформить новый заказ.
В Вашу корзину были добавлены книги, не предназначенные для продажи или уже купленные Вами. Эти книги были удалены из заказа. Вы можете просмотреть отредактированный заказ или продолжить покупку.

Список удаленных книг:

В Вашу корзину были добавлены книги, не предназначенные для продажи или уже купленные Вами. Эти книги были удалены из заказа. Вы можете авторизоваться на сайте и просмотреть список доступных книг или продолжить покупку

Список удаленных книг:

Купить Редактировать корзину Логин
Поиск
Расширенный поиск Простой поиск
«+» - книги обязательно содержат данное слово (например, +Пушкин - все книги о Пушкине).
«-» - исключает книги, содержащие данное слово (например, -Лермонтов - в книгах нет упоминания Лермонтова).
«&&» - книги обязательно содержат оба слова (например, Пушкин && Лермонтов - в каждой книге упоминается и Пушкин, и Лермонтов).
«OR» - любое из слов (или оба) должны присутствовать в книге (например, Пушкин OR Лермонтов - в книгах упоминается либо Пушкин, либо Лермонтов, либо оба).
«*» - поиск по части слова (например, Пушк* - показаны все книги, в которых есть слова, начинающиеся на «пушк»).
«""» - определяет точный порядок слов в результатах поиска (например, "Александр Пушкин" - показаны все книги с таким словосочетанием).
«~6» - число слов между словами запроса в результатах поиска не превышает указанного (например, "Пушкин Лермонтов"~6 - в книгах не более 6 слов между словами Пушкин и Лермонтов)
 
 
Страница

Страница недоступна для просмотра

OK Cancel
ББК 47.21 Р35 Авторы выражают признательность за содействие в издании этой книги Игорю Николаевичу Кацалу, директору департамента учета и планирования грузопотоков трубопроводной компании «Транснефть», и Рустэму Рильевичу Исламову, генеральному директору АО «Транснефть-Север». Авторы признательны хоккейному историографу Владимиру Кузьмину за консультации при написании этой книги. В книге использованы фотографии из семейных архивов Татьяны Капустиной, Игоря Капустина, из архива Александра Лубянецкого; из фотоархивов ХК «Крылья Советов», ХК «Спартак». Художник Александр Литвиненко Рейзер Л.Ю., Смирнов М.Е. Р35 Планида Сергея Капустина.  – М.: Спорт, 2020. – 272 с., ил. ISBN 978-5-907225-24-4 «Самый недооцененный хоккеист»… Это о талантливом, рано ушедшем из жизни хоккеисте Сергее Капустине, начавшем свою карьеру в ухтинском «Нефтянике», игравшем в «Крыльях Советов», «Спартаке», ЦСКА и сборной СССР, олимпийском чемпионе, семикратном чемпионе мира и Европы. В 1983 году по итогам аналитического исследования всех участников чемпионата мира с использованием только-только появившихся компьютерных технологий Сергей Капустин был признан «идеальным хоккеистом», однако на родине заслуженной славы так и не получил, нередко оставаясь в тени. Причины подобной несправедливости подробно рассматриваются в предлагаемой читателю книге. ББК 47.21 © Рейзер Л.Ю., Смирнов М.Е., 2020 © Издательство «Спорт», издание, ISBN 978-5-907225-24-4 оформление, 2020 Говорим «Капустин» – подразумеваем «Ухта»; говорим «Ухта» – подразумеваем «Капустин». Сергей Алексеевич Капустин прославил Ухту на весь Советский Союз и на всю хоккейную географию планеты Земля. Отблагодарил тем самым родной край за настоящую русскую зиму, за крепкий морозец и натуральный лед, за хоккейное раздолье в детстве и юношестве. Плоть от плоти северянин. Настоящий мужик из нефтегазового края. Открытый и немногословный; смелый в опасности и нежный с близкими; пашущий без устали в своем ремесле и хлебосольно принимающий гостей; донельзя доверчивый и не прячущийся за чужими спинами; имеющий на все свое суждение и не робеющий его высказывать, невзирая на лица. Вырос на ухтинской ледовой вольнице, не касаясь льда искусственного. Таким и вырос – натуральным, без прикрас и наворотов. Зрелой порой стал сильным человеком, но и незащищенным от вредных примесей в атмосфере, которые тучами носились по России в 90-е. Его считали звездой, а на самом деле Капустин являлся суперзвездой. выдерживал сравнения с лучшими из лучших. Находился в одном ряду с кумирами СССР 70–80-х годов: Валерием Харламовым, Александром Мальцевым и Александром Якушевым, Владимиром Крутовым и Сергеем Макаровым. А на каком именно месте в этом ряду находился Капустин, читатель определит сам по прочтении последней страницы книги. 3 ПЛАНИДА СЕРГЕЯ КАПУСТИНА Сергей Капустин всегда был на виду, благодаря своему самобытному хоккейному почерку и… оставался немного в тени из-за природной скромности. И поэтому недополучал славы и почестей. Капустин обладал фамильным стилем. Капустинская обводка! Размашистая и удалая – как русская душа – она так и осталась непревзойденной. Умел все. Непреодолимых хоккейных преград для него не существовало. На льду творил чудеса, а вне арены от него исходило добро и только добро. Красавец мужчина, он выделялся всегда и везде, совсем к этому не стремясь. Сергей Капустин ушел в сорок два года. Как Владимир Высоцкий. Ушел, так и не сумев пережить семейную трагедию. Ушел незаметно, будто и не являлся суперзвездой. Ушел, так и не приняв те нравы и порядки, которые царили в 90-е. Его уж не вернуть. Но давайте попытаемся хотя бы воздать должное Сергею Алексеевичу Капустину – отчасти книгой «Планида Сергея Капустина». вместе с вами, читатель! 4 П Р Е Д И С Л О В И Е Любой город гордится своими героями. Сергей Капустин был героической фигурой в масштабах всего Советского Союза. Им гордилась целая страна, в которой хоккей по праву считался спортом номер один. Что уж говорить о маленькой Ухте… Правда, в этой языковой формуле – «что уж говорить» – чувствуется некая снисходительность. Между тем именно Ухта, город со стотысячным населением, подарила миру великого хоккеиста – как многие другие небольшие города подарили миру великих спортсменов, ученых, писателей, актеров. Столицы собирают и развивают таланты, а истоки этих талантов – по большей части в самых разных городах и весях. Не всегда гордость за своего героя органична образу города, где тот родился: ученые необязательно появляются на свет в наукоградах, писатели – в местах с богатыми литературными традициями. С Ухтой дело обстоит иначе: молодой северный город был немыслим без хоккея. Начало было положено в далеких пятидесятых. Тогда в Ухте – ей как городу было чуть больше десяти лет – стали регулярно проходить матчи с участием добровольного спортивного общества «Нефтяник» и команд разных предприятий. А в шестидесятых-семидесятых хоккей для ухтинцев без всякого преувеличения стал культовым видом спорта. Когда играла первая в городе настоящая хоккейная команда, созданная профессиональным тренером Владимиром Целищевым, на трибунах был аншлаг. Стадион «Нефтяник» собирал болельщиков в любую погоду, в мороз и метель. Победу ухтинских хоккеистов в чемпионате республики и выход в розыгрыш первенства СССР в классе «Б» праздновал весь город. Об этом времени в книге «Команды молодости нашей», посвященной истории ухтинского хоккея, вспоминает один из ее авторов, 5 ПЛАНИДА СЕРГЕЯ КАПУСТИНА геолог, профессор Ухтинского государственного технического университета Анатолий Плякин: «Недостатка патриотизма у людей нашей страны в те далекие теперь уже годы не было. Взять хотя бы состав команды: игроки были нашими, своими, ухтинскими. Страсти к переманиванию или покупке игроков из-за пределов республики или даже Ухты ни спортивные, ни партийные, ни административные руководители города тогда не испытывали. Поэтому своих хоккеистов мы хорошо знали, ценили, и стадион во время сражений был забит болельщиками до отказа. Имена хоккеистов были у нас на слуху… Говоря современным языком, мы все были фанатами своей хоккейной команды, заслужившей право выступать в первенстве страны». Готов подписаться под каждым словом. В Ухте продолжают помнить и чтить имена любимых хоккеистов: Владимира Целищева – играющего тренера легендарной команды «Нефтяник»; Евгения Мишакова, благодаря которому в Ухте ежегодно проводится республиканский хоккейный турнир памяти его отца – заслуженного нефтяника СССР Владимира Мишакова; Игоря Капустина – мастера спорта международного класса; Александра Семенова – тренера, всю жизнь посвятившего развитию хоккея, участника первенств СССР и России среди команд мастеров, одного из первых обладателей звания «Почетный тренер Республики Коми»; Николая Лю – вратаря, а затем тренера «Нефтяника», одного из главных пропагандистов и продолжателей традиций ухтинского хоккея, тренера студенческой хоккейной команды «Буревестник», главного тренера хоккейного клуба «Технолог» и создателя первой в республике женской хоккейной команды. И, конечно, как талисманом города дорожат ухтинцы именем своего кумира – Сергея Капустина, игрока сборной СССР, четырехкратного чемпиона Советского Союза, семикратного чемпиона мира, чемпиона Олимпийских игр. Север, Ухта, хоккей – понятия неразделимые. Рождение хоккейных мастеров в нашем городе было явлением закономерным – пока руководство города и республики проявляло заинтересованность в развитии хоккея с шайбой. Детство и юность Сергея Капустина пришлись именно на это время. Он был плоть от плоти ухтинского хоккея, и характер у него был такой же, как у нашего северного города. Смелость, выносливость, нестандартное мышление, самоотверженность, честность, скромность, человечность – это не только от родителей, от семьи. Это от наших хоккейных площадок, от дво6 ровых мальчишеских команд, от первых тренеров, от самого Севера. И потому назвать Сергея Капустина героем Ухты недостаточно. Он воплощал в себе лучшее и главное в жизни ухтинцев – и потому стал легендой, иконой, «частью их генетического кода», по меткому выражению одного журналиста. Хоккейная карьера Сергея началась в команде «Нефтяник», куда он пришел шестнадцатилетним мальчишкой в 1969 году. Все, кто знал будущую спортивную звезду, уже тогда отмечали его самобытный талант, потрясающую работоспособность и скромность в повседневной жизни. Любимцем ухтинских болельщиков Сергей – игрок изобретательный, умеющий принимать нестандартные решения,  – стал сразу и остался им навсегда. Буквально за один год он вырос из мальчишки, гонявшего шайбу на дворовых площадках, в настоящего мастера. Уже в 1971-м Сергей был приглашен в московскую команду «Крылья Советов», откуда продолжил путь к вершинам советского и мирового спорта. А здесь, на родине, в маленьком северном городе, неизменно следили за его успехами, от души радовались его победам. И неожиданный, безвременный уход Сергея из жизни отозвался острой болью в сердцах не только его родных и друзей, но и всех жителей Ухты. В нашем городе установлены две мемориальные доски Сергею Капустину: на стене дома, в котором он жил, и на фасаде школы № 2, в которой он учился. Созданный в Ухте клуб ветеранов хоккея уже много лет носит имя Сергея Капустина и достойно представляет его на республиканских, российских и международных хоккейных аренах. Его имя получил и ледовый дворец, открытый в Ухте в 2013 году. Славные хоккейные традиции, которые культивируются в нашем городе, послужили самым веским аргументом, убедившим ответственных лиц в необходимости строительства ледовой арены в Ухте. И роль Сергея Капустина в формировании этих традиций огромна: он был и остается генератором хоккейного вдохновения для всех жителей нашего города, но прежде всего для молодежи, центром притяжения которой служит Ухтинский государственный технический университет. И пусть сам Сергей не учился в нашем вузе, но отношения с ним у великого хоккеиста сложились самые крепкие – семейные. Его супруга, Татьяна Дмитриева, была студенткой первого выпуска и первой красавицей университета – тогда еще Ухтинского индустриального института. 