Пожалуйста, введите доступный Вам адрес электронной почты. По окончании процесса покупки Вам будет выслано письмо со ссылкой на книгу.

Выберите способ оплаты
Некоторые из выбранных Вами книг были заказаны ранее. Вы уверены, что хотите купить их повторно?
Некоторые из выбранных Вами книг были заказаны ранее. Вы можете просмотреть ваш предыдущий заказ после авторизации на сайте или оформить новый заказ.
В Вашу корзину были добавлены книги, не предназначенные для продажи или уже купленные Вами. Эти книги были удалены из заказа. Вы можете просмотреть отредактированный заказ или продолжить покупку.

Список удаленных книг:

В Вашу корзину были добавлены книги, не предназначенные для продажи или уже купленные Вами. Эти книги были удалены из заказа. Вы можете авторизоваться на сайте и просмотреть список доступных книг или продолжить покупку

Список удаленных книг:

Купить Редактировать корзину Логин
Поиск
Расширенный поиск Простой поиск
«+» - книги обязательно содержат данное слово (например, +Пушкин - все книги о Пушкине).
«-» - исключает книги, содержащие данное слово (например, -Лермонтов - в книгах нет упоминания Лермонтова).
«&&» - книги обязательно содержат оба слова (например, Пушкин && Лермонтов - в каждой книге упоминается и Пушкин, и Лермонтов).
«OR» - любое из слов (или оба) должны присутствовать в книге (например, Пушкин OR Лермонтов - в книгах упоминается либо Пушкин, либо Лермонтов, либо оба).
«*» - поиск по части слова (например, Пушк* - показаны все книги, в которых есть слова, начинающиеся на «пушк»).
«""» - определяет точный порядок слов в результатах поиска (например, "Александр Пушкин" - показаны все книги с таким словосочетанием).
«~6» - число слов между словами запроса в результатах поиска не превышает указанного (например, "Пушкин Лермонтов"~6 - в книгах не более 6 слов между словами Пушкин и Лермонтов)
 
 
Страница

Страница недоступна для просмотра

OK Cancel
Федеральная национально-культурная автономия «Украинцы России» Л е о н и д С о к о л о в ЛЬВОВ ПОД РУССКОЙ ВЛАСТЬЮ 1 9 1 4 – Cанкт-Петербург АЛЕТЕЙЯ 2019 1 9 1 5 УДК 94(477.83)"1914/1915 ББК 63.3(4Укр)53 С 594 Данная книга увидела свет благодаря помощи Богдана Безпалько, Николая Руснака и других благотворителей, поддерживающих традиции русского меценатства Соколов Л. С 594 Львов под русской властью. 1914–1915 / Л. Соколов. – СПб.: Алетейя, 2019. – 376 с.: ил. ISBN 978-5-907189-26-3 Книга рассказывает о событиях, происходивших в Галичине (австрийской Галиции) в годы Первой мировой войны. Особое внимание уделено событиям, происходившим во Львове в период, когда этот город был занят русскими войсками и 293 дня находился под русской властью. Книга рассчитана на широкий круг читателей. УДК 94(477.83)"1914/1915 ББК 63.3(4Укр)53 ISBN 978-5-907189-26-3 © © Л. Соколов, 2019 © © Издательство «Алетейя» (СПб.), 2019 9 785907 189263 С одержание Предисловие............................................................................ 6 Введение. Перед войной. Сараево, 28 июня 1914. От выстрелов в Сараево до мировой войны.............................. 9 Глава 1. Галиция, начало войны............................................. 31 Глава 2. Занятие Львова русскими войсками....................... 63 Глава 3. Военный губернатор С. Шереметев. Первые распоряжения ...............................................................75 Глава 4. Новая администрация. Возобновление деятельности галицко-русских обществ. ................................. 94 Глава 5. Обеспечение населения продовольствием и топливом............................................................................... 113 Глава 6. Экономическое положение Галиции. Помощь населению.................................................................129 Глава 7. Взаимоотношения с местным населением. Обращение с пленными.......................................................... 152 Глава 8. Высылка митрополита Шептицкого...................... 165 Глава 9. Украинский вопрос................................................. 175 Глава 10. Вероисповедный вопрос. Церкви. Холм Славы..............................................................................198 Глава 11. Организация народного образования..................210 Глава 12. Кино. Театр. Музеи. Пресса................................. 225 Глава 13. Запрет алкоголя. Кафе и рестораны. Против разврата......................................................................235 Глава 14. Полицейская хроника.......................................... 249 Глава 15. Будни и праздники............................................... 256 Глава 16. Взятие Перемышля.............................................. 284 Глава 17. Император Николай II в Галиции....................... 307 Глава 18. Отступление русских войск. Сдача Львова......... 323 Эпилог. ....................................................................................341 Приложение. ........................................................................ 368 П редисловие В наше время можно встретить утверждение, что период пребывания Галичины, а соответственно и города Львова, в составе Украинской ССР был периодом русской оккупации. Однако с этим нельзя согласиться как потому, что это не была оккупация, так и потому, что советская власть не являлась русской властью. Но в двадцатом веке был период, когда Львов действительно находился под русской властью. Это было время с 21 августа 1914 года по 9 июня 1915 года по старому стилю, принятому тогда в России (или с 3 сентября 1914 по 22 июня 1915 по новому стилю), когда в ходе Первой мировой войны Львов был занят русскими войсками. В 1915 году русские войска оставили большую часть Галиции, а в 1917 году Россия была потрясена двумя революциями. Очевидно, что и со стороны победивших в феврале 1917-го “демократов”, и со стороны победивших в октябре того же года большевиков, как и для перешедших на их сторону представителей “старого режима”, оценка действий царской власти в предшествующие годы не могла быть иной, кроме как отрицательной. Иначе возникал бы вопрос, для чего тогда одним было нужно отстранять от власти царя во время войны и создавать условия для дезорганизации армии, а другим разваливать армию и заключать сепаратный мир в Брест-Литовске на тех условиях, на которых он был заключен в марте 1918 года. Поэтому в посвященных Первой мировой войне публикациях советского периода тема русской власти в Галиции если косвен- Предисловие 7 но и затрагивалась, то непременно сопровождалась отрицательной характеристикой. Также и авторы современных украинских публикаций если касаются темы пребывания Львова под русской властью в 1914–1915 годах, то подают ее весьма тенденциозно, в соответствии с господствующими ныне идеологическими установками, имеющими ярко выраженную антироссийскую направленность. Как правило, внимание акцентируется на запрете деятельности галицко-украинских организаций и высылке ряда активистов этих организаций, а также высылке митрополита Шептицкого, что, конечно, имело место, но для полноты картины следовало бы сказать и о причинах таких решений русских властей. Представить же целостную картину, отражающую различные, в том числе и чисто бытовые стороны жизни города под русской властью, по таким публикациям вообще невозможно. Но прежде чем непосредственно приступить к рассказу о событиях, происходивших в Галиции и во Львове во время войны, следует затронуть вопрос о том, как начиналась война. Потому что, опять же возвращаясь к идеологическим установкам, которым следуют украинские авторы, не трудно догадаться, на кого они возлагают главную долю ответственности за развязывание этой войны. Некоторые украинские историки даже прямо заявляют, что Россия первой напала на Австрию. К примеру, Исидор Нагаевский в своей книге “История Украинской державы двадцатого столетия” пишет, что «2 августа царь провозгласил манифест об объявлении Россией войны Авст р ии», и далее: «Москва начала войну 2 августа 1914 года и сразу же осуществила наступление на Галичину» (Нагаєвський І. Історія Української держави двадцятого століття. К., 1993, с.49, с.54.). А львовский историк Валентин Мороз в книге “Украина в двадцатом столетии” излагает события в такой последовательмесяц после сараевского убийства пошел на диности: «Целый пломатическое “обнюхивание”. Наконец 28 июля 1914 года Австрия объявила войну Сербии, Россия в ответ объявила войну Австрии, Германия – России, Франция – Германии» (Мороз В. Україна в двадцятому столітті. Тернопіль, 1992, с.57.). Поскольку существуют такие утверждения, высказываемые пусть и украинскими, но все-таки историками (что, казалось бы, должно предполагать определенный уровень знакомства с исто- 8 Л . Соколов. Львов под русской властью 1914 – 1915 