7 ПЛАНИДА СЕРГЕЯ КАПУСТИНА Хоккейное вдохновение, связанное с именем Сергея Капустина, позволяет нам осуществлять самые смелые замыслы – такие, например, как создание на базе УГТУ женского хоккейного клуба; ныне клуб находится в Санкт-Петербурге, за что выражаю большую признательность ректору Горного университета – горному инженеру, доктору технических наук, профессору Владимиру Стефановичу Литвиненко. Это вдохновение позволяет нам приглашать знаменитых хоккеистов, которые с удовольствием приезжают в наш город и университет: гостями Ухты были канадский бомбардир Фил Эспозито, звезды советского и российского спорта Владимир Петров, Борис Михайлов, Владимир Мышкин, Геннадий Цыганков, Андрей Николишин, Александр Ждан, Владимир Цыплаков, Игорь Тузик. Это вдохновение позволяет нам верить, что у ухтинского хоккея есть не только прошлое, но и будущее. Любой город гордится своими героями. Гордость питается памятью. Книга о великом ухтинце Сергее Капустине, которую написали замечательные спортивные журналисты Леонид Рейзер и Михаил Смирнов,  – это и дань благодарной памяти, и продолжение миссии легендарного хоккеиста. Я сердечно благодарю авторов книги. Я сердечно благодарю за содействие в ее издании Игоря Николаевича Кацала, директора департамента учета и планирования грузопотоков трубопроводной компании «Транснефть», и Рустэма Рильевича Исламова, генерального директора АО «Транснефть-Север». Верю, что книга послужит пробуждению нашего «генетического кода» и новому взлету ухтинского хоккея. Н.Д. Цхадая, горный инженер, доктор технических наук, профессор, президент Ухтинского государственного технического университета 8 Ж Е М Ч У Ж И Н А С Е В Е Р А Герб Ухты весьма информативен: белая ель воспевает развитие лесной промышленности, буровая вышка напоминает о давней истории местной нефте- и газодобычи, раскрытая книга, мастерок и традиционные узоры символизируют образование, стройиндустрию и народные промыслы. Но одной важной детали все же не хватает – надо срочно добавить клюшку и шайбу. Коми в целом и Ухта в частности дали стране немало классных хоккеистов. Лидером же среди них, без сомнения, остается Сергей Капустин – настоящая «Жемчужина Севера», как еще называют и его родной город. Не было бы черного золота – не было бы Ухты, не было бы ухтинского хоккея. Причем связь между ними порой приобретает мистические смыслы. Об этом невольно задумываешься, когда слушаешь увлекательнейший рассказ ректора УГТУ, страстного любителя хоккея и беззаветного патриота родного края Николая Цхадая об истории обнаружения и разработки нефти в Ухте и о том, что Сергей Капустин родился в Ухте ровно через двести лет после смерти ее первого нефтедобытчика Федора Прядунова… Болельщик со стажем при упоминании Сергея Капустина улыбнется и примется рассказывать каждый свою, но обязательно трогательную и проникновенную историю про этого хоккейного витязя, богатыря с русского Севера, в жизни воплотившего сюжеты многих наших сказок о чудесном превращении простого паренька из глубинки в любимца и кумира миллионов, но сохранившего при этом простоту, неброскость, естественность манер и доброжелательность. Начиная работать над книгой об ухтинском самородке, авторы достаточно неожиданно для самих себя столкнулись с дефицитом информационных первоисточников, хотя, казалось бы, Капустин, или «Кэ пэс», ́ как иногда звали его друзья по уличным баталиям, творил совсем 9 ПЛАНИДА СЕРГЕЯ КАПУСТИНА недавно и ушел от нас сорокадвухлетним уже в новейшее российское время. Все очень просто – Сергей настолько не любил рассказывать о себе, что интервью с ним можно пересчитать по пальцам. А ведь рассказать ему было о чем! Вот эту книгу мы и просим вас, читатель, рассматривать как продолжение оборвавшегося диалога с Сергеем, который ведут его родные, близкие, друзья по жизни и по хоккею, наставники и земляки. Отдельное спасибо ректору Ухтинского государственного технического университета Николаю Денисовичу Цхадая, эмоционально и материально поддержавшему нашу идею таким образом отдать дань уважения Сергею, чье имя носит теперь построенный в Ухте современный уютный, гостеприимный, как и вся земля Коми, ледовый дворец спорта. Одному из авторов книги посчастливилось присутствовать на организованном в этом дворце празднике первого официального матча местной женской команды. Мы прилетели в Ухту в компании прославленных хоккеистов – незабвенного, безвременно ушедшего от нас Владимира Петрова и, слава богу, здравствующих Владимира Мышкина и Фила Эспозито. Навсегда останутся в памяти переполненные трибуны, радостные лица, горящие глаза, восторженные рассказы – все это сопровождало Сергея Капустина на протяжении его яркой карьеры. Все участники создания этой книги хотели, чтобы капустинское «северное сияние», этот праздник жизни и хоккея, был всегда с нами! 10 С У П Е Р - 1 . С У П Е Р З В Е З Д А Слово, встречающееся едва ли не в каждой второй публикации на тему большого спорта. Слово, похожее на штамп. Слово, которое приелось до невозможности и без которого в большом спорте… никак не обойтись. Звезда… Восходящая (пишется с надеждой) – сверкающая (в настоящее время) – угасающая (признается с горечью). Ну как, скажите на милость, обойтись без указания высшего рейтинга хоккеиста либо футболиста, теннисиста либо стреляющего лыжника, прыгуна в высоту либо все умеющего пятиборца… Никак не обойтись. И никогда не надоест это смачное словечко, ибо звезды украшают наш мир в любой сфере. Звезды на небосводе никого не удивляют – зато футбольная или хоккейная звезда сводит нас с ума. Отчего такое происходит? Космос завораживает, но космос далек на какие-то невообразимые световые годы, а тут по нашей грешной планете Земля ходит атлет, который в детстве был как мы, в юности уже выделялся, а в расцвете сил и дарования превратился в звезду, которую обожают миллионы. Являлся ли герой нашей книги звездой? Бесспорно! Так отчего ж данный несомненный факт не стал общеизвестным? Общепринятым не стал? Спросишь компетентного гражданина: «Сергей Капустин – звезда?» И услышишь скорый утвердительный ответ: «Да. Звезда. Без вопросов». 11 ПЛАНИДА СЕРГЕЯ КАПУСТИНА А попросишь, к примеру, того же самого гражданина назвать звездных форвардов советского хоккея – и получишь Сергея Капустина отнюдь не в первых рядах. Хорошо, если в конце первой десятки упомянут. То ли загадочное забвение… То ли память почему-то подводит… этом феномене Сергея Алексеевича Капустина мы и будем разбираться с первой страницы до последней. Звездный небосвод в хоккее в России обширней и ярче, чем в любом ином игровом виде спорта. Футбол? Ну куда там, несерьезно сопоставлять. Баскетбол? У нашего флагмана, у ЦСКА, в стартовом составе ни одного игрока с фамилией на «ов» уже давным-давно нет. Ну и далее в том же роде с переменным успехом или неуспехом – кому как угодно будет. «Россия – щедрая душа». Этот слоган запомнился многим. Россия воистину щедра на ледовых рыцарей, которыми вольна гордиться и восхищаться. Гордилась ли Россия Сергеем Капустиным? Гордилась. Восхищалась ли этим уроженцем Ухты? Восхищалась. Но и гордилась, и восхищалась как-то без придыхания, естественно возникающего при нашем взгляде на звезд. Иное дело – Фирсов с Александровым и Рагулиным! Майоров со Старшиновым! Харламов с Михайловым и Петровым! Третьяк! Мальцев! Якушев! Васильев! Фетисов с Крутовым и Макаровым!.. Кто осмелится поставить в этот ряд Капустина, обструкции не подвергнется. Однако ж редко такой «смельчак» найдется. Ну что же за чертовщина такая возникала вокруг Сергея Алексеевича?! Наблюдалось нечто подобное с кем-нибудь еще? Пожалуй, что и нет. Один такой – Сергей Капустин! Никого рядом. Воспитанник ухтинского хоккея, хоккея северного – открытого пронизывавшим ветрам и колючим, под минус сорок морозам, старший сын Алексея Ивановича и Анны Максимовны Капустиных был плоть от плоти русским мужиком северного покроя. Степенный и скромный, доброжелательный и открытый, напрочь лишенный рисовки и выпендрежа, не думающий о том, как он выглядит со стороны. Натура русского мужика родом с «Северов». «Я такой, какой есть!» Иным не буду и не стану ни при каких обстоятельствах. Под них, под обстоятельства, подлаживаться не собираюсь. 12 С У П Е Р - 2 . С К Р О М Н Я Г А Карьера Сергея Капустина необычна и не вполне укладывается в общепринятые в советские времена рамки. Игроки, пробиваясь в «основу» родного клуба, оставались там пожизненно – столько лет, сколько отводила им судьба. Мастеровитые хоккеисты редко покидали отчий дом. От добра не искали добра. Да и не принято такое было. А деньги, заработок для семьи? «Суммы прописью» в зарплатных ведомостях различались в разных клубах, однако не настолько, чтобы застилать глаза. Да и, повторимся, как-то не принято было гоняться за чуть более длинным рублем. Сергей Капустин относился к тем, кто не был склонен менять привычный жизненный уклад. Что в спорте, что в личной жизни. Для него родным наряду с «Нефтяником» из города, где родился и вырос, стал клуб из столичного рабочего района – Сетуни. «Крылья Советов»! Звучно, эффектно, привлекательно. Необычно звучало на фоне бесчисленных СКА и «Динамо», раскиданных по всей стране. Воспитанник ухтинского хоккея появился на большой орбите в клубе, относившемся к авиационной промышленности. Спортивная орбита и авиапром – это было созвучно. Попадание в команду «Крылья Советов», да еще возглавляемую Борисом Павловичем Кулагиным, явилось крупной удачей для даровитого парня из республики Коми. Об этом – целая глава в книге. Но, видимо, ничего не бывает в жизни сплошь белым либо сплошь черным… Во всяком случае, капустинская карьера тому явилась наглядной иллюстрацией. 