гг. рическими фактами и хоть какую-то степень добросовестности в их подаче), необходимо вначале рассмотреть вопрос о том, как же в действительности развивались события, приведшие в 1914 году к мировой войне, что позволит прояснить вопрос о степени ответственности тогдашних европейских держав за развязывание этой войны. Кроме того, приходится встречаться с мнением, что будь в Рос- сии в 1914 году другое правительство, и войны можно было бы избежать. Однако и при конструировании подобного рода альтернативных версий следует держаться в рамках реально существовавших на тот момент обстоятельств. Развитие событий от 28 июня до начала августа 1914 года дает поразительный пример того, как вначале, 28 июня в Сараево, совершенно нелепая случайность – поворот, альтернатива которому не просто существовала, но была прямо предусмотрена – подвела австро-венгерского престолонаследника Франца Фердинанда и его супругу под пули сербского террориста Гаврила Принципа. А уже их гибель, в свою очередь, запустила механизм, приведший мир к вооруженному конфликту, возникновение которого при реально существовавшей тогда расстановке сил, направленности интересов великих европейских держав и создавшихся условий было практически безальтернативным. В ведение П . С , 28 1914. еред войной араево июня О С т выстрелов в араево до мировой войны Международная обстановка последних предвоенных лет неоднократно была чревата угрозой серьезного конфликта – боснийский кризис 1908 года, первая (1912 г.) и вторая (1913 г.) балканские войны создавали достаточно поводов для начала большой войны. Но великие державы во всех этих случаях воздерживались от вмешательства, и опасного столкновения удавалось избежать. Что касается России и Австро-Венгрии, то хотя их интересы в большей степени, чем других держав, входили в противоречие на Балканах, ни в Петербурге, ни в Вене не желали военного конфликта между своими странами. Россия после неудачной войны с Японией нуждалась в существенном переустройстве своих вооруженных сил и русская большая военная программа должна была завершиться только в 1917 году. В Австро-Венгрии имелись деятели, готовые ввязаться в войну на Балканах. Наиболее активным среди них был начальник генерального штаба Франц Конрад фон Гетцендорф, который выступал с идеей превентивной войны против Сербии. Но и они имели в виду ограниченную, локальную войну. Вступать в войну с Россией в Вене явно опасались. Наследник престола эрцгерцог Франц Фердинанд, по словам австрийского историка Роберта Канна, «был решительным противником всякой войны, которая могла привести к столкновению с Россией и к падению династий Габсбургов и Романовых в результате революций». 29 Перед войной. Сараево, 28 июня 1914. От выстрелов в Сараево… Однако, согласно плану германского генерального штаба, разработанному А.Шлиффеном, предусматривалось, что в случае начала войны первый удар будет нанесен по Франции через территорию Бельгии. Поэтому получилось, что война была объявлена на востоке, против России, а эшелоны с войсками пошли в противоположном направлении, на запад. При этом никаких формальных оснований для вторжения в Бельгию и для нападения на Францию у Германии не было, а драгоценное время уходило. Россия мобилизовалась. Тогда под вымышленным предлогом, якобы французские аэропланы летали над территорией Бельгии, а также над германскими городами Карлсруэ и Нюрнбергом, и сбросили в их районе бомбы на железнодорожную линию, Германия 3 августа объявила войну Франции, а затем, под предлогом защиты нейтралитета Бельгии, 4 августа германские войска начали вторжение в Бельгию. В ответ на это Англия, являвшаяся гарантом бельгийского нейтралитета, 4 августа объявила войну Германии. В Вене с ужасом наблюдали за тем, во что вылилась их попытка наказать Сербию. Вместо желаемого локального балканского конфликта разгорался европейский пожар. Тем временем между Австро-Венгрией и Россией состояния войны еще не было. Продолжая свои переговоры с графом Берхтольдом, русский посол в Вене Н.Н.Шебеко отмечал, что австрийское правительство далеко не радо той роли, которую ему навязал Берлин. Но реального выбора у Австро-Венгрии уже не оставалось. Было ясно, что ограничиться военными действиями только против Сербии не удастся, придется воевать с Россией, ведь Австро-Венгрия была союзницей Германии, которая уже находилась в состоянии войны с Россией и была заинтересована в том, чтобы Австро-Венгрия оттянула на себя часть русских войск в то время как основные силы германской армии будут сражаться на западном фронте против Франции. У Австро-Венгрии не оставалось иного выхода, как объявить войну России. Решение было принято 5 августа, и в 6 часов вечера 6 августа австрийский посол в Петербурге Сапари вручил министру Сазонову ноту следующего содержания: «По приказанию своего правительства, нижеподписавшийся посол Австро-Венгрии имеет честь довести до сведения его превосходительства господина министра иностранных дел России нижеследующее: 30 Введение “Принимая во внимание угрожающее положение, занятое Россией в конфликте между Австро-Венгерской монархией и Сербией, и в виду факта, что вследствие этого конфликта Россия, согласно сообщению берлинского кабинета, сочла нужным открыть военные действия против Германии и что последняя находится, поэтому, в состоянии войны с названной державой, Австро-Венгрия считает себя также в состоянии войны с Россией, считая с настоящего момента”. Сапари». *** Что же касается вопроса об ответственности за развязывание войны, лежащей на тогдашних великих державах, то хотя в той или иной мере они все ее несут, основная часть этой ответственности, вне всякого сомнения, лежит на Германии. Ведь именно Германия настойчиво подталкивала Австро-Венгрию к войне с Сербией. Говоря об ответственности России, можно сказать, что она виновна в том, что не осталась безучастной к судьбе Сербии, подвергшейся нападению со стороны Австро-Венгрии. Но значит ли это, что позволив Австро-Венгрии разгромить Сербию, Россия уберегла бы себя и весь мир от войны? В предшествующие годы во время обострения ситуации на Балканах Россия, не будучи готовой к войне, неоднократно шла на уступки. Однако эти уступки нисколько не умеряли аппетитов противной стороны. Даже если бы в июле 1914-го в Петербурге решили отсидеться в стороне, пожертвовав и своим союзником на Балканах, и своим государственным престижем, это не избавляло Россию от угрозы войны. Не следует забывать, что замыслы Германии в отношении передела мира вовсе не сводились к разгрому Сербии австрийцами, а были значительно более масштабными. И когда Германия начала бы вооруженную борьбу с Францией, то Россия, связанная с последней союзническими обязательствами, все равно была бы вовлечена в войну. Г 2 лава З Л анятие ьвова русскими войсками Утро 3 сентября 1914 года во Львове было пасмурным, прошедший ночью дождь прибил уличную пыль. В 7 часов утра вышел экстренный выпуск газеты “Kurjer Lwowski”, в котором публиковалось обращение президиума города к жителям Львова. Одновременно по городу расклеивали текст этого обращения. В нем было сказано: «Граждане! Войска Монархии понесли тяжелые поражения и отступили на запад. Вскоре победоносные российские войска войдут во Львов. В этот момент призываем все население города, чтобы ради Бога сохраняли достоинство, спокойствие, остерегались паники и выходок неразумных или преступных элементов, всяких провокаций. Город открыт, поэтому не может грозить ему никакая опасность. Все добропорядочное население ожидает развития событий со всем спокойствием. Всякая выходка безрассудной или безумной личности против входящих войск могла бы привести к несчастью. Призываем все население, чтобы сохраняло во имя добра города и всех граждан спокойствие и порядок в городе. Магазины, особенно с продовольствием, должны быть открыты. 2 сентября 1914. Именем Президиума города Львова: Др. Рутовский, Др. Шталь, Др. Шлейхер». 