16 СУПЕР-2. СКРОМНЯГА Особенность сетуньского клуба, кроме всех прочих, заключалась в том, что он был умеренно популярен. Весьма умеренно. По длительности истории, по богатству традиций, по выпестованным мастерам «Крылышки» были сопоставимы с московскими грандами-земляками – ЦСКА и «Спартаком», с «Динамо». Увы, начисто уступали им по популярности в народе. Словно сама география вмешивалась в болельщицкие пристрастия. Армейцы и динамовцы базировались на Ленинградском проспекте, почти в центре; спартаковцы уютно устроились в излюбленном парке горожан «Сокольники», а крыльевцы пребывали на отшибе – на рабочей окраине мегаполиса, куда добраться-то можно было на электричке от Белорусского вокзала, выйдя на восьмой остановке «Рабочий поселок» или девятой «Сетунь», от которой до кольцевой дороги было рукой подать. «Деревней» называли Сетунь – настолько удалена от центра столицы Советского Союза и настолько уединенна она была. Популярность клуба – категория такая, что сколько ее ни изучай, до донышка не докопаешься. Московский клуб Сергея Капустина имел невеликое войско поклонников, зато состояло оно из очень- очень преданных мужчин. И ради них пластаться на льду было делом естественным. И наверняка для скромного новобранца из северного нефтегазового края это являлось нормой. Да и впоследствии блистательный форвард меньше всего помышлял о личной славе, которая напрямую связана с популярностью команды, цвета которой защищаешь. В первой половине 70-х, при Кулагине, хоккейная Сетунь пережила небывалый взлет, покорив второй в своей длиннющей истории всесоюзный Олимп. Чемпионский состав пестрел выдающимися именами; достаточно упомянуть, что добрая половина сборной СССР состояла на тот момент из «деревенских». Давайте вглядимся в них пристальней: Юрий Лебедев и Вячеслав Анисин, Александр Сидельников и Александр Бодунов, Юрий Шаталов и Виктор Кузнецов, Сергей Капустин и Владимир Репнев, Юрий Тюрин. Были ли они известны на всю страну? Факт. А вот были ли они настолько популярны, как армеец Валерий Харламов и динамовец Александр Мальцев, армеец Владимир Петров (кстати, воспитанник «Крыльев»!) и спартаковец Александр Якушев, динамовец Валерий Васильев, спартаковцы Владимир Шадрин и Евгений Зимин, армеец Борис Михайлов? Крыльевские мастера, не уступая пяди льда, уступали в народной приязни. И с этим ничего нельзя было поделать. Даже попадание в национальную сборную, даже возвращение на родину с золотой 17 ПЛАНИДА СЕРГЕЯ КАПУСТИНА А К Т И Р О В А Н Н Ы Е Д Н И Публикации, посвященные звезде советского и мирового хоккея Сергею Капустину, появлялись крайне редко. И причины такого странного и несправедливого подхода прессы мы будем разбирать в отдельной главе… Пожалуй, единственная громко прозвучавшая статья вышла летом 1981 года в еженедельнике «Футбол–Хоккей», пятимиллионный тираж которого трудящиеся сметали с прилавков «Союзпечати» уже к девяти утра воскресного дня. Земляки-ухтинцы – те, кто ревностно следил за игрой Капустина и за тем, как она оценивалась в стране, подтвердили, что только ту публикацию и помнят хорошо. Приводим выдержку оттуда. Сергей Капустин: «Детство прошло в Ухте, маленьком городе нефтяников и газовиков в Коми АССР. Край северного раздолья. Нам и льда искусственного не требовалось. Заливали с октября по май. На коньки встал лет в семь, кажется, точно не помню. А вот что отчетливо помню, так это актированные дни. По радио объявляли, что в связи с сильными морозами учеба отменяется. И с раннего утра мы… гурьбой высыпали на улицу, гоняли шайбу допоздна. После восьмилетки поступил в лесной техникум. Наша городская команда вышла из класса «Б» в «А». Тренер ухтинской команды Анатолий Ковалевский был давний знакомый Кулагина, он-то и порекомендовал меня… Кстати, Витя Жлуктов родом из Инты. Это всего в пятистах километрах от моего города. Так что по нашим российским масштабам выходит, он мой земляк». («Футбол–Хоккей», 28.06.81) 24 СУПЕР-2. СКРОМНЯГА Публикация в еженедельнике, освещавшем два главных вида советского спорта, позволила мужскому населению бескрайней страны узнать о том, что Ухта славна не только добычей нефти и природного газа, но и природными хоккейными талантами, которые с особой теплотой вспоминают актированные дни, дарованные пацанятам опять-таки суровой природой русского Севера. В «Футболе–Хоккее», похоже, кроме Сергея Капустина никто другой из хоккейных звезд не упоминал выражение «актированные дни». Из этого коротенького фрагмента беседы с прославленным двадцативосьмилетним Сергеем Капустиным становится сразу ясно, что он сызмальства жил в хоккейной стихии и бредил будущим, в котором находилось для него только одно призвание – хоккей. Игорь младше брата на четыре года. Иного пути, как следовать за Сергеем, у него не оставалось. Гордиться братом, прислушиваться к брату, пробовать подражать брату – все эти естественные помыслы овладеют Игорем попозже, а в детстве он просто пошел след в след при погружении в ту же ледовую стихию. Игорь Капустин: «Кто на севере не жил, могут подумать, что актированные дни случались редко за зиму. Не знаю, как где, а в Ухте нам, пацанам, было грех жаловаться на этот счет. Крепкие морозы редкостью не считались, потому актированных дней за длинную зиму набиралось совсем не мало – дней по десять-пятнадцать, а то и поболее… В такие дни мы спешили на стадион, в детский парк. Наспех одевались чуть потеплее, да вообще этим не заморачивались – привычные же были к холоду. Ну а на крепком морозе подолгу находились, сначала занимались в секции, а потом сами гоняли – сколько раз обмораживали ноги, руки…» В той давнишней публикации в еженедельнике «Футбол–Хоккей» Сергей Капустин поведал широкой публике о самых счастливых днях своего детства, которые назывались актированными. С утра до вечера хоккей с забегами домой что-нибудь перехватить на кухне, подкрепиться еще часика на три. У читателя наверняка создалось впечатление – ну случались пики холодов, такие редкие дни, когда отменяли занятия в школе. Однако по словам Капустина-младшего, актированных дней за длинную зиму набиралось довольно значительное количество, причем часто шли они чередой. Но три-четыре 25 ПЛАНИДА СЕРГЕЯ КАПУСТИНА Н Е Ф Т Я Н И К К А П У С Т И Н В дни хоккейных матчей улицы и площади Ухты не отличались многолюдьем, многолюдье наблюдалось только в одном месте – на стадионе с залитой ледовой коробкой и забитыми под завязку трибунами. Накануне сражения «Нефтяника», в день сражения и целый день после него для мужского населения не существовало более животрепещущей темы для горячей дискуссии, иногда и под что-нибудь горячительное, чем очередная игра любимой команды. Влюбленный по уши в хоккей, играющий в хоккей с утра до вечера с вынужденным перерывом на обязательную школу, живущий в таком рабоче-хоккейном городе юный Сережа Капустин, естественно, видел себя в скором времени облаченным в форму «Нефтяника». И тогда народ уже будет обсуждать его, Капустина, игру, а может статься, что граждане начнут ходить «на Капустина». «Нефтяник» являлся верхом его устремлений. Это означало переправу в мастера, в «профессионалы» (запрещенное в те годы слово), которые могут себе позволить не только тренироваться и состязаться, а еще за такое счастье и денежки получать законным образом. Мечтал ли он о далеких далях с вершинами на горизонте? Ну если только сугубо абстрактно. Так, скорее всего, было. Для начала надо было стать солдатом хоккейного войска, а уж потом мечтать о генеральской папахе. Если бы шестнадцати-семнадцатилетнему Сереже Капустину кто-нибудь сказал, что будет играть в «Нефтянике», он бы поверил. Верил же в себя безоглядно. Если бы шестнадцати-семнадцатилетнему Сереже Капустину кто-нибудь пообещал, что в «Нефтянике» будет выкатываться в центр площадки вместе с партнером Валерия Харламова по молодежной команде ЦСКА, вряд ли поверил бы. Это уж слишком было. 44 СУПЕР-2. СКРОМНЯГА А если бы кандидату на попадание в «основу» местного «Нефтяника» Сергею Капустину кто-нибудь напророчил, что он, ухтинец Капустин, будет буквально через считанные годы выступать в сборной СССР вместе с Валерием Харламовым и еще через три года являться одноклубником народного любимца, он, ухтинец Капустин, среагировал бы так: «Да брось несусветицу нести!» Однако именно так и произошло. После зачисления в штатное расписание клуба «Нефтяник» (Ухта) Сергей Капустин тренировался и выступал с Валерием Лопиным, который провел все годы учебы в школе ЦСКА с Валерием Харламовым. А после двух сезонов в «Нефтянике» все в карьере Капустина было так, как он, ухтинский пацан, мог видеть разве что в своих хоккейных сновидениях. Сборная СССР. Харламов. Чемпионаты мира. Олимпиада. А кое-что и в его мечтах не присутствовало – Кубок Канады в 76-м, Кубок Вызова в 79-м, Кубок Канады в 81-м; Суперсерии сборной и клуба против клубов НХЛ. Впрочем, полной уверенности в таких его снах и мечтаниях отчего-то нет… Александр Володин: «Что было хорошо все-таки в «Нефтянике» – в нем играло большое количество ребят, которые прошли московскую школу, школу ЦСКА, «Спартака», «Динамо». Эти парни воспитывались в спортивном отношении фундаментально и по-современному. Кстати, из харламовской группы, группы 1948 года рождения цээсковской школы, в Ухте сразу несколько человек выступали. Из той группы только один Валерка Харламов стрельнул, больше никто. И вот эти ребята отслужили армию в разных СКА, в разных городах, и приехали в Ухту». Это для Сережки Капустина очень здорово было. Когда ты на поле с правильно обученным человеком, а не с каким-то самородком из деревни, который не знает правил построения игры, то тебе и расти проще. И Серега прислушивался к таким хоккеистам, внимательно смотрел на все, все впитывал, словом, учился и прибавлял, прибавлял, прибавлял. Чем еще хорош был «Нефтяник» для местного крайнего форварда Капустина? Тем, что никто не делал из него крайнего в случае неудач команды. К коренному ухтинцу, к своему воспитаннику, как ни крути, 45 С У П Е Р - 3 . О Д И Н В О Д И Н Слава. Популярность. Широкая известность. Они почетным эскортом сопровождают звезду спорта. Разным бывает этот воображаемый эскорт по количеству и качеству транспортных средств; особенно впечатляют эффектно экипированные мотоциклисты на «Харлеях», которые будто круглосуточно сопровождают звезд большого спорта. У хоккейной звезды Сергея Капустина все как-то было обставлено скромно и сдержанно, словно в рамках жестко ограниченной сметы расходов, отведенной на такую роскошь. Словно являлся он главой карликового небогатого государства. Нами, симпатизировавшими ему, воспринималось это болезненно; налицо была несправедливость, явная несправедливость в отношении Капустина. Недоданная порция славы – почему так происходило? Причин тому не одна и не две. Одно очевидно – пресса обходила его вниманием. Харламов, Мальцев, Якушев, Михайлов. Васильев, Петров, Третьяк, Балдерис… Частота их упоминаний в газетах и журналах зашкаливала. Сказал то-то, отыграл так-то. Капустин находился в центре событий и при этом на хоккейной авансцене отсутствовал. Это – одна из граней «ПЛАНИДЫ СЕРГЕЯ КАПУСТИНА». Феномена капустинской звездности. Приведем суждения по этому поводу людей, которые болезненно воспринимали отсутствие Сергея в фокусе всеобщего внимания. 56 СУПЕР-3. ОДИН В ОДИН Александр Лубянецкий: «К нам в Ухту как-то приехала команда ветеранов «Звезды Рос- сии», был там Александр Павлович Рагулин. Матч показательный провели с местными ребятами, народу пришло очень много. Праздник удался. После матча, как водится, ужин устроили. Слово взял Александр Павлович, тост произнес: «Такие хоккеисты, как Сережа Капустин, рождаются в мире один раз в сто лет!» И так отозвался о нашем земляке сам Рагулин – легенда нашего хоккея! И я, хоть и не поиграл на очень высоком уровне, в команде высшей лиги, кое-что понимаю в хоккее и согласен полностью с Палычем. Наш Капустин – звезда первой величины! И я не возьму на себя смелость сравнивать Капустина с Харламовым или Мальцевым… Я просто ставлю их на одну доску. Лично мое восприятие такое. И не потому, что Сережа земляк мой». Александр Лубянецкий является патриотом Ухты, но без экзальтации. Крупный и такой степенный мужчина. Рассудительный. Его суждения имеют право на жизнь. Игорь Капустин, напротив, дает волю эмоциям при воспоминаниях о старшем брате – родная же кровь; но Капустин-младший сам котировался достаточно высоко, во вторую сборную призывался многократно, в «Спартаке» выступал с Тюменевым и Кожевниковым (обоих Тихонов включал в состав национальной сборной), и это звено конкурировало в клубе с Шалимовым – Шепелевым – Капустиным-старшим. И потому к словам Игоря Алексеевича, остановившегося в шаге от высших титулов, тоже стоит прислушаться». Игорь Капустин: «Вот мы говорим о популярности моего брата, о том, что не был так популярен, как того заслуживал. Как были популярны Харламов с Мальцевым. Популярность к кому приходит? Кто на виду, кто все время на виду… А на виду кто оказывается? Мальцев мог один в один обыграть. Харламов накручивал дай боже. А Якушев накоротке редко кого один в один обводил, он больше, когда наберет скорость и раскатится, объезжал кого угодно. Малец, 57 ПЛАНИДА СЕРГЕЯ КАПУСТИНА К Р Ы Л Ь Я К А П У С Т И Н А Такого парня следовало отправлять из Ухты в столицу нашей родины. Безотлагательно отправлять. Перспективы восемнадцатилетнего Сережи Капустина бросались в глаза даже не искушенному в хоккейных тонкостях болельщику местного «Нефтяника». Одного полного сезона такого парня, проведенного в команде мастеров, хватило с запасом для однозначного решения. «Нефтяник» это, ясное дело, ослаб ляло, лишая на ближайшие сезоны грозного форварда; судьба коренного ухтинца Сережи Капустина все же была важней, была дороже, чем узкоспортивные тренерские интересы, важней и дороже местнического патриотизма. В конечном счете такой одаренный молодой человек, если сумеет пробиться на самые верха спортивные, прославит на всю страну, да на весь мир Ухту и окрестности, прославит республику Коми. И тогда патриотизм окажется совсем иного масштаба. Однако принять очевидное решение о расставании с Сережей Капустиным оказалось делом куда более простым, чем претворить его в жизнь. Куда командировать земляка, было ясней ясного: в Москву! Куда же еще, если там все главные клубы находятся, если там все звезды советского хоккея выступают, если там ведущие тренеры страны наставляют уму-разуму. Ну а в какой клуб командировать, какому именно тренеру рекомендовать Капустина? Ясно, что с Именем,  – так все они там знаменитости… ЦСКА? «Спартак»? «Динамо»? «Крылья Советов»? Где ставить командированному Капустину Сергею печать о прибытии-убытии? ЦСКА. Ну это же неприступная стена. Тарасов! Базовый клуб сборной СССР! Что ни игрок, то звезда!.. Нечего туда и соваться. 64 СУПЕР-3. ОДИН В ОДИН «Спартак». Тоже состав будь здоров! Якушев, Шадрин, Зимин!.. «Динамо». Тоже не забалуешь там! Мальцев с Васильевым! Давыдов!.. «Крылья Советов». Там вроде поскромней все обставлено… Стоп-стоп – туда же Кулагин пришел, неспроста, значит, Борис Павлович принял команду… Однако задача состояла не в том, как поступить наилучшим для парня образом, а вообще – чтобы что-то конкретное предпринять. Ухта – Москва: такая хоккейная командировка смахивала на фантастику советского писателя Александра Беляева!.. Москва – Ухта: ну это совсем иное дело, проза жизни это – кто из москвичей не пробивался в «основу» родных клубов, тот мигрировал в провинцию. К примеру, в Ухте выступали сразу несколько москвичей, когда поставили на ставку юного Капустина; напомним, что здесь выступал Валерий Лопин – выпускник ЦСКА группы 1948 года, где он прошел все этапы обучения вместе с… легендарным Валерием Харламовым. Все решала инициатива конкретного тренера или администратора, работавшего тогда в Ухте; мог сгодиться для этой роли даже уважаемый хоккеист «Нефтяника», который являлся воспитанником какого-нибудь московского клуба. Сгодился Валерий Березовский, воспитанник «Спартака». В «Спартак», который тренировал Борис Майоров, он и порекомендовал Сережу Капустина. Задача решилась с учетом личных контактов конкретных людей и конкретных обстоятельств. Восемнадцатилетний Капустин печать о прибытии на «командировочном» удостоверении проставил в Сокольниках. Прибыл он на просмотр в «народную команду». Сам этот факт малоизвестен, даже некоторые хоккейные историографы были не в курсе… Борис Майоров, двукратный олимпийский чемпион, шестикратный чемпион мира, старший тренер «Спартака» в сезоне 1970/71: «Весной 71-го в «Спартак» прибыл Сергей Капустин. На просмотре выглядел здорово, видно было, что игрок с большими задатками. Показался немного сыроватым. А вскоре меня освободили от должности…» 65 С У П Е Р - 4 . Т Р О Й К И К А П У С Т И Н А Большой спорт – занятие тяжелейшее, вытягивающее из атлета все мыслимые и немыслимые ресурсы. Физические, эмоциональные, интеллектуальные… Спортивные игры собирают гигантские аудитории по причине непредсказуемости своего сюжета, увлекательности минут и секунд действа. И уж совсем ни с чем не сравнима игра командная. Футбол и хоккей, баскетбол и водное поло, гандбол и регби, волейбол… И какой бы звездный игрок ни выходил в составе, от этого самого состава он зависит целиком и полностью. Будет сверкать игрок на все мегаватты собственного дарования, либо вспыхивать лишь иногда, либо лишь намекать на свою мощь – зависит от тех, кто выходит с ним на лед, зеленое поле, деревянный настил. От партнеров. И Сергей Капустин, разумеется, не являлся исключением. Как и динамовец Александр Мальцев. Человек невероятной природной одаренности. Никогда не опускался ниже им же установленной планки. Но, но… Притчей во языцех стало гордое и отчасти печальное мальцевское одиночество в день прибытия на очередной сбор национальной команды: один-одинешенек, без привычных партнеров по динамовскому звену. Те либо не включались в список кандидатов в сборную страны, либо не подтверждали класс в ее составе во время товарищеских матчей. Под занавес карьеры Мальцев все- таки выступал совсем недолго вместе с Александром и Владимиром 111 ПЛАНИДА СЕРГЕЯ КАПУСТИНА Голиковыми. В главной команде страны Александр выступал в разных сочетаниях, сохраняя свой неповторимый стиль, однако у многих осталось сожаление по поводу отсутствия у него постоянных партнеров по тройке. А спартаковец Александр Якушев? Лучшие годы и лучшие игры провел в блистательной связке с красно-белым диспетчером Владимиром Шадриным. Везло ли Сергею Капустину на партнеров – центрального и правого крайнего нападающих? Сергей Котов – Владимир Репнев – Сергей Капустин в «Крыльях Советов». Хельмут Балдерис – Виктор Жлуктов – Сергей Капустин в ЦСКА. (Впрочем, звено было создано в сборной еще до вынужденного перехода Сергея в армейский клуб). Виктор Шалимов – Сергей Шепелев – Сергей Капустин в «Спартаке». таких звеньях Сергей Алексеевич выступал в годы своей спортивной карьеры. Разумеется, пару сезонов в Австрии в конце 80-х в расчет не берем. * * * Крыльевская тройка. Подрядчиком ее строительства с Капустиным во главе (а создание хоккейного звена сродни строительству оригинальной трехэтажной конструкции) явился Кулагин. Переехав с Ленинградского проспекта, где располагался ЦСКА, в Сетунь, в профсоюзные «Крылья Советов», он совершил крупномасштабную десантную операцию, которая, пожалуй, не имела аналогов в истории советского хоккея. Достаточно упомянуть анисинскую тройку, состоявшую из цээсковских воспитанников: Юрий Лебедев – Вячеслав Анисин – Александр Бодунов. Плюс несколько сильных защитников десантировались во время этой операции. Борис Павлович принялся лепить новое звено. Поверив в большие перспективы новичка из Ухты, подыскивал ему достойных партнеров. Важно было угадать с игровой «химией», которая и позволяет каждому в отдельности раскрыться сполна и, что главное, всем троим стать монолитной силой. 112 ПЛАНИДА СЕРГЕЯ КАПУСТИНА С Е М Ь Я Н И Н «Завидный жених»! Именно таким считался холостяк Сергей Капустин. Хорош собою. Рослый и широкоплечий. Правильные и мягкие черты лица. Взгляд добрый. Приветливый и простой в общении. Работящий. Не мелочный. Непьющий. И, наконец, зарабатывающий, да еще как зарабатывающий. Хоккеист! Чемпион! В сборную СССР приглашают!.. Выйти замуж за хоккеиста – мечта советской девушки. С хоккеистом еще мог конкурировать дипломат, летчик; если артист, то непременно знаменитый. А выйти замуж за хоккеиста, который прославляет Советский Союз на международной арене,  – мечта несбыточная… Именно таким являлся Сергей Капустин. Знаменитость, лишенная звездной болезни. Знаменитость, не эксплуатирующая свою известность в корыстных целях. Знаменитость, предрасположенная к нормальному человеческому укладу. Холостяк Сергей Капустин мог бы «отрываться» в час досуга, легко мог бы менять женщин как перчатки, мог бы засиживаться в модных ресторанах, мог бы одеваться в самое модное и дорогущее. Гулять, кутить… Кто ж из молодых, но уже признанных звезд хоккея или футбола удерживался от соблазна шикарной жизни? Находились, однако, и такие, на кого все эти соблазны столичной, как сегодня говорят, тусовки не действовали притягательным образом. Аскетом Сергей не был, как не был и эдаким разухабистым, лихим парнем, который мог себе позволить все, что душа пожелает. Между прочим, пижоном не слыл, зато одеваться предпочитал красиво и удобно. При этом мог купить себе в загранке классные брюки и, увидев, что они лучше подойдут другу, сразу же подарить ему. 126 СУПЕР-4. ТРОЙКИ КАПУСТИНА После переезда из Ухты в Москву он не превратился в столичного льва великосветской тусовки. Остался ухтинским молодым человеком, который более или менее освоился в Москве. Сохранил те черты характера, которые унаследовал от родителей,  – по признанию его закадычного друга Александра Володина, прежде всего характером он был в отца. Сохранил те особенности, которые свойственны работящему русскому люду из северных или сибирских краев: прямоту и совестливость, распахнутость души и непритязательность в быту, участливость к людям и строгость к самому себе. Сергей Алексеевич повстречался с будущей супругой случайно. Случайность, она же часто внедряется в течение нашей жизни, разворачивая это самое течение в ту или иную сторону. Встреча с Татьяной Николаевной, сама по себе символическая, явилась, конечно же, случайной и… не совсем случайной. Не такое уж невероятное стечение обстоятельств тому предшествовало. …Чемпионское счастье привалило двадцатиоднолетнему Сергею Капустину в 74-м. С лихвой привалило. Золото всесоюзного первенства! И это – с профсоюзными «Крылышками»! Заодно и Кубок СССР взяли! И для полного счастья не хватало только озолотиться в составе сборной Советского Союза – озолотился! И вот двадцатиоднолетний Сергей Капустин возвращается на родину в компании с Харламовым и Якушевым, Мальцевым и Васильевым, Третьяком и Михайловым… Возвращается знаменитостью! Уезжал в Финляндию Капустиным, а возвращается КАПУСТИНЫМ! Народ пришел на Ленинградский вокзал встречать своих кумиров. Почти все они москвичи. Москвич и Капустин, да только номинально; после трех лет житья здесь не обзавелся пока что широким кругом друзей и приятелей; то ли не успел, то ли не смог, а то ли и не стремился к этому. Кумиры народа, те же постарше его, семейные, а он-то еще холостой. В общем, осоловевший от счастья Сергей Капустин не бегал по коридору вагона, разглядывая в окна тех, кто именно его – Капустина – встречает с цветами… Виктор Маклаков, одноклубник Сергея Капустина в «Нефтянике» (Ухта): «Мы, ухтинцы, кто в Москве оказался, решили земляка на вокзале встретить. Долго не обсуждали это. Наш земеля стал чемпионом мира! По хоккею! 