64 Глава 2 В комментарии, который следовал за обращением, в частности «Не зная хода битв и событий, не можем вдаватьговорилось: в оценки причин и размеров поражения Австрии. Является фактом, и с этим надо считаться, что столица Галиции переходит под российское правление». С раннего утра заседал в ратуше городской Совет, из ста членов которого во Львове осталось около пятидесяти, так как многие уехали из города. В 9 часов, когда стали поступать сведения о появлении русских разъездов на окраинах Львова, президиум распорядился в знак мирной сдачи города поднять на башне ратуши белый флаг. Белые флаги были подняты и над другими административными зданиями. Теперь в городе только и говорили, что о казаках, черкесах, “охранниках” и тому подобном, что в представлениях львовян было связано с царской Россией. В 10 часов 30 минут по улице Зеленой въехал в город первый русский разъезд, состоящий из трех казаков под командой унтер-офицера. Казаки внимательно оглядывались по сторонам, но никакой неприязни к встреченным жителям не проявляли. Око- ло угла улицы Крулевской они остановились и вступили в разговор с женщинами, вышедшими из ворот. Унтер-офицер указал на расположенный рядом шинок, который стоял открытым, и велел его закрыть. Вскоре подъехал более крупный конный отряд, возглавляемый офицером, и направился к ратуше. Вместе с городским Советом в ратуше ожидали прибытия представителя русской армии иностранные консулы: Альберт Кандиотти – аргентинский консул, который после разрыва дипломатических отношений между Австро-Венгрией и Россией представлял интересы живущих здесь российских подданных, консул нейтрального государства Дании – Захаревич, бывший французский консул Сверчевский. Приглашены были и наиболее известные граждане города. В 11 часов 45 минут в зал ратуши вошел русский штабс-капитан. Он извлек из кармана лист бумаги и зачитал уведомление о занятии Львова, потребовал направить представителей города на Лычаковскую и Жолкевскую рогатки, и передать ключи от города. Согласно требованию выехали на рогатки делегации. На Лычаковскую отправились исполняющий обязанности президента го- Г 3 лава В С. Ш . оенный губернатор ереметев П ервые распоряжения Поздним вечером 3 сентября прибыл в ратушу назначенный на должность военного губернатора полковник Сергей Шереметев. Сергей Владимирович Шереметев, занимавший до войны пост волынского вице-губернатора, происходил из старинной русской дворянской семьи, был он человеком учтивым в обращении, по-европейски культурным, и в последующие дни своей деятельности во Львове быстро приобрел симпатии и доверие населения. Вместе со своим штабом С. Шереметев расположился в помещении, которое ранее занимал президент города в ратуше. Вице- губернатором Львова был назначен подполковник Фатьянов. Задача поддержания порядка во Львове возлагалась на Граж данскую стражу. По просьбе президиума, для взаимодействия с членами стражи генерал фон Роде выслал в город военные патрули. Патруль из 20 солдат был выделен для охраны уголовного суда, также патрули встали у арестантских помещений, а кроме того, на площадях: Голуховских, св. Теодора, Мариацкой, св. Юра, и возле углов Цитадели со стороны улиц Мохнацкого, Хмелевского и Вроновских. Утром 4 сентября были интернированы заложники. Еще с вечера и ночью жители сдавали оружие, и к утру этим оружием были заполнены несколько комнат в ратуше. На башне ратуши вместо белого флага теперь развевался трехцветный русский флаг. Так- же русские флаги были подняты над зданиями наместничества, дирекции железной дороги, суда и др. 76 Глава 3 Сергей Владимирович Шереметев Вступление русских войск во Львов Г 4 лава Н . В овая администрация озобновление - деятельности галицко русских обществ Когда после победного завершения боев на Гродекских позициях русская армия, преследуя разбитого неприятеля, двинулась на запад, в галицийскую столицу прибыла новая администрация. Полковник С. Шереметев с наступающей армией убыл из города. 18 сентября 1914 года приехал во Львов и разместился во дворце наместника назначенный военным генерал-губернатором Галиции генерал-лейтенант граф Георгий Александрович Бобринский, двоюродный брат члена Государственной Думы графа Владимира Алексеевича Бобринского, возглавлявшего Галицко- Русский Благотворительный Комитет и хорошо знавшего положение в Галицкой Руси. Помощником военного генерал-губернатора Галиции был назначен генерал-майор Андрей Петрович Половцев; львовским губернатором – действительный статский советник М.А. Мельников; начальником львовского уезда – граф С.К. Ламздорф-Галаган. Градоначальником города Львова стал генерал-майор Эйхе. Помощником градоначальника вначале был назначен прежний вице-губернатор Львова подполковник Фатьянов, который через неделю был переведен на должность градоначальника города Самбора, а помощником львовского градоначальника стал капитан Ясевич. Градоначальство разместилось в здании бывшего Австро-венгерского банка на улице Мицкевича, № 8. (В феврале 1915 года Градоначальство было перенесено в здание на улице Третьего Мая, № 19.) Новая администрация. Возобновление деятельности галицко-русских обществ 95 Граф Георгий Александрович Бобринский Военный Генерал-Губернатор Галиции Львов. Здание Наместничества, в котором размещалось Военное Генерал-Губернаторство Галиции Г 5 лава О беспечение населения продовольствием и топливом Как только началась война, жители Львова стали расхватывать товары в магазинах. Галицийскую сберегательную кассу на улице Карла Людвига осаждали огромные толпы желающих получить со своих вкладов наличные деньги, порядок приходилось поддерживать пешей и конной полиции. Возросший спрос на товары немедленно вызвал резкое повышение цен. Для защиты населения от роста цен львовский магистрат уже 4 августа утвердил так называемый “максимальный тариф” – перечень предельных цен на основные продовольственные товары и топливо. Превышение этих цен было запрещено под угрозой административных наказаний. В первое время после занятия Львова русскими войсками вопрос обеспечения города продовольствием стал наиболее актуальным для его жителей. В городе все сильнее стал ощущаться недостаток самых необходимых продовольственных продуктов и товаров повседневного потребления, вслед за чем стала нарастать неслыханная дороговизна. И это при том, что в городе имелось достаточное количество продовольствия. Кстати, продукты, украденные с различных складов в ночь со 2-го на 3 сентября, грабители затем продали, причем по весьма низким ценам, торговцам-оптовикам. первые дни после 3-го сентября, когда новая власть еще, как следует, не укрепилась, торговцы моментально сообразили, “что только глупый не извлек бы прибыли в такой ситуации”. Они 114 Глава 5 умышленно придерживали товар, и под предлогом, что австрийский “максимальный тариф” уже не действует, а русский еще не введен, начали безудержно взвинчивать цены. Как вспоминали очевидцы: «Поскольку возникло опасение, что запасы во Львове скоро иссякнут, публика позволяла драть с себя шкуру без слова протеста. Имелись, конечно, магазины, в которых гражданское чувство преобладало над жаждой прибыли, но их было, к сожалению, немного. В целом обирали публику без церемоний и без милосердия, пользуясь ее трудным положением». «…Каждый день дорожали такие товары как мука, сахар, хлеб, соль, молоко, масло, спички, керосин и т.д. Как впоследствии оказалось, товаров этих в городе было накоплено довольно много, но подлые индивидуумы в погоне за скорым обогащением, хотя бы и достигнутым на слезах беднейших сограждан, попрятали все, предвидя, что вскоре цены еще более возрастут и вот только тогда они надлежащим образом нагреют руки». Подорожали все товары, но особенно круто взлетели цены на продовольствие и предметы первой необходимости. Несмотря на заявления русских властей, что крона будет оставаться в обращении наряду с рублем, торговцы стали распускать слухи, что скоро крону отменят. Население поспешило избавиться от крон, сбывая их по дешевке, а затем торговцы стали требовать от покупателей только кроны, отказываясь принимать рубли, или принимая их по заниженному курсу. Разменная монета исчезла, из чего также извлекали прибыль, так как сдачу не давали, а за размен крупных банкнот надо было платить. «В этот период межвременья, чтобы сделать более разнообразными свои методы сдирания шкуры со всех и всякого, решили дельцы, что нет мелкой монеты, и действительно, через несколько дней она почти исчезла, из чего выгода была очевидной, так как за размен 10 крон брали 20, а то и больше гел леров». Львовский городской Совет вначале подтвердил, что австрийский “максимальный тариф” сохраняет свою силу, а вскоре был разработан новый, с указанием цен в кронах и в рублях. За превышение цен, за отказ принимать русские деньги устанавливались наказания в виде штрафов или ареста. Г 6 лава Э Г . кономическое положение алиции П омощь населению В начале декабря 1914 года газета “Прикарпатская Русь” отмечала: писалось и говорилось о том, что Россия только и жаж д ет, как бы скорее захватить давно ее прельщающий “лакомый кусочек” в виде Галичины. [...] “Лакомый кусочек!” – какой горькой иронией звучит это слово в применении его к нашей Галичине! Если и раньше ободранный и обобранный, вечно полуголодный наш край меньше всего мог заслуживать такое название, что же говорить о настоящем его состоянии». В Австро-Венгерской империи Галиция была экономически отсталой провинцией, в которой из-за слабого развития промышленности наблюдался избыток сельского населения, которое по причине крайнего малоземелья в большинстве своем влачило самое жалкое существование или вообще не могло найти применения своему труду. Следовательно, самым жгучим и сложным вопросом в Прикарпатье был земельный вопрос, так как землевладение являлось основой главного занятия населения, то есть земледелия. Для Галиции было характерно сильное развитие крупного (более 100 гектаров) землевладения. В 1902 году на долю крупного землевладения приходилось 2917 тыс. гектаров, что составляло 37,2 % всей площади Галиции (в западной Галиции – 29,7 %, 130 Глава 6 в восточной Галиции – даже 40,3 %). Среди более трех тысяч крупных собственников 1769 владели участками в 100–500 гектаров, 970 лиц – участками в 500–2000 гектаров, 236 лиц – участками в 2000–5000 гектаров; 157 крупных землевладельцев, которые имели участки площадью свыше 5000 гектаров, в совокупности владели 39  % крупной собственности и 14,6  % всей площади Галиции, причем 21 магнат владел 8,5  % всей площади Галиции. В Галиции имелись огромные латифундии площадью в десятки тысяч гектаров. Перед войной крупнейшими землевладельцами в Галиции были – барон Либих, саксонский подданный, имевший 58 тыс. гектаров, эрцгерцог Фридрих – 41 тыс. гектаров, униатская митрополия – 34 тыс. гектаров, затем графы Бадени, Сапеги, Сангушко и т.