127 СУПЕР-4. ТРОЙКИ КАПУСТИНА А Р М Е Й С К И Й Д Е Т Е К Т И В Советские люди могли всю трудовую деятельность провести на одном заводе или в одном научно-исследовательском институте; могли всю жизнь обитать в одной и той же квартире, а уж сменить прописку и переехать в другой город являлось случаем «из ряда вон». Советские хоккеисты могли всю карьеру провести в одном клубе; тогда они слыли в народе клубными патриотами; а если они еще воспитывались в детско-юношеской школе этого же клуба, то для болельщиков такие «корневые» игроки превращались во что-то близкое к клубному знамени. Сергей Капустин восемнадцать лет, с момента появления на свет, провел в Ухте. Ухтинцы имеют полное право считать его своим, родным. Мало того, что здесь выучился на хоккеиста; Капустин ведь и почти два сезона за «Нефтяник» выступал. Он такой же воспитанник ухтинского хоккея, как Александр Мальцев – кирово-чепецкого. Но Мальцев успел заявить о себе, оставаясь в родном городе,  – прошумел в молодежном хоккее и невольно создал ажиотаж у ведущих клубов, стремившихся заполучить дарование в свои ряды. О Капустине же никто толком не ведал; Сергей приехал на просмотр в «Спартак» по рекомендации воспитанника этого клуба, выступавшего в Ухте Валерия Березовского,  – Борис Майоров прислушался и посмотрел, а до того он не имел информацию про юное даровние из республики Коми; Сергей и в «Крылья Советов» попал благодаря рекомендации своего детско-юношеского наставника Анатолия Ковалевского и мудрости Бориса Кулагина. Сергей Капустин являлся для болельщиков «Крыльев» своим, родным. И на это имелись все основания. В Сетуни он из безвестного парня откуда-то из северных краев превратился в лидера клуба, превратился в хоккейную звезду, став олимпийским и дважды 137 ПЛАНИДА СЕРГЕЯ КАПУСТИНА мировым чемпионом. И что очень важно – сам Сергей считал клуб своим, родным. Будучи по натуре человеком основательным и рассудительным, лишенным суетливости и стремления к поиску лучшей доли где-нибудь в другом месте, Капустин и не помышлял о смене своей хоккейной прописки. «Хорошо там, где нас нет» – эта присказка была не про этого мужчину. Капустин жил в Сетуни и работал в Сетуни. Его все здесь устраивало. И даже после вынужденного ухода из клуба Кулагина его любимец с чистой совестью остался здесь. Потому что Борис Павлович не перешел в другой клуб, а стал освобожденным тренером сборной. Потому что Капустин стал безоговорочным лидером «Крылышек». Потому что, наконец, Сергей уже стал «железным» игроком сборной СССР, в составе которой завоевывал одно золото за другим. «Крылья Советов» резко сдали после триумфа 1974 года, однако совсем уж в тень не ушли; несколько мастеров разбежались в поисках лучшей жизни, однако это было не про Капустина. Его все по-прежнему устраивало. Он обзавелся семьей. Он ожидал получения новой отдельной квартиры, которую ему должен был выделить родной клуб. Он прибавлял в мастерстве… И самое существенное – он не был склонен к перемене мест. «От добра не ищут добра» – вот это как раз про Сергея. Хотел ли перейти в ЦСКА – в базовый клуб сборной, где под армейско-хоккейными знаменами находилась целая россыпь звезд? Нет, не хотел. Категорически не хотел! И даже в голове не держал этот для многих весьма заманчивый вариант. Однако в размеренную и благополучную жизнь лидера «Крылышек» нежданно-негаданно вторглись обстоятельства, которые создали кучу проблем. От ЦСКА поступило приглашение из разряда «От таких не отказываются». Или – «От таких невозможно отказаться». Из центрального армейского клуба поступило приглашение, которое в случае недопонимания спортс мена, какой подарок судьбы ему вручают, перерастало в предложение, далее – просьбу, далее – требование, ну а ежели все средства убеждений-уговоров оказывались исчерпанными, то издавался приказ министра обороны СССР о призыве на воинскую службу этого самого несознательного спортс мена. Именно таким оказался Капустин Сергей Алексеевич, 1953 года рождения! 138 СУПЕР-4. ТРОЙКИ КАПУСТИНА Н Е Р Я Д О В О Й Р Я Д О В О Й «Насильно мил не будешь». Эта поговорка точно отображает переход Сергея Капустина из профсоюзных «Крыльев Советов» в армейский ЦСКА. Отображает зеркально. Не Капустин мог не рассчитывать на милость со стороны начальства центрального армейского клуба и неравнодушных к спорту генералов, а напротив, ЦСКА в лице полковника Тихонова и прочих вышестоящих лиц не вправе был рассчитывать на приязнь новоявленного рядового Капустина. Всеми фибрами души и всеми силами Сергей противился этому псевдоармейскому призыву. «Псевдо» – ибо ни о какой защите отечества речь не шла. Только о формальном воинском прикрытии «силового» трансфера звездного спортс мена. В преды дущей главе приведены три версии того самого трансфера, ненавистного Сергею: как это отложилось в памяти у вдовы Татьяны Николаевны, младшего брата Игоря Алексеевича и крыльевского партнера и товарища Сергея Архиповича Котова. Отложилось по-разному, однако одно и самое главное совпадает – Капустин категорически не желал становиться псевдорядовым советских вооруженных сил. Еще не переступив порог ЦСКА, Капустин уже впал в немилость Тихонова. Тихонов не мог забыть свой визит в квартиру супругов Капустиных: долгие уговоры, призывы и даже свою угрозу не приглашать главу семейства в сборную страны… Не мог забыть Тихонов и то, как много энергии и мысли вложил в Балдериса за те годы, которые провел в столице Латвии. Разумеется, Хельмуту была обеспечена его благосклонность, а Сергею – подчеркнутая сдержанность и прохлада. «Крыльям Советов» и рижскому «Динамо» одним махом рубанули головы, лишив их звездных лидеров Капустина и Балдериса. 147 ПЛАНИДА СЕРГЕЯ КАПУСТИНА В истории советского хоккея подобного трансферного дуплета не фиксировалось ни до, ни после лета 1977 года. Оборачивалось это в красивую и, в общем-то, не новую обертку – в интересах сборной. В интересах того, чтобы звено Балдерис – Жлуктов – Капустин находилось в одном коллективе, шлифуя изо дня в день сыгранность и превращаясь в ударную силу ЦСКА и, главное, сборной. Все это легко прокатывало. Существовало одно «но», которое никто не решался озвучить публично. Это звено уже выступало в составе сборной на мировом первенстве 1977 года. И выступило в Вене очень и очень сильно. Так сильно, что затмило Михайлова – Петрова – Харламова. Так сильно, что фактически стало там ударной тройкой сборной. И, что весьма существенно, они тренировались и играли в разных клубах: Капустин – в «Крыльях Советов», Жлуктов – в ЦСКА, Балдерис – в рижском «Динамо». Отсюда логично вытекало – никакой нужды сводить их вместе в ЦСКА не было, а ссылка на острую необходимость в круглосуточном совместном тренинге под колпаком наставника базового клуба сборной и собственно сборной Тихонова являлось не более чем обычным лукавством, в которое верили и верхи, и низы. Сергей Капустин три сезона кряду тащил за собой «Крылья», ставшие для него родными. После триумфа 1974 года – золота чемпионата СССР и Кубка СССР – клуб стали буквально растаскивать, разрывать на куски, стремясь лишить конкурентоспособности. А Капустин остался, даже не помышляя о каких-то иных вариантах трудоустройства: улучшение квартирных условий, внеочередная покупка «Волги» на льготных условиях, зарплата с премиальными выше крыльевских… Став безоговорочным лидером в команде, которая, естественно, ослабла из-за ухода ряда ведущих мастеров, сам Капустин становился все сильней. В каждом матче получал больше нагрузки, чем прежде. На каждый матч выкатывался в роли звезды-спасителя, палочки-выручалочки. На каждой тренировке проливал семь потов, воспринимая подготовку к игре почти с той же радостью, что и сам хоккей. Ничего схожего про его новые условия в новом клубе сказать было нельзя. И без того могучий флагман советского хоккея после армейского призыва Капустина с Балдерисом и создания – фактически во вто148 С У П Е Р - 5 . Ф А М И Л Ь Н Ы Й С Т И Л Ь «Фамильный стиль» – образное выражение Тарасова Анатолия Владимировича. Наставника, который частенько находил очень точные, даже смачные словечки и целые фразы и во время тренировок, и при написании бесчисленных статей и множества книжек. Фамильность – твой, хоккеиста, фирменный знак. Такой знак качества – кажется, в советские времена его присваивали товарам, произведенным намного лучше обычного – стандартного – уровня; уровня вполне себе хорошего, а значит, среднего. Но по Тарасову, это означает куда более высокую оценку индивидуального мастерства. Персональный наивысший балл! Либо в твоем исполнении прием, элемент, финт доведен до совершенства, до блеска; либо, что совсем уж редкостью является, лично тобой придуман финт и доведен до ума, до исполнения под аккомпанемент восторженных трибун. Так было с цирковым трюком «клюшка – конек – клюшка» от Анатолия Фирсова. Фамильность Капустина? Вопрос не самый простой. Однако вовсе не потому, что не из чего выбирать,  – напротив, сложность поиска возникает из-за богатства выбора, широчайшего ассортимента, имевшегося в капустинском арсенале. Все же, не опасаясь допустить промашку, назовем фамильную черту хоккейного стиля Капустина. 163 ПЛАНИДА СЕРГЕЯ КАПУСТИНА Капустинский шаг. Точнее – капустинский ход. Еще точнее – КАПУСТИНСКИЙ ПРОРЫВ. С шайбой на крюке Сергей, делая один только шаг, оставлял оппонента с носом, а делая шаг второй, оставлял других соперников в дураках, ибо они пребывали в созерцающем состоянии – им оставалось лишь наблюдать брызги льда из-под коньков стремительно и оттого безнадежно удалявшегося форварда. Враз они оставались зрителями, которые загодя приобрели билеты не в амфитеатр или на галерку, а на исключительно привилегированные места – в ледовый партер! Шаг Капустина – ползоны позади. Два шага Капустина – вся зона за спиной. А шайба надежно прикрыта мощным корпусом и будто приклеена к клюшке. Прорыв Сергея Капустина – особое зрелище! И, пожалуй, ни с чем не сравнимое зрелище! С гордо поднятой головой, будто сразу же с четвертой, а затем с пятой включенной скоростью – с румянцем во всю щеку,  – Капустин был несокрушим и победителен. Неповторим был. Сергей сидел за рулем «Порше», а остальные потели в безнадежной натуге в «Ладах» и «Волгах» экспортного исполнения. Зрелище капустинского прорыва завораживало. Он рассекал пространство, как боевой авиалайнер, который сочетал в себе характеристики истребителя и бомбардировщика, самолета-заправщика и транспортного самолета. Мощь – скольжение – амплитуда – контроль шайбы – ее укрывание корпусом – нахождение свободных зон – энергетика… и, наконец, разящий кистевой бросок венчал прорыв. Такой хоккейной палитры более ни у кого не наблюдалось. Есть абсолютно все основания, чтобы утверждать: вот она, фамильность Капустина. Не припоминаются случаи, когда кто-нибудь отважился бы прервать этот полет. Отважился бы, сумев… ладно остановить – ну хотя бы притормозить Капустина. Никто управу на Капустина так и не нашел. Владимир Крикунов: «У Капустина катание такое мощное, широкое катание. Я катался вроде хорошо, но к нему в этом плане и близко не подо164 С У П Е Р - 6 . П О В Ы С Ш Е М У Р А З Р Я Д У Анализ игрока, эффективности его действий и оценка его вклада в общекомандные усилия чреваты тем, что будут допущены погрешности. Это на первый взгляд привлекательное занятие таит в себе риски, которые способны исказить реальную картину. И все же попробуем. Дабы снизить эти риски, абстрагируемся от конкретной ледовой дружины – клубной ли, национальной, и проставим спортс мену Сергею Капустину оценки по основным дисциплинам хоккейного искусства. А для полноты картины воспользуемся 10-балльной шкалой, ведь не об ученике общеобразовательной школы речь. «ФИЗИКА» – раздел «Антропометрия» Вышел что ростом, что весом. Все пропорции – на загляденье! Атлет милостью божьей! Ну ни прибавить, ни убавить. Помельче был бы – шага своего широкого, фамильного катания не имел бы; покрупней вымахал бы – резвость и разворотливость утратил бы неминуемо. Хоккейный Аполлон! В нашем, само собой, представлении. Оценка – 10 баллов. По школьной шкале – «5+». 166 СУПЕР-6. ПО ВЫСШЕМУ РАЗРЯДУ «ФИЗИКА» – раздел «Функционал» Ну здесь-то Капустин вообще король! По конституции кое-что, как ни крути, спорно: это же хоккей, а не конкурс культуристов… Харламова с Мальцевым к аполлонам не причислим, а ведь что вытворяли на льду эти кудесники! Зато по функциональным ресурсам все куда объективней, в существенной мере поддается всевозможным измерительным приборам, из коих главные, пожалуй,  – секундомер на беговой дорожке и весы в зале атлетизма. Вспоминаем восторженные реплики мастеровитых партнеров по «Крыльям Советов» Сергея Котова с Юрием Терехиным, именитого цээсковца Алексея Касатонова – реплики касались широчайшего диапазона беговых способностей Капустина. Вспоминаем наблюдения заслуженного тренера Виталия Ерфилова о практически неограниченных способностях Капустина к взрывной работе: в прыжках с места на гимнастического козла Сергей играючи справлялся с нормативным количеством и однажды – по воле тренера – продолжил эти прыжки без тени утомления на лице; вспомним, что и со штангой в руках или на плечах улыбка не сходила с его лица. Оценка – 11,0 баллов!!! Не максимальные 10,0, а на балл выше. Потому что функциональные возможности Сергея Капустина тянули на «5++» – ну и как, скажите на милость, отобразить это в 10-балльном исчислении? ТЕХНИКА Для Сергея Алексеевича не существовало секретов в хоккейной технике. И руки росли откуда следует, и ноги мощнейшие послушными были. Огрехов явных, да и мелких не наблюдалось, а отчего-то высший балл поставить рука как-то не поднимается. Загадка, однако. То ли экзаменаторы притомились высшие баллы выставлять, то ли ответ не на поверхности лежит… В игре на публике Капустин редко феерил, приводя трибуны в экстаз. Зато вдали от сторонних глаз «чудил» по полной программе, во всем блеске представал. 167 СУПЕР-6. ПО ВЫСШЕМУ РАЗРЯДУ С Е Р Е Ж Е Н Ь К А 1980 год. Будучи стопроцентным игроком сборной, Сергей Капустин из-за травмы не попадает на Олимпиаду в американском Лейк-Плэсиде и таким образом оказывается непричастным к самому оглушительному в истории провалу советского хоккея на международной арене. Будучи игроком ЦСКА, Сергей Капустин ждет не дождется того дня, когда покинет флагман советского хоккея и вернется на «гражданку»; вместо положенных по советскому законодательству двух лет службы в вооруженных силах вынужден оттрубить еще сезон – и со всяческими проволочками и препонами расстается с базовым клубом сборной. Будучи душой и сердцем преданным одному и только одному тренеру Борису Павловичу Кулагину, Сергей Капустин воссоединяется с ним после трехлетней разлуки в сборной и четырехлетней разлуки в клубе; воссоединяются они в московском «Спартаке», куда маститого Кулагина приглашают для решения высоких турнирных задач. Расставание с псевдоармейской службой и возвращение под крыло любимого наставника стало для двадцатисемилетнего Сергея Капустина двой ным праздником. О большем он тогда и не мечтал! Воодушевление, избыток эмоций… Впереди предстояли годы хоккейной жизни, в которой ему было что продемонстрировать, в которой ему очень-очень хотелось играть на полную катушку, в которой очень-очень хотелось красивого и успешного хоккея в исполнении личном, своего звена, своей новой команды, ну и, конечно же, сборной страны. Замечательно отдохнув с женой и сынишкой в июньском отпуске, Сергей отправился с новым спартаковским коллективом на предсезонный сбор в Алушту. В отличие от подавляющего большинства хоккеистов, ненавидящих эту летнюю пахоту, он по-прежнему, как 171 ПЛАНИДА СЕРГЕЯ КАПУСТИНА и в начале карьеры, тренировался в охотку, и никакие изнурительные и даже однообразные занятия не были ему в тягость. Напротив, за время отпуска уже успел соскучиться по хоккейной «движухе» – нелегкая легкая атлетика, тяжелая атлетика и на десерт мини-футбол или баскетбол по хоккейным правилам… Обычно на летнем сборе хоккейной команды впору было вывешивать у входа на территорию базы, где размещались спортс мены, транспарант на всю ширину въездных ворот – «Посторонним вход воспрещен». Ну прямо как в комедийном советском фильме с Евгением Евстигнеевым в главной роли, где действие происходит в советском пионерском лагере… Однако главные тренеры, не лишенные «свободомыслия» и благодаря этому способные отходить от принятых стандартов и сплошных запретов, иной раз проявляли инициативу. Единицы таких было. Они позволяли некоторым хоккеистам брать с собой жен и детей на июльский сбор, идя навстречу только тем, кого считали лидерами коллектива, которые в сезоне будут тащить команду за собой. Разумеется, поселяли любимых жен и очаровательных детишек отдельно, где-нибудь поблизости от спортивной базы. Кулагин, приняв «Спартак», сразу позволил ближайшей родне не разлучаться с главами семейств и в июле. Борис Павлович отличался педагогическим даром, даром психолога. Сознавал, что спортсмены в сезоне отблагодарят его за такую поблажку. Да и в эмоциональном плане вкалывать на крымском солнцепеке полегче будет, когда рядом жена с ребенком. Сергей Капустин стоял первым в списке тех немногих, кому разрешили не расставаться в июле с близкими. Татьяна Капустина: «Летом 80-го после жуткой нервотрепки с уходом из ЦСКА мы наконец-то уехали со «Спартаком» в Алушту на предсезонный сбор. Женам разрешили находиться там, только в другом корпусе. Мы занимали комнату с женой Бори Александрова. Рядом жила жена Вити Шалимова, еще кто-то… Все было замечательно. Сереженька наш купался, загорал, играл. Ловкий и непоседливый, он в любые игры играл с задором.» (Леонид Рейзер. Сердечная избыточность. «Горячий лед», 2014) 172 ПЛАНИДА СЕРГЕЯ КАПУСТИНА В « Н А Р О Д Н О Й К О М А Н Д Е » На льду он отличался непредсказуемостью, поскольку неясно было, как распорядится собственным обширным хоккейным арсеналом. жизни» довольно легко было предугадать, что предпримет, и вообще предпримет ли что-нибудь. Из ЦСКА рвался всеми фибрами своей кристальной души. Туда не хотел, там считал денечки до дембеля. При этом совсем было небезразлично, где трудоустроиться. Первым делом вернулся бы в «Крылышки», в дом родной. Однако в Сетуни уже не тот клуб был, в котором нашел пристанище в столице: игроки разбежались, хозяйство велось кое-как, по большому счету клуб никому ни на каких верхах не нужен был. Первым делом вернулся бы к Борису Павловичу, к отцу своему хоккейно-жизненному. Расстались, когда Кулагин покинул Сетунь, убедившись после триумфа 74-го в абсолютной бесперспективности авиапромовского клуба. После отставки в сборной этот незаурядный наставник поработал в Дании, а вернувшись в Союз, получил приглашение от «Спартака». Первым делом Сергей, еще находясь в ЦСКА и прикидывая, куда направиться после освобождения от армейской повинности, определился сразу же с дальнейшим местом работы, едва прослышав про появление Кулагина в «Спартаке». Когда спортивно-армейские чиновники устраивали проволочки с документами с целью взять измором Капустина, чтобы тот передумал и остался в ЦСКА, не кто иной, как Кулагин дал ценный совет, чтобы он смог вырваться из прославленного клуба. Случилось удивительное совпадение: хоккейный отец освободился от работы в датском королевстве – хоккейный сын освободился 178 СУПЕР-6. ПО ВЫСШЕМУ РАЗРЯДУ от воинской службы. Маршруты Капустина и Кулагина пересеклись в одном месте и в одно время. И это стало большой удачей в судьбе Сергея, подарком, а их он на своем пути получал не так уж часто. СТОП! СТОП! Изложенное о совпадении места и времени в маршрутах Капустина и Кулагина должно было случиться – хоккеист действительно закончил двухгодичную псевдоармейскую службу в ЦСКА и тренер действительно получил приглашение в «Спартак». Однако такое чудесное совпадение, видимо, стало бы слишком широкой улыбкой судьбы для Сергея Капустина… Появлению Бориса Кулагина в ведущем профсоюзном клубе никто не препятствовал, зато перед блистательным форвардом опустился шлагбаум – Виктор Тихонов не мог примириться с расставанием с ним, и… спортсмену продлили еще на год службу. Вольнонаемным – вопреки его желанию. Вопреки закону. Вопреки договоренности. Капустин, который не имел ровным счетом никаких прав, кроме права играть, как только он умел, примирился с годовым ожиданием новой встречи с Кулагиным… И лишь летом, да еще с проволочками и волокитой со стороны Центрального спортивного клуба армии, с трепкой нервов Сергея Алексеевича и Татьяны Николаевны, состоялось его высвобождение. В переходе в «народную команду», как еще со времен братьев Старостиных называли «Спартак», имелись сплошные плюсы. Борис Павлович. Хороший подбор хоккеистов. Профсоюзный клуб. Московский клуб. Популярный клуб. Амбициозный клуб. Клуб с традициями… Ну чего еще желать? И без малейших колебаний Сергей Капустин стал спартаковцем. И никогда впоследствии не пожалел об этом. «Спартак» всегда отличался атакующим комбинационным стилем. Являясь ведущим в хоккее профсоюзным клубом, проводил активную и квалифицированную селекцию. В составе был богатый выбор форвардов, большей частью хорошо технически оснащенных и грамотно читающих хоккей. Такой кадровый расклад 179 С У П Е Р - 7 . С А М О С О В Е Р Ш Е Н С Т В О Идеал. Понятие завораживающее. Понятие несбыточное. Понятие какого-то абсолюта. Идеала среди людей нет. И быть не может. В принципе. По одной простой причине – потому что… идеал. Но отчего-то в ходу комплиментарные оценки заоблачной вышины: «идеальный муж/мужчина», «идеальная