д. Все крупные поместья находились в аренде у евреев, которые являлись, конечно, не носителями сельскохозяйственной культуры, а финансистами-эксплуататорами. Цены на землю в Галиции были безмерно взвинчены, так же как и арендная плата. В то же время, при сильном развитии крупного землевладения, для Галиции было характерно чрезвычайное раздробление мелкого крестьянского землевладения. Более 1 миллиона крестьянских хозяйств были представлены следующими типами: крупных крестьянских хозяйств (20–100 гектаров) было лишь 1,5  % (для сравнения, в соседнем Царстве Польском, входившем в состав Российской империи, – 11,3 %), средних (5–20 гектаров) – 18,85  %, мелких (не более 5 гектаров) около 80  %, а из этих последних насчитывалось 426 тысяч так называемых “карликовых” хозяйств (менее 2 гектаров) и около 200 тысяч хозяйств даже менее 1 гектара. В среднем на двор приходилось не более 3 гектаров, тогда как для сколько-нибудь сносного поддержания крестьянского хозяйства требовалось 5 гектаров. 1225 тысяч крестьян не находили никакого приложения своего труда. Чрезвычайное дробление земли в Галиции объяснялось не урегулированностью наследования. Невозможность найти занятие в мелких хозяйствах порождала эмиграцию. В 1913 году в Америку выселилось из Галиции око- ло 110 тысяч человек. Ипотечная задолженность достигла в Галиции 750 млн крон. Урожайность в смежных губерниях России – Подольской, Во- Г 7 лава В . заимоотношения с местным населением О бращение с пленными Русские войска вступали в Галицию не как на вражескую территорию, а как на древнюю русскую землю, находившуюся прежде во владении древнерусских князей из династии Рюриковичей. Однако уже более пятисот лет земли Червонной Руси пребывали под иноземным владычеством – с XIV века – польским, а с 1772 года – австрийским. Кстати, австрийцы дали присоединенной в 1772 году территории, принадлежавшей до прихода поляков Галицко-Волынскому княжеству, официальное название Koenigreich Galizien und Lodomerien – Королевство Галиции и Лодомерии (Лодомерия – искаженное Владимирия, т.е. Волынь). Отсюда и происходил польский термин Galicja. Также и в России утвердилось название “Галиция”. Однако сами русские галичане полагали, что правильно их землю следует именовать “Галичина”, так как название это происходит от названия города Галич, и иногда при публикации издаваемых русскими властями документов или при перепечатке материалов из российских газет заменяли термин “Галиция” термином “Галичина”. Но по существу оба эти термина имеют одинаковое значение. (Также имелись различия в наименовании некоторых населенных пунктов Галиции. В России населенные пункты Галиции именовались соответственно официальным польским названиям. Например, по-польски город назывался Tarnopol, и по-русски – Тарнополь, в то же время по галицко-русски название этого Взаимоотношения с местным населением. Обращение с пленными 153 города писалось как Тернополь. Подобным образом одновременно существовали названия: Злочев и Золочев, Гродек и Городок, Трембовля и Теребовля, и др.). За столетия польского господства на землях Червонной Руси обосновалось многочисленное польское население, привыкшее считать эти земли своими. Также во владениях польских королей нашло пристанище большое число евреев. Уже в не столь давние времена, во второй половине XIX века, в среде самих галицких русинов стало развиваться движение украинофилов, которому австро-польскими властями Галиции была придана антирусская направленность. Таким образом, в начале ХХ века исторически русская Червонная Русь, а фактически австро-польская Галиция представляла собой территорию, населенную представителями разных народов, между которыми существовали весьма непростые отношения. А коренной народ – галицкие русины – был разделен на враждующие группы – русскую и украинскую. По данным переписи 1910 года в Восточной Галиции (к востоку от реки Сан) 60,4 % населения составляли русины (в австрийской терминологии – “рутены”) и 38,1 % – поляки. Это касается национальной, а точнее языковой принадлежности, так как в Австро-Венгрии национальность определялась по разговорному языку. При этом еврейский язык не включался в число так называемых краевых языков, официально признанных в Австро-Венгрии и, следовательно, евреи в качестве отдельной национальности не выделялись, а приписывались к другим национальностям, проживающим в данной местности. Евреи, однако, учитывались как религиозная группа, и в отношении вероисповедания население Восточной Галиции распределялось следующим образом: униатов (греко-католиков) – 61,1 %, католиков – 23,7 %, иудеев – 12,5 %. Если в общей численности населения Восточной Галиции преобладали русины, то в численности населения городов первое место занимали, как правило, или поляки, например, во Львове – 51,2 % (евреи – 27,8 %, русины – 19,1 %), в Самборе – 54,7 %, в Збараже – 40,9 %, или евреи, например, в Тарнополе – 41,3 %, в Станиславове – 45,6 %, в Дрогобыче – 44,2 %, в Бродах – 67,5 %, в Бучаче – 54,4 %. Очевидно, что у поляков, занимавших в Галиции господствующее положение, и у евреев, пользовавшихся в Австро-Венгрии Г 8 лава В Ш ысылка митрополита ептицкого Митрополит граф Андрей Шептицкий не эвакуировался вместе с австрийскими властями Галиции, что могло бы скомпрометировать его как перед Ватиканом, так и перед его галицкой паствой, а остался в занятом русскими войсками Львове. Поначалу русские власти, хотя и осведомленные об антирусских настроениях Шептицкого, были готовы согласиться с тем, чтобы он и далее оставался в городе, конечно, при условии, что митрополит ограничится только выполнением своих духовных обязанностей, и не станет заниматься враждебной деятельностью. Однако Шептицкий не был намерен выполнять такие условия. Как вспоминал генерал Брусилов: «Униатский митрополит граф Шептицкий, явный враг Рос- сии, с давних пор неизменно агитировавший против нас, по вступлении русских войск во Львов был по моему приказанию предварительно подвергнут домашнему аресту. Я его потребовал к себе с предложением дать честное слово, что он никаких враждебных действий, как явных, так и тайных, против нас предпринимать не будет; в таком случае я брал на себя разрешить ему оставаться во Львове для исполнения его духовных обязанностей. Он охотно дал мне это слово, но, к сожалению, вслед за сим, начал опять мутить и произносить церковные проповеди, явно нам враждебные. Ввиду этого я его выслал в Киев в распоряжение главнокомандующего». Шептицкому было объявлено о его высылке из Галиции утром 6 (19) сентября. Вскоре после 12 часов к резиденции митрополита 166 Глава 8 у собора св. Юра подъехали два автомобиля. Первый предназначался для пассажиров, а второй для багажа. Вместе с Шептицким уезжали его духовник Боцян, личный секретарь Гродский и слуга. Вначале им не говорили, куда их отправляют, и только когда выехали за ворота св. Юра, капитан Сонин сказал, что они едут автомобилем в Броды, а оттуда поездом в Киев. После трех часов езды по забитым обозами дорогам прибыли в Броды, где пересели в салон-вагон, предоставленный русскими властями для поездки митрополита. В Киеве Шептицкого и сопровождавших его лиц поселили в гостинице “Континенталь”. Спустя несколько дней после высылки Шептицкого в газете “Прикарпатская Русь” под заголовком “Митрополит Шептицкий и русское дело” была опубликована статья М. Глушкевича, в которой автор, излагая биографию Шептицкого, отмечал, что когда Шептицкий был назначен митрополитом, его аристократическое происхождение, огромное влияние во властных кругах, блестящие манеры и умение говорить всем сладкие слова, привлекли к нему симпатии чуть ли не всего галицко-русского духовенства, ошибочно видевшего в нем смелого и сильного защитника восточного обряда галицкой униатской церкви. «Но вот, – продолжал М. Глушкевич, – вслед за словами пошли дела, не оставившие ни в ком сомнения относительно стремлений изворотливого иезуита. Со свойственной этой касте решительностью, не останавливаясь ни перед какими средствами, он стал насаждать и укреплять как среди подчиненного ему духовенства, так и в народных массах мазепинский сепаратизм. Епископами он назначал рьяных приверженцев украинского сепаратизма, злейших врагов всего русского. Управление униатскими духовными семинариями он вверил тем же мазепинцам, отрекшимся от русского имени. Кандидатов духовного звания, не скрывавших своего русского происхождения, перестали принимать в духовные семинарии, а поступивших начали исключать оттуда. Дошло до того, что в львовской духовной семинарии из общего числа 216 воспитанников осталось только 11 человек, не желавших преклониться перед “украинской” идеей, но и те немногие подвергались, с ведома и одобрения Шептицкого, бойкоту, побоям, и всякого рода издевательствам со стороны товарищей украинцев. Молодых русских людей, для которых мечтой жизни было Г 9 лава У краинский вопрос Если после прихода во Львов русских войск деятельность галицко-русских обществ, закрытых в начале войны австрийцами, была возобновлена, то галицко-украинские общества были, наоборот, закрыты. Русские власти и до войны были достаточно хорошо осведомлены о резко антироссийской направленности галицкого украинофильского движения, и, естественно, что после вступления русских войск в Галицию не имели намерения содействовать продолжению деятельности этого движения. Но оставшихся во Львове галицко-украинских деятелей, за исключением высланного в Россию митрополита графа Шептицкого, не трогали. Однако со временем все более и более стала проясняться картина и определяться масштабы тех репрессий, которым подверглись деятели галицко-русского движения и тысячи простых русских галичан после начала войны. Комиссия, созданная Народным Советом для расследования этих злодеяний, обнаруживала в архивах наместничества и дирекции полиции документы, тексты доносов, получала все новые и новые свидетельства о массовых арестах, издевательствах, расстрелах и повешениях. Эти материалы публиковались в газете “Прикарпатская Русь” под рубрикой “Австрийские зверства в Карпатской Руси”. Выяснялась и роль, которую сыграли в австрийских репрессиях против галицко-русского населения галицкие украинцы. Как писал уже после войны М.А. Марко: 176 Глава 9 «Жутко и больно вспоминать о том тяжелом периоде близкой еще истории нашего народа, когда родной брат, вышедший из одних бытовых и этнографических условий, без содрогания души становился не только всецело на стороне физических мучителей части своего народа, но даже больше – требовал этих мучений, настаивал на них. Прикарпатские “украинцы” были одними из главных виновников нашей народной мартирологии во время войны. В их низкой и подлой работе необходимо искать причин того, что карпато-русский народ вообще, а наше русское национальное движение в частности с первым моментом войны очутились в пределах Австро-Венгрии вне закона, в буквальном смысле на положении казнимого преступника». Стало известно и о том, что галицкие украинцы сформировали легион “Украинских Сечевых Стрельцов” для вооруженной борьбы против России. Особое возмущение вызывал тот факт, что они собирались проливать кровь своих же братьев-малороссов, потому что в состав армий Юго-Западного фронта входили преимущественно малороссийские полки. Факты своего активного сотрудничества с австро-венгерским и германским политическим и военным руководством не скрывали и сами украинские деятели. 10 сентября 1914 года приехали в Вену члены редакции галицко-украинской газеты “Діло” д-р Василь Панейко и д-р Михайло Лозинский. После этого в Вене было организовано издание газеты “Діло”, первый венский номер которой вышел 19 сентября 1914 года. Венское “Діло” подписывал Кость Левицкий как издатель, а В.Панейко как главный редактор. Газета выходила в Вене раз в неделю. Вот отрывки из некоторых статей, опубликованных в тот период в газете “Діло”. В статье под названием “Гросс-Габсбург” речь шла о будущих владениях Габсбургов, простирающихся от Адриатики и Альпийских гор до Черного моря и Кавказа. Чтобы достичь этой цели, необходимо «нанести смертельный удар Российской империи созданием украинской державы как составной части Габсбургской монархии». О России говорилось следующее: «Конституционные или социально-революционные стремления внутри России ударяют в форму государственного правления России, но не несут в себе опасности подрыва этой державы Г 10 лава В . Ц . Х С ероисповедный вопрос еркви олм лавы Находясь в апреле 1915 года в Петрограде, военный генерал- губернатор Галиции граф Г.А. Бобринский в беседе с корреспондентом газеты “Русское Слово” говоря о задачах управления в Галичине, высказался и о вероисповедном вопросе. «Я перехожу теперь к вероисповедному вопросу в Галичине. Что касается католического духовенства, то его отношение к нам вполне корректно, и вообще с католической церковью у нас никаких пререканий не возникает. Самым трудным является для нас так называемый униатский вопрос. Вопрос идет о переходе униатских прихожан в православие. Мы, собственно, даже избегаем говорить об обращении униатов в православие, так как многие униаты не признают существенной разницы между униатством и православием. Мы избегаем в этом вопросе какой бы то ни было принудительности. Если какой-либо приход выражает желание перейти в православие, то мы производим среди населения закрытую баллотировку на бумажках. Один крест означает православие, а два креста – униатство. Если таким образом 2/3 населения выскажутся за православие, то я посылаю в их приход православного священника, но при этом униатского священника мы не устраняем, и он служит вместе с православным священником. В Галичине кроме того, находится много пустующих приходов, из которых униатские священники ушли вместе с австрийскими властями. В такие приходы мы посылаем православных священников без баллотировки. Вероисповедный вопрос. Церкви. Холм Славы 199 Конечно, в этом щекотливом вопросе не обходится без некоторых резкостей с той или другой стороны, но постепенно нам удается занять надлежащее положение. Лично я все больше склоняюсь к той мысли, что униатская церковь не имеет будущности. Небольшая часть униатов перейдет в католичество, а основная масса, по моему мнению, перейдет в православие, – повторяю, без всякой принудительности с нашей стороны». Как признавал граф Г.А. Бобринский, некоторые сложности в отношениях с местным населением возникали в вопросе о переходе униатов в православие. Действительно, если в приход, из которого униатский священник ушел с австрийцами, присылали православного священника без выяснения готовности населения принять православие, это не всегда могло встретить одобрение прихожан. Согласно соответствующим инструкциям инициатива о проведении голосования по поводу перехода в православие должна была исходить только от самих прихожан. Однако отдельные чиновники на местах, проявляя чрезмерное усердие, по собственной инициативе организовывали эти голосования. Но когда о таких фактах становилось известно высшим властям, им приходилось сдерживать неуместное рвение низовых исполнителей. Это подтверждает, кстати, галицко-украинский деятель К. Левицкий, который приводит следующее распоряжение черновицкого губернатора (текст приводится в том виде, как он подан в книге К. Левицкого): «Черновецкий губернатор. Января, 5 дня 1915 г. № 62. г. Черновцы. Городенковского Уезда. Предлагаю объявить помощнику Начальника Уезда Ермолину, что при исполнении распоряжений моих следует их читать внимательно, а не действовать спешно, не вникнув в суть дела. В циркуляре от 6 декабря за № 561, в п.2 ясно указано на то, что все распоряжения гражданской власти производятся при условии, что крестьяне сами просят о присылке православного священника и нигде нет даже намека на то, чтобы следовало опрашивать униатские приходы о желании их перейти в Православие. Засим обращаю внимание, что, благодаря распоряжениям Ермолина, были везде собираемы сходы без надле- Г 11 лава О рганизация народного образования Начавшаяся война не дала возможности приступить к занятиям в учебных заведениях Галиции. Когда фронт отодвинулся от Львова, и жизнь в городе постепенно стала входить в нормальную колею, в обществе возник вопрос, как быть с детьми школьного возраста, лишенными возможности учиться. С целью организации учебного дела в Галиции была учреждена в ноябре 1914 года дирекция народных училищ. Ее директором до окончания войны был назначен Б.