жена/женщина»… Это звучит как что-то лишенное крупных изъянов, мелких погрешностей и даже мини-шероховатостей. Это звучит как что-то инопланетное! И потому – недоступное простому смертному. При всем при том в спорте высших достижений применительно к суперзвездам звучат иногда слова, причисляющие их к инопланетянам. В красочных репортажах корреспондентов с места эпохальных событий идеализация кумиров встречается. Зато подобного не встретишь в оценках специалистов – тренеров, методистов, ученых. Уж слишком ко многому обязывает, уж слишком несбыточно. Просто нереально! Ну как может быть хоккеист или футболист совсем уж без недостатков?! Непременно что-нибудь негативное да найдется. Поглядите по сторонам незамыленным взором – кругом столь много классных 204 СУПЕР-7. САМО СОВЕРШЕНСТВО хоккеистов и футболистов, что кого-нибудь одного-единственного выделять и сажать на царский трон, надевая корону всю в бриллиантах, вряд ли будет корректно. Валерий Харламов. Гений! Любимец нашего народа! Но идеальным хоккеистом, если не ошибаемся, его не называли. Лионель Месси. Гений! Явление! Но про то, что аргентинец идеален, мы тоже что-то не слышали. Если нам не изменяет память, один и единственный случай «из звездного ряда вон» произошел более тридцати лет назад. И герой книги оказался главным фигурантом громкой и прежде неслыханной сенсации. Обо всем по порядку. На мировое первенство 1983 года советская дружина отправилась в замечательном состоянии, сочетавшем крепость тела и бодрость духа. В два преды дущих сезона хоккейное золото добывалось Советским Союзом с какой-то стопроцентной непоколебимостью, будто драгметалл лежал прямо на земной поверхности и бороться за него никакой нужды не было. Невиданное ранее взаимодействие всех полевых игроков демонстрировали цээсковцы Фетисов с Касатоновым и Ларионов с Макаровым и Крутовым. Управу на них не находили на родине, не находили и европейцы с североамериканцами. Весомую лепту в золотодобычу вносили спартаковцы Капустин с Шалимовым и Шепелевым, числившиеся вторым звеном. Сомнений в «продолжении банкета» в 83-м в Дортмунде, Дюссельдорфе и Мюнхене никто не испытывал. Оставалось лишь определить, с каким перевесом будут повержены претенденты на второе, третье и прочие места. Интрига в турнире отсутствовала. Всё катилось по привычному для русских победному сценарию. Умелые иностранцы демонстрировали, что не намерены сдаваться без боя, но обреченность на их лицах читалась за версту. Единственным, что оживило привычное течение турнира, стала необычная и весьма показательная информация, которая поступила от директората мирового форума. …«Компьютер»! Диковинное словечко не произносилось всуе на просторах шестой части земной суши по причине малой 205 С У П Е Р - 8 . П О К О Р И Л Б Ы Н Х Л Ныне звездность в хоккее определяют не титулы, точнее, не совсем титулы, а еще точнее – далеко не исчерпывающим образом уровень мастера определяется его званиями. Ты можешь стать игроком команды, трижды завоевавшей Кубок Гагарина; можешь дважды стать чемпионом мира; можешь олимпийским чемпионом стать, а никто и не подумает называть тебя хоккейной звездой. Наглядных примеров этому немало. Защитник Илья Никулин – трехкратный чемпион мира, двукратный обладатель Кубка Гагарина, четырехкратный чемпион России, семикратный участник Матча звезд КХЛ; центрфорвард Алексей Терещенко – трехкратный чемпион мира, пятикратный чемпион России, обладатель Кубка Гагарина, двукратный участник Матча звезд КХЛ. При всем уважении к Никулину и Терещенко к звездам их не причисляли. Как не причисляли и других наших весьма титулованных хоккеистов российских времен. А наиболее наглядный пример противоположного свойства – Павел Буре. На его счету всего лишь по одному золоту – первенств всесоюзного и мирового,  – что не очень-то впечатляет в нашем богатом на достижения хоккее, а звездой мирового хоккея он признан безоговорочно. Загадки никакой. Буре блистал в НХЛ! «Русская ракета», как его там именовали, даже не стал обладателем Кубка Стэнли (с клубами не свезло), что не помешало Павлу заполучить звездный статус. 212 СУПЕР-8. ПОКОРИЛ БЫ НХЛ А как бы котировался Сергей Капустин, окажись он в Северной Америке, где более века функционирует лучшая лига мира, в которой собран весь цвет канадско-американского и европейского хоккея? Интересно это и важно. Отнюдь не праздный тут интерес заложен, не пустые фантазии; ведь гипотетически представив Капустина форвардом «Детройт Ред Уингз», либо «Питтсбург Пингвинз», либо «Вашингтон Кэпиталз», мы по самой строгой, по самой жесткой, по самой объективной шкале определим масштаб Сергея Алексеевича Капустина. Пусть и гипотетически определим – ничего иного нам не остается… Объективный подход зиждется на фактах, которых, разумеется, не будет у нас; зато будет мнение человека заслуженного, титулованного и звездного, отыгравшего в НХЛ достаточно долго для того, чтобы считать его заключения обоснованными. Капустинскому поколению не довелось подписывать контракты с клубами Национальной хоккейной лиги; ко времени снятия «железного занавеса», отделявшего Советский Союз от Запада, ровесники Сергея Алексеевича завершили либо завершали спортивную карьеру. Только его партнер по жлуктовской тройке тридцатисемилетний Хельмут Балдерис отыграл сезон в «Миннесоте Норт Старз», чей босс являлся давним поклонником рижанина… Капустин 1953 года рождения; Фетисов с Макаровым – 58-го, Касатонов – 59-го, Крутов с Ларионовым – 60-го. Все они успели себя испытать заокеанской лигой, а Фетисов с Ларионовым, находясь в преклонном по меркам советского спорта возрасте, вписали свои фамилии на чашу Кубка Стэнли – Вячеслав в двух местах, Игорь – в трех. Капустин отыграл с ними несколько сезонов в сборной СССР во второй половине своей карьеры и как минимум ни в чем им не уступал. Это дает основания для той самой гипотетической оценки Капустина после испытания Национальной хоккейной лигой. Попробуем отправить Капустина Сергея Алексеевича – русского, 1953 года рождения, уроженца города Ухты (республика Коми) – в длительную командировку в Америку либо в Канаду, чтобы прикинуть – а что же из такой затеи могло бы получиться? Будет три прикидки – в зависимости от того возраста, в каком Капустин стартовал бы в клубе НХЛ. 213 ПЛАНИДА СЕРГЕЯ КАПУСТИНА Л А Б И Р И Н Т Хоккейный век Сергея Капустина продлился достаточно долго. Долго по тем советским меркам, когда только ленивый не называл ветераном того, кто перешагнул тридцатилетний рубеж. Называл с неприкрытым намеком на то, что, дескать, пора и о заслуженном отдыхе подумать… Только хоккейных избранников народа не осмеливались так обидно и несправедливо величать. Валерия Харламова. Александра Мальцева. Валерия Васильева. Александра Якушева. Владимира Шадрина. Бориса Михайлова. Владимира Петрова. Виктора Шалимова… Сергей Капустин находился в этом ряду среди самых первых, и потому никто не осмеливался намекать на приближавшийся финиш его карьеры – играл мощно и ярко, тащил на своих плечах (не раз травмированных, вылетавших во время матча и прямо на лавке вправлявшихся на место с дикой болью) народную команду «Спартак», по-прежнему нет-нет, да и выдавал фамильный неукротимый прорыв от своей зоны до чужой… Тридцатитрехлетний Капустин засобирался в Европу – поиграть еще и пополнить семейный бюджет валютными поступлениями. Да еще пожить с семьей комфортно в каком-нибудь небольшом красивом городке. С выбором было негусто. Имелся конкретный вариант с Австрией, на то и согласился. Еще что нравилось – Виктор Шалимов тоже собрался туда, а с многолетним партнером по звену и с добрым приятелем как-то веселее оказаться в одном зарубежном клубе. Татьяна, супруга, уже начала строить планы. Но тут Борис Александрович Майоров, руливший «Спартаком», попросил Капустина остаться еще на сезон, чтобы подсобить команде. Попросил лидера коллектива, капитана, высочайшего класса форварда. 220 СУПЕР-8. ПОКОРИЛ БЫ НХЛ У Капустина имелись все основания поблагодарить за доверие и отказаться, мотивируя тем, что спартаковскому клубу уже отдал пять сезонов с полной выкладкой сил и заслужил недолгую зарубежную командировку, чтобы как-то обеспечить семейное благополучие хотя бы на ближайшие годы после завершения спортивной карьеры. Ухтинский мальчишка и затем юноша Сережа Капустин помнил Майорова по радиорепортажам с победных чемпионатов мира и Олимпиад в 60-е (Ухта начала видеть телетрансляции только с 1970 года), помнил капитана непобедимой сборной СССР Бориса Майорова. Помнил капитаном «Спартака», бодавшегося на равных с самим ЦСКА. А еще помнил наставника красно-белых Бориса Александровича Майорова, у которого был на просмотре, будучи каким-то Капустиным из какой-то Ухты, и с которым не сложилось… Ирония судьбы: на старте своей карьеры Капустин произвел благоприятное впечатление на Майорова, которого, однако, несправедливо уволили из клуба. Зла на знаменитого Майорова, естественно, Капус тин не держал, ведь уволенный вскоре после его просмотра Майо ров не мог поспособствовать зачислению Капустина в «Спартак». Сергей согласился, ничего не приобретя и, напротив, лишив на год себя, жену и сына пребывания в Австрии. Другой бы на его месте, учтиво все объяснив уважаемому Борису Александровичу, без колебаний паковал бы чемоданы и хоккейную поклажу, забронировав авиабилет до Вены. Другой – да. Но не Капустин. Капустин один такой. И кто потом с благодарностью вспоминал по возвращении семьи Капустиных из Австрии в Советский Союз про его добрую волю, про то, что откликнулся на просьбу Майорова и подсобил «Спартаку»? Никто. Никак это ему потом не помогло. И снова ирония судьбы Сергея Алексеевича Капустина: Тихонов в ЦСКА вопреки договоренности и вопреки двухлетнему сроку службы в армии оставил Капустина в клубе еще на третий сезон; Майоров в «Спартаке» по-человечески воззвал к капустинской сверхпорядочности, сверхотзывчивости, сверхдоброте и сократил тем самым срок пребывания Сергея, Татьяны и Дениса на Западе. Плюс сезон в советском клубе и минус год контракта с клубом австрийским. 221 ПЛАНИДА СЕРГЕЯ КАПУСТИНА П И К Е Дни бежали за днями. Недели сменяли недели. Месяцы шли за месяцами. И само течение времени, неумолимое для любого человека, превращалось для Сергея Алексеевича в сплошную и нескончаемую полосу в сумрачных тонах. Неприкаянным стал Сергей Алексеевич Капустин. Татьяна Капустина: «Начался душевный надлом…» * * * Александр Чернега: «Он мягкий такой, веселый. Подшучивал иногда… Мое мнение – подломила его смерть Сережи. Не знаю, может, еще повлияло то, что не вписался в мутные 90-е. Все это нагрянуло на него. Я не забуду: когда маленький умер, мы сидим, и он говорит: «Сань, в этой жизни у меня все есть. За что меня покарал Бог? Вот все у меня есть – взял и сына отнял у меня. Ну жили бы мы и жили». Ну он прав, Сергей, что там говорить. «За что так вот?» – говорит он, я помню. Часто вместе приезжали на кладбище, еще Котов с нами в Вострякове бывал. И он там как-то отключался. Поминал сыночка…» Сергей Котов: «Все пытались помочь. Но человек просто напрямую шел, не скрывал: «Я все решил. Ну, выпьете за меня сотку»,  – вот и все. 246 СУПЕР-8. ПОКОРИЛ БЫ НХЛ Мы часто встречались и разговаривали. Может, с какой-то работой помочь, еще что… «Да что вы суетитесь, за меня переживаете? Все у меня в порядке. Когда я уйду, выпейте за меня сотку». Ну вроде как «Не влезайте, я сам. Не будет меня – выпейте сотку, помяните». Никто ему тут помочь не мог, только он сам». Александр Чернега: «Упорством не отличался. Когда это не касалось хоккея. Как-то заставлять себя делать что-то нужное, но чуждое ему – не мог… Но осуждать его я права не имею». Сергей Котов: «Он сам по себе сильный человек, и если интереса не испытывал к чему-то, все отметал… Я не знаю, кто его мог поднять. Кто мог бы чем-то заинтересовать, привлечь интересной работой. Но не было этого». Александр Чернега: «Ветераны начали собирать свои команды и куда-то выезжать в города на игры, чтобы подзаработать, а там же обязательно хлебосольный прием после хоккея, ко всем ветеранам уважение проявляют, а Капустина принимают особо… Ну и на столе все по-русски. А Сергей себя не нашел нигде, ветеранские дела тоже были тогда нестабильные; на душе несладко было; ну и не откажешься же от банкета, не поймут же местные люди… Ну и постепенно, постепенно Сергей начал скатываться по этой дорожке…» Татьяна Капустина: «С начала 90-х страна сломалась – сломался и он. И начал пить. Во всех клубах, где играл, в сборной разных лет он находил общий язык с каждым, и к нему все очень хорошо относились. Нет таких, кто бы о Сереже плохо отозвался. Не встречала, не слышала. Почему ему в 90-е стало трудно с людьми – да потому что люди стали другими». 247 С У П Е Р - 9 . С А М Ы Й Н Е Д О О Ц Е Н Е Н Н Ы Й Спорт многолик. Игровой спорт особенно многолик. Если пловец или бегун быстрее конкурентов на различных стартах текущего сезона и сегодня опять финиширует первым согласно показаниям электронного хронометра, то количество поводов для жарких споров и глубокомысленных дискуссий если и не стремится к нулевой отметке, то своим обилием не впечатляет. Зато если хоккейная звезда, еще вчера срывавшая тысячные овации, сегодня откровенно провалилась, из-за чего команда уступила, жди споров до хрипоты и до утра. Как оценивать игрока, которого давно признали звездой и который внезапно может разочаровать? И на какую строчку рейтинга ставить мастера-середняка, который в завершившемся матче превзошел самого себя на голову и поспособствовал успеху коллектива? В командных играх с выставлением персональных оценок неизбежно масса тонкостей возникает. Естественно, при большом количестве матчей в сезоне и большом количестве сезонов – а значит, при обширной статистической выборке – котировка хоккеиста стремится к предельно объективной. Обычно так и происходит. Однако случаются и отклонения – с превышением либо, наоборот, с занижением реальной силы мастера. 257 ПЛАНИДА СЕРГЕЯ КАПУСТИНА Данные отклонения весьма редки, но не настолько редки, чтобы их совсем уж игнорировать, снимая с повестки дня. Все написанное в преды дущих главах доказывает, доказывает убедительно, доказывает с аргументами и фактами, что при поиске точного места Сергея Капустина в рейтинге высококлассных мастеров достаточно учесть хотя бы то, сколько он славы и популярности недополучил… Логично прийти к выводу: Сергей Капустин – явно недооцененный хоккеист. Надобно сей хлестко-печальный вывод подкрепить фактом и авторитетным суждением. Начнем с фактов. Александр Володин: «Серега, случалось, интересовался моим мнением по поводу своей игры, по поводу игры всей тройки. С поправкой на то, что давно уж не играю, что высот «по мастерам» не достиг, высказывал напрямую, что думаю. Слушал меня с любопытством, и мне казалось, что даже прислушивался. Хотя я и напоминал ему, что с хоккеем завязал еще в Ухте, в молодости, что я строитель с каким-то относительным пониманием хоккея. Вообще я никогда не пел ему дифирамбы. Но в 78-м высказал свое восхищением им. Он вернулся из Праги с чемпионата мира. Естественно, я поспешил на базу в Архангельское. Обнялись крепко. Поздравил с золотой медалью. Спрашивает меня: – Сань, только честно – как я там сыграл? – Серега, охренительно ты сыграл! Ты знаешь – приукрашивать я не любитель. Ты в Праге выглядел лучше всех, ты был лучшим среди всех. – Сань, ты прав. Я тоже лишку не болтаю. Не выпендриваюсь. Но там я был лучшим нападающим. Сам чувствую – лучшим был. А меня как-то обломили… Серега обычно немногословен был, слова лишнего не вытянешь. Человек в себе. А тут вырвалось у него, болезненно отреагировал на несправедливость. Я вот о чем очень сожалею сегодня – если б вернуть 1978 год, а уже сорок лет прошло,  – я бы ему навставлял по полной программе, попытался Сереге внушить, чтобы он еще резко добавил в игре, 258 П О С Л Е С Л О В И Е «Всегда на виду и немного в тени». Таков был заголовок моей развернутой беседы с Сергеем Капустиным, опубликованной летом 81-го в еженедельнике «Футбол–Хоккей» – самом популярном спортивном издании Советского Союза. «Всегда на виду». Видным был мужчиной. И хоккеистом видным был. Капустинская стать ощущалась буквально во всем. В игре. На тренировке. В семейных хлопотах. В час досуга. И эта фамильная «тотальная» стать, которая отнюдь не часто встречается, привораживала к нему любого. Любил, чтоб все, что окружало его, красивым было. Чтоб жена Татьяна краше других выглядела; чтоб сам одет был не обязательно с иголочки, зато модно и ладно; чтоб застолье в домашнем кругу проходило по-настоящему, по-русски – с размахом и со вкусом. Наши ледовые рыцари, известные от Мурманска до Астрахани, от Калининграда до Владивостока, предпочитали июньский роздых в Ялте. В честну́ю компанию Капустина зачислили без проволочек, и чувствовал он себя равным среди равных. При размещении в гостинице, когда каждый выбирал номер на собственное усмотрение, Сергей выбрал «люкс», в то время как запросы равных ему по звездному статусу оказались поскромнее. А через несколько дней к нему пожаловали земляки из Ухты – Капустин представил их как давних и близких друзей, искренне порадовавшись нежданной встрече. Хоккей Сергея Капустина вызывал уважение и радость. Вызывал благодарность партнеров, трепет соперников, довольство тренеров, высочайшие оценки экспертов. Трибуны его неизменно принимали как своего избранника. Его звездность не подвергалась и малейшим сомнениям. Меж тем стремления к звездному статусу никоим образом не проявлял. Жил хоккеем. 262 ПОСЛЕСЛОВИЕ И счастливым человеком себя считал. Ничего сверх того, что даровала ему ледовая игра, не требовал и не желал. И не искал. Ибо ничего лучше полнокровной хоккейной жизни не видел перед собой на всем белом свете. Такая жизнь обеспечивала его сердцу ритм и мощь, его легким – глубокое дыхание. «Немного в тени». Почему при богатейшем арсенале – каковой еще поискать – и при полной выкладке недюжинных сил – каких тоже не сыщешь – ради клуба и ради страны в ключевых сражениях Сергей Капустин недополучал славы и популярности – этому явлению, аналогу которому не вижу, и была в существенной мере посвящена эта книга. Множество ответов найдено; допускаю, что не все. «Теневая» сторона Капустина проистекает от… светлого образа этого человека. И это не парадокс. Доброта к окружающим – на льду, когда в лепешку разбивался ради партнеров и команды, и вне его, когда последнюю рубаху был готов отдать другу. Простота, редкая для спортивной звезды. Скромность во всем, включая естественный для него уход с авансцены при малейшей возможности, избегание любой публичности, жизнелюбие и непритязательность в быту… Сам собой вырисовывается знакомый и такой родной образ рослого и плечистого русского мужика родом из суровых и дальних, необъятных краев – с Севера ли, с Урала ли, из Сибири. Таким и был уроженец нефтегазового города Ухты Сергей Алексеевич Капустин. Кристальной чистоты человек. Сергей Капустин – Валерий Харламов. Русский северянин – испано-русский москвич. Оказывается, дружили. Явно симпатизировали друг другу. У них много общего было в характерах. Даже то, что не выкладывались полностью в играх со слабыми соперниками, а творили чудеса при встречах с канадцами и американцами, чехами и скандинавами. И общее увлечение имели – современная в пору их молодости популярная музыка, пластинки с записями западных звезд, которые слушали без конца на собственной фирменной аппаратуре, что было тогда большой редкостью. Звезда Капустина сопоставима со звездой Харламова. Однако Харламов являлся народным любимцем – Капустин до этого невероятного статуса не дотягивал. Самую малость… Об истоках этого – в разных главах этой книги. А здесь добавим: харламовского артистизма, унаследованного от матери-испанки, Капустину не хватало – артистизм в дефиците у северян. 263 ПЛАНИДА СЕРГЕЯ КАПУСТИНА Д О С Ь Е Капустин Сергей Алексеевич Родился 13 февраля 1953 года, Ухта, Коми АССР Умер 4 июня 1995 года, Москва (Востряковское кладбище) Левый крайний нападающий Хват клюшки – левый Заслуженный мастер спорта: 1975 Олимпийский чемпион: 1976 Семикратный чемпион мира и Европы: 1974, 1975, 1978, 1979, 1981, 1982, 1983 Серебряный призер чемпионата мира: 1976 Бронзовый призер чемпионата мира: 1977 Бронзовый призер чемпионата Европы: 1976 и 1977 Четырехкратный чемпион СССР: 1974 («Крылья Советов»), 1978, 1979, 1980 (ЦСКА) Пятикратный серебряный призер чемпионатов СССР: 1975 («Крылья Советов»), 1981, 1982, 1983 и 1984 («Спартак») Двукратный бронзовый призер чемпионатов СССР: 1973 («Крылья Советов») и 1986 («Спартак») Обладатель Кубка СССР: 1974 («Крылья Советов»), 1978 и 1979 (оба – ЦСКА) Победитель Кубка Канады: 1981 Участник Кубка Канады: 1976 Обладатель Кубка Вызова: 1979 266 ДОСЬЕ Пятикратный победитель турнира на призы газеты «Известия»: 1975, 1976, 1978, 1979, 1982 Пятикратный победитель турнира на приз газеты «Руде право»: 1977, 1978, 1979 (лучший бомбардир), 1981/82, 1982/83 Участник серий матчей с командами НХЛ и ВХА: 1974 (Суперсерия-74 – ВХА), 1975/76 (клубная «Суперсерия-75» – НХЛ), 1977/78 (сборная клубов СССР – клубы ВХА), 1982/83 (сборная клубов СССР – клубы НХЛ) Обладатель Кубка европейских чемпионов: 1978, 1980 (лучший снайпер финального турнира) Капитан московского «Спартака» с сезона-1981/82 по начало сезона-1986/87 В чемпионатах СССР провел 517 матчей, забросил 278 шайб В чемпионатах мира и на Олимпийских играх провел 81 матч, набрал 89 (55 + 34) очков (из них на Олимпийских играх 6 матчей, 7 очков (6 + 1)) В Кубках Канады провел 11 матчей, набрал 10 (5 + 5) очков Среди нападающих сборной СССР на чемпионатах мира занимает шестое место по количеству проведенных матчей, седьмое по количеству заброшенных шайб и восьмое по результативности (гол + пас) Награжден: 1975: медаль «За трудовое отличие» 1978: орден Дружбы народов 1981: орден Дружбы народов Игровая карьера: «Нефтяник» (Ухта): 1969/70–1970/71 «Крылья Советов» (Москва): 1971/72–1976/77 ЦСКА (Москва): 1977/78–1979/80 «Спартак» (Москва): 1980/81–1986/87 «Инсбрук» (Австрия): 1986/87 «Зальцбург» (Австрия): 1987/88 Входил в десятку лучших бомбардиров сезона. Всего провел за австрийские клубы 71 матч, забросил 53 шайбы 267