В. Плесский, директор народных училищ Киевской губернии. На директора народных училищ и непосредственно ему подчиненных инспекторов возлагалась задача осуществления надзора за средними и низшими учебными заведениями и руководство их учебной частью. Дирекция народных училищ находилась под высшим руководством военного генерал-губернатора, который издавал необходимые распоряжения и инструкции, касающиеся постановки учебного дела в Галиции; губернатору же принадлежало общее наблюдение за ходом и направлением обучения в губернии. Дирекция народных училищ разместилась вначале в здании бывшего наместничества (вход с улицы Кармелитской), а с 14 (27) февраля 1915 года была переведена в здание бывшего Венского банка, на площади Смольки, № 5. Высшие учебные заведения в Галиции состояли под непосредственным надзором военного генерал-губернатора. До окончания войны университет и Политехника были закрыты; многие профессора и студенты еще до занятия Львова русскими войска- Организация народного образования 211 ми покинули город. Несмотря на закрытие этих учебных заведений, студентам, окончившим полный курс, но не сдавшим еще окончательных экзаменов, русской администрацией было разрешено приступить к сдаче экзаменов, для проведения которых во Львове осталось достаточное число профессоров. Рассматривался вопрос о возможном переводе в будущем львовского польского университета в Варшаву, а варшавского русского университета во Львов. В декабре 1914 года военный генерал-губернатор Галиции издал следующее объявление: «Объявление от военного генерал-губернатора Галиции. Объявляю для сведения жителей, что я признал возможным разрешить открытие частных учебных заведений в Галиции и Буковине с 1 (14) января 1915 года при условии соблюдения следующих правил: 1. Лица, желающие открыть учебные заведения, должны войти ко мне с соответствующим ходатайством и получить особое разрешение на открытие училищ. К ходатайству должен быть приложен список преподавательского персонала. 2. Всякое изменение в составе преподавательского персонала может происходить только с моего ведома и разрешения. 3. По требованию моему или лиц, действующих по моему уполномочию, преподаватели должны быть устраняемы содержателями училищ от исполнения их обязанностей. 4. По требованию моему или лиц, действующих по моему уполномочию, должны быть изъемлемы из употребления в учебном заведении учебные руководства, книги для чтения и другие учебные пособия. 5. Преподаванию общерусского литературного языка в учебном заведении должно быть посвящаемо не менее 5-ти часов в неделю в каждом классе. 6. История, география, польский язык и история польской словесности могут быть преподаваемы лишь по учебникам, допущенным учебным ведомством в Российской Империи или допущенным по особому разрешению мною или лицами, действующими по моему уполномочию. 7. Закон Божий должен преподаваться законоучителями тех же вероисповеданий, к которым принадлежат учащиеся. Г 12 лава К . Т . М . П ино еатр узеи ресса Когда за несколько лет до войны п. Кухар первым начал демонстрировать во Львове кинофильмы, публика вначале довольно прохладно встретила новый вид зрелищ, но затем постепенно меняла в лучшую сторону свое отношение к кинематографу, который за небольшие деньги предоставлял возможность хорошего развлечения. Когда же во Львове появился новый, специально для показа фильмов построенный кинотеатр “Sans-rival”, попросту называемый “Кино Коперник”, потому что находился в доме на улице Коперника, № 9, где стали показывать экранизации известных литературных произведений, а также научно-популярные фильмы о природе, о жизни животных, кинематограф начал приобретать все большее число сторонников во Львове. В период пребывания города под русской властью львовские кинотеатры работали почти все. Лучшим среди них считался “Аполло”, который находился в роскошном концертном зале Музыкального общества на ул. Хоронщизны, 7. Действовали также “Гелиос” на пл. Мариинской, 10; “Коперник” на ул. Коперника, 9; “Люкс” в Пассаже Миколяша; “Корсо” на пл. Академической, 5; “Фаун”, на ул. Карла Людвига, 5; “Belle-vue” на ул. Карла Люд вига, 27. Фильмы в них шли как художественные, различных жанров, так и документальные. Вот, к примеру, каким был репертуар львовских кинотеатров в апреле–мае 1915 года. 226 Глава 12 В кинотеатре “Аполло” в середине мая большим успехом пользовалась сенсационная драма “Среди огня”, представляющая гибель атлантического парохода. В программе сверх того предлагались несколько красивых снимков с природы и две блестящие юморески. А через две недели “Аполло” представлял новую программу, в которую входили драма в 3-х действиях из тюремной жизни “Черная банда” и завоевавшая везде внимание 6-актная драма “Фантомас”. “Гелиос” предлагал веселую программу: комедию в 2-х актах “Королевство за брюки”, юмореску “Как Зюзя стала Зузанной”, и современную сатиру “Балканская карикатура”, а также документальный фильм “Крупнейшие пожары последнего времени в Москве, Генуе, Париже и Нью-Йорке, и современные средства борьбы с ними”. Во второй половине мая “Гелиос” рекламировал “кинематографический шедевр” в 7 больших частях “Дети капитана Гранта”: «Несравненное изображение бури с молниями, землетрясения в Кордильерах, борьбы со стадом буйволов и дикими маорийцами, и т.д. Монополия Гелиоса, что означает, что эту картину нельзя будет увидеть ни в одном другом кинотеатре». В кинотеатре “Коперник” в апреле демонстрировались: драма “Час расплаты”, трагедия “Мощь и упадок”, комедии “Или так, или нет” и “У Морица болят зубы”, а также раскрашенные съемки с натуры “По Франции”. В кинотеатре “Люкс” в то же время шли: криминальная драма “Фантомас, главарь бандитов”, фарс “Любительница животных”, юмореска “Полидор становится жертвой своей невоздержанности”, и съемки с натуры “Над озером Val d’Ossolo”. В кинотеатре “Корсо” сеансы начинались в 3 часа дня и продолжались до 11 часов вечера. Плата за вход для солдат составляла 10 копеек. В апреле кинотеатр предлагал ежедневно концерт салонного оркестра, а в репертуаре: драмы “Пара бедных богачей” и “Совесть борется”, комедию “Ночь соломенного вдовца”, фарсы: “Мюллер героем”, “Мориц Принц и злобная квартирантка”, а также съемки с натуры “В краю негров”. Кинотеатр “Belle-vue”, зал которого рекламировался как самый красивый во Львове, обширный, с превосходной вентиля- Г 13 лава З . К . апрет алкоголя афе и рестораны П ротив разврата Склонность к злоупотреблению спиртными напитками была присуща жителям Галиции с давних времен. В изданной во Львове в 1902 году книге “Исторiя Прикарпатѣ Руси нов йшихъ временъ” говорилось, что вскоре после перехода в 1772 году Червонной Руси под власть Австрии немецкие писатели представляли тогдашнего галицко-русского селянина следующим образом: «Он есть темный и бедный, как редко какой человек на свете. [...] По причине сурового климата и нужды он привык к пьянству, и заливается водкой, которую ранее силой навязывали ему шляхтич и жид. В воскресенье и всякий праздник бывает в Червонной Руси по селам много пьяных и случаются частые драки, которые судит потом суд. [...] Вся причина того зла в недостатке просвещения и в нужде». Когда после отмены панщины в 1848 году, с 15 мая стала выходить первая газета галицких русинов “Зоря Галицка”, то в сентябре 1848 года в № 19 этой газеты была опубликована заметка под заголовком “Пересторога”. В ней говорилось: «Доходят до нас вести, что есть такие люди, которые освобождение от панщины во зло употребляют; вот например: что сидят днями целыми в корчмах и напиваются, и пренебрегают хозяйством и заработком. И также слышно, что появляются частые кражи. За такие большие грехи будет Бог тяжко карать». Далее следовал призыв к “добрым людям” возвысить 236 Глава 13 свой голос и при каждом случае говорить далее, и говорить сильно, чтобы опомнились те, «которые ничего иного на свете не хотят знать и делать, как только пить, упиваться и красть». Затем было сказано, что наверно снова теперь начнут села гореть, как то обычно осенью бывает, когда начинают собранные дары Божьи пропивать, и хаты в беспорядке оставлять; да и весной, пропив труд свой, будут нарекать на тяжелое время до нового урожая. Завершалась заметка призывом: «Остерегайтесь же, и говорите смело правду, чтобы раз навсегда то несчастное пьянство исчезло среди народа руского, уже и так осуждаемого за пьянство!» Пропаганда трезвого образа жизни занимала важное место в деятельности основанного в 1874 году народно-просветительного Общества им. М. Качковского. В селах, жители которых давали обет трезвости, устанавливали так называемые “кресты тверезости”. Такие кресты, отлитые из чугуна, имели надпись славянским шрифтом: “Въ память святой тверезости г. 1874. Господи оружiе на дiавола крестъ твой далъ еси намъ”. Но в борьбе с зеленым змием в конечном итоге победу, как правило, одерживал змий. В 1900 году во Львове была издана книга “Stan ekonomiczny Galicyi. Cyfry i fakta”. Ее автор Вильгельм Фельдман, приведя данные, свидетельствующие о том, что бедная часть населения стала «Зато растет питаться хуже, чем двадцать лет назад, указывал: потребление спирта и пива, так как алкоголизм всегда и везде сопровождает нищету. Растет потребление водки, несмотря на то, что десять лет назад цена этого продукта – в результате огромного повышения водочного налога – чрезвычайно повысилась». Получалось, что на мясо и сахар население Галиции денег не имело, а на водку тратило все больше. «Ничего удивительного, – продолжал В. Фельдман, – спирт должен слишком часто заменять галицийскому пролетарию топливо, мясо, даже хлеб». Описывая ситуацию с пьянством во Львове в предвоенные «Говоря без обиняков, Львов в свои годы, С. Россовский отмечал: лучшие времена пил как на умор». Все усилия движения трезвости приобщить население к трезвому образу жизни оставались безрезультатными. На трезвенников смотрели как на сумасшедших (варьятов). Да и большинство Г 14 лава П олицейская хроника Преступные элементы, имеющиеся в каждом обществе, готовы воспользоваться любой ситуацией, которая дает им возможность поживиться. И война не является здесь исключением. После начала войны многие жители Львова, преимущественно евреи, стали покидать город, стремясь уехать подальше от приближающегося фронта. А поскольку уезжали люди более или менее зажиточные, то в оставленных ими квартирах всегда можно было найти достаточно вещей, привлекательных для грабителей. И еще в августе, когда Львов находился под властью австрийцев, в городе стали отмечаться случаи взлома оставленных жильцами квартир и похищения находившегося там имущества. Так, 10 августа в заметке “Рай для воров” газета “Dziennik Pols ki” сообщала: «Вчера пополудни воры вломились в квартиру адвоката д-ра Гешелеса на улице Костюшко и ограбили ее полностью. Хозяин принадлежит к тем “отсутствующим”, которые чувствуют себя безопаснее над голубым Дунаем, и об этом видимо воры были проинформированы, потому что после работы спокойно подкрепились найденным вином». Когда же австрийские власти, войска и полиция покинули Львов, брошенный таким образом на произвол судьбы, в ночь со 2 на 3 сентября в город ринулись банды грабителей из предместий. Они принялись грабить вокзал, где на перронах оставались кучи чемоданов, мешков и разных вещей, которые бросили беженцы, стремившиеся забраться в переполненные вагоны отхо- 250 Глава 14 дивших на запад поездов. Разграбили также обстановку самого вокзала. Еще в октябре владелец фабрики ковров пытался отыскать изделие своей фабрики, похищенное из ресторана на главном вокзале: «Просьба к публике. Во время, когда после отступления австрийского войска толпы грабили Главный Вокзал, был украден из ресторана II класса ковер, художественной работы, представляющий гураля на фоне гор (“Сабала под Гивонтом”). Ковер был 3,5 м длиной и 2 м шириной. Если кто-то знает что- либо об этом ковре, милостиво прошу сообщить о нем владельцу фабрики ковров “Гивонт”, ул. Ожешко, № 5». Грабили также оставленные австрийцами учреждения и квартиры уехавших жителей. Была угроза, что будь у грабителей больше времени, они взялись бы и за квартиры жителей, оставшихся в городе. Но вступление во Львов русских войск, и решительные меры, принятые военным губернатором С. Шереметевым, охладили пыл грабителей. Правда, не имея возможности грабить массово, воры, тем не менее, продолжали наведываться в отдельные квартиры. А так как поставить охрану к каждой оставленной жильцами квартире было невозможно, то полицейские хроники в то время чаще, чем когда-либо прежде, отмечали случаи взлома квартир. Украденные вещи, которые не представляли интереса для самих грабителей, они по дешевке продавали желающим их приобрести, в частности крестьянам из окрестных сел. В сентябре был задержан Гринько Болшовский, крестьянин из Глуховиц, который вез целую фуру мебели и различных предметов. На вопрос, откуда он взял такую красивую мебель, а были там и салонные кресла, Гринько ответил, что “подарила ему какая-то пани”. Несмотря на столь ясное объяснение, Гринько был взят под арест. Иногда наводчиками, а то и непосредственными похитителями являлись дворники домов, хорошо осведомленные о том, какие именно квартиры оставлены без надзора. К примеру, в декабре было ограблено жилище Антонины Арвай, проживавшей на улице Пулаского, № 8. Инспектор полиции Терлецкий установил, что кражу совершил дворник этого дома Петр Лесюк. При обыске его жилища было обнаружено большое количество вещей Арвай. Дворник был арестован. Г 15 лава Б удни и праздники Начало войны, а затем вступление во Львов русских войск с неизбежностью повлекли за собой перемены в привычной жизни города. Так, было предписано, чтобы ворота и входные двери домов были безусловно закрыты в 8 часов вечера, однако лестничные клетки должны были освещаться до 10 часов вечера. Находиться на улицах после 8 часов вечера можно было только при наличии специального пропуска. Поэтому жители Львова к обозначенному времени были вынуждены собираться у домашнего очага. Правда, требование закрывать ворота и входные двери домов в 8 часов вечера действовало только вначале. Далее этот срок передвигался на 9, затем на 10, потом на 11 часов вечера. Неожиданностью стало для львовян и введение петроградского времени. Однако жители Львова не собирались вставать на час раньше, продолжая, как и прежде, пробуждаться ото сна в привычное для них время, так что в утренние часы улицы города были пустынными. Только к полудню движение на улицах оживлялось. На бульварах появлялись хорошо одетые красивые дамы с элегантными мужчинами в гражданской одежде, или с русскими офицерами. В то же время оживлялись и боковые улицы, в особенности, ведущие к дешевым столовым, ведь близилась пора обеда. Эта публика мало уделяла внимания внешнему лоску и презентабельности. Будни и праздники 257 С наступлением сумерек улицы опять пустели, а в темноте было трудно даже различить их очертания, потому что из соображений экономии в 9 часов вечера гасли все фонари, за исключением угловых. Еще раз оживлялись улицы около 10 часов вечера. Это возвращались домой посетители кафе и ресторанов, также публика из театра в Городском казино, а также из театра “Casino de Paris”, чтобы успеть к дверям своих домов до наступления часа действия пропусков. Трамваи курсировали до 9 часов вечера. Однако нередко военные использовали трамваи для перевозки раненых на протяжении всей ночи. Проезд в трамвае стоил: в первом классе 20 геллеров или 6 копеек, во втором классе – 10 геллеров или 3 копейки. Распоряжением градоначальника Эйхе в сентябре было запрещено из санитарных соображений питье воды из уличных, публичных, а также из частных колодцев. Уже в сентябре во Львове стали появляться русские вывески. Как тогда отмечалось: «В недавно еще “польском” Львове являлось большой редкостью встретить над купеческой лавкой русскую вывеску. Теперь же их появляется во Львове все большее и большее количество. Все парикмахерские вывесили над своими “салонами” надписи “Центральная парикмахерская”. Таким образом во Львове все парикмахерские являются централь ными». А в феврале власти распорядились, чтобы на всех улицах Львова, кроме таблиц с названиями улиц на польском языке, были прикреплены также таблицы с русскими названиями. 25 февраля (10 марта) начали на углах улиц прибивать таблицы с русскими названиями. Переводы на русский язык различных объявлений и рекламных плакатов, которые публиковались во Львове, нередко перепечатывались русской прессой как курьезы для потехи своих читателей. Так, прославилось объявление одного из кинотеатров, где название фильма “Wszystko za koronę” (“Все за корону”), представляющего судьбу честолюбивой девушки, которая, чтобы добиться княжеской короны, выходит замуж за старого князя, было переведено как “Все за 30 копеек” (австрийская денежная единица крона, по-польски – korona, равнялась по курсу 30 копейкам). Также было обращено внимание на следующий образец перево- Г 16 лава В П зятие еремышля После победного завершения сражения на Гродекских позициях русские войска продолжили наступление на запад. К югу от линии Львов, Гродек, Перемышль наступала 8-я армия генерала А.А. Брусилова, а севернее этой линии – 3-я армия, командующим которой был назначен генерал Р.Д.Радко-Дмитриев. (Генерал Рузский был назначен командующим Северо-Западным фронтом вместо генерала Жилинского, смещенного после катастрофы, постигшей 2-ю армию этого фронта.) 4 (17) сентября 1914 года наступающие русские войска осадили австрийскую крепость Перемышль. Первые укрепления Перемышля были возведены в 1853–1856 годах. Затем крепость несколько раз перестраивалась, и к 1914 году Перемышль был превращен в крупнейшую первоклассную крепость. Главная внутренняя линия обороны длиной около 15 километров, охватывала на правом берегу Сана город Перемышль, на левом – предместья и часть чистого поля. Главная внешняя оборонная линия имела 42 километра длины с радиусом 7 км. Более половины фортов Перемышля были оборудованы броневыми башнями. На вооружении крепости находилось свыше 1 тысячи орудий. Крепость имела прекрасно развитую сеть шоссированных путей и располагала переносной крепостной железной дорогой. Гарнизон Перемышля состоял нормально из 40 тысяч человек. Комендантом крепости являлся генерал Герман Рудольф Кусманек, чех по происхождению. Взятие Перемышл я 285 По замыслам австро-венгерского генерального штаба Перемышльская крепость должна была служить непреодолимой преградой на пути движения русских армий во внутренние области империи Габсбургов и в то же время – опорой и осью для наступательного маневрирования австрийских армий. Осада Перемышля была поручена новому командующему 3-й армией генералу Радко-Дмитриеву. Генерал Брусилов полагал, что Радко-Дмитриев проявит присущие ему боевые качества и попробует взять Перемышль сразу, что существенно улучшило бы положение русских войск, и позволило бы двигаться дальше, не оставляя за собой неприятельской крепости и осадной армии. После ряда поражений и громадных потерь австрийская армия была настолько потрясена, а Перемышль был настолько мало подготовлен к осаде, гарнизон же крепости, состоявший из части разбитых войск, был настолько расстроен, что, по глубокому убеждению А. Брусилова, была возможность в половине сентября взять эту крепость штурмом при небольшой артиллерийской подготовке. Но время проходило, а никаких действий по захвату Перемышля не предпринималось. Во второй половине сентября было объявлено о формировании 11-й армии, целью которой была осада Перемышля, и в состав которой должны были войти несколько второочередных дивизий и бригад ополчения. Командующим армией был назначен генерал А.Н. Селиванов. Командовать осадой Перемышля до прибытия генерала Селиванова был назначен командир 9-го корпуса 3-й армии генерал Д.Г. Щербачев. Генерал Щербачев полагал, что Перемышль и теперь, по прошествии трех недель, можно легко взять штурмом. Однако время для легкого взятия крепости уже прошло. Сложность штурма Перемышля заключалась в том, что неприятельская армия, отошедшая на запад и находившаяся в трех-четырех переходах от Перемышля, успела уже оправиться и пополниться, и, следовательно, была готова перейти в наступление, чтобы помочь гарнизону Перемышля и не допустить падения крепости. Тем не менее, выгоды от взятия Перемышля были настолько велики, что русское командование решило предпринять штурм. В ночь на 24 сентября (7 октября) начался штурм Перемышля. Два форта восточной, так называемой Седлисской группы, были взяты войсками 19-й пехотной дивизии. Г 17 лава И Н II Г мператор иколай в алиции Весной 1915 года после взятия русскими войсками австрийской крепости Перемышль государь император Николай II изъявил желание посетить Галицию и встретиться со своими войсками. Ранним утром 9 (22) апреля 1915 года по Львову было раскле ено объявление, текст которого публиковали также все газеты: «От Военного Генерал-Губернатора Галиции. Его Императорское Величество Государь Император про ездом в действующую армию осчастливит сегодня 9-го апреля Своим посещением город Львов. Призываю население города Львова к соблюдению порядка по пути высочайшего следования и к подчинению всем требованиям полиции. Военный Генерал-Губернатор Галиции Генерал-Лейтенант Граф Бобринский». Город мгновенно оживился. От дома к дому ходили полицейские и велели дворникам вывешивать флаги, подметать и поливать улицы. Когда часы на башне ратуши пробили 8, работа уже кипела вовсю. В связи с приездом государя пристав средместья Львова Лазовский потребовал от Т. Рутовского, чтобы тот велел снять австрийского орла, укрепленного на верхушке башни ратуши. Т. Рутовский объяснил, что шест с орлом имеет высоту 16 метров, и для того, чтобы снять орла, пришлось бы сооружать строительные леса. Тогда пристав распорядился накрыть орла мешко в иной. 308 Глава 17 Львов украсился трехцветными русскими флагами. По улицам спешили офицеры и чиновники в парадных мундирах, стремительно проносились автомобили. Из окрестных сел потянулись в город толпы народа. Тем временем поезда “чрезвычайной важности” – императорский и свитский – через Сарны, Здолбунов шли к галицийской границе. В 10 часов утра императорский поезд остановился на станции Броды, куда также прибыл верховный главнокомандующий великий князь Николай Николаевич со своим штабом. На станции государя встречал помощник военного генерал-губернатора Галиции генерал-майор Половцев. Государь принял доклад от штаба верховного главнокомандующего о положении на фронтах. Затем в императорском поезде состоялся завтрак, после чего государь и сопровождающие его лица заняли места в автомобилях. Около часа дня, проехав по улицам Бродов, вдоль которых стояли ополченцы, длинная вереница автомобилей помчалась по пыльному шоссе в направлении на Золочев. Дорога пролегала по красивой, слегка холмистой местности, ярко сияло солнце, в полях шли весенние работы. Львовский корреспондент Петроградского телеграфного аген т ства так сообщал о встрече государя императора в Золочеве: «Восторженную встречу Государя Императора устроило вчера галицко-русское крестьянство в г. Золочеве во время следования Государя Императора из Бродов во Львов. В Золочеве явилось несколько тысяч крестьян золочевского и соседних уездов, все в праздничных нарядах, многие со знаменами. Кликам “ура” не было конца». Проехав Золочев, колонна автомобилей повернула ко Львову. По сторонам дороги здесь встречались русские и австрийские братские могилы, которые безмолвно свидетельствовали о кровопролитных сражениях августа 1914 года. У деревни Княже император, верховный главнокомандующий и вся свита вышли из автомобилей, и государь выслушал доклад о проходивших в этой местности боях. Император осматривал могилы павших русских воинов, снимал фуражку и осенял себя крестом. В пятом часу дня при въезде во Львов у Лычаковской рогатки встретил государя военный генерал-губернатор Галиции граф Г.А. Бобринский. Вдоль улиц, по которым должен был проезжать император – по Лычаковской, через центр города – выстроились Г 18 лава О . С Л тступление русских войск дача ьвова В ходе кампании 1914 года на западе образовался сплошной фронт от швейцарской границы до побережья Ла-Манша. Войска зарылись в землю, перед линиями окопов были выставлены в несколько рядов заграждения из колючей проволоки. Поскольку силы противников оказались примерно равными, создалась ситуация, при которой каждая из воюющих сторон могла удерживать свою оборонительную линию, но не могла преодолеть линию обороны противника. Боевые действия приняли позиционный характер. Затяжная война была крайне невыгодной для Германии, и необходимо было найти выход из позиционного тупика. Поэтому, планируя кампанию 1915 года, германское командование решило, ограничиваясь на Западном фронте активной обороной, основные усилия перенести на восток, где еще сохранялась возможность для ведения маневренной войны, и где не было надобности начинать боевые действия с прорыва позиционной обороны. Задача заключалась в том, чтобы в результате совместного наступления германских и австро-венгерских войск нанести сокрушительный удар по русской армии, разбить ее, и принудить Россию к выходу из войны. Затем, перебросив войска на запад, создать там перевес своих сил, и разбить французские и английские войска, действующие на Западном фронте. 324 Глава 18 Август фон Макензен Эдуард фон Бём-Эрмолли Э пилог В то время, когда на восточных окраинах Львова еще гремели выстрелы, и жители в окрестностях Лычакова прятались в своих жилищах, опасаясь перестрелок казаков с передовыми австрийскими патрулями, жители средместья, а также улиц Гродецкой и Яновской, без всякого опасения вышли на улицы, ожидая вступления во Львов австрийских войск. Согласно приказу командира австрийского авангарда, на разведку в город первый австрийский патруль въехал в 10 часов 30 минут 22 июня. Возглавлял этот патруль Эдвард Лашиц, кадет 3-го уланского полка ландвера. Около 1 часа дня со стороны рогаток Зеленой, Стрыйской, Гродецкой и Яновской начали входить в город небольшие отряды австрийской кавалерии. Затем подошла пехота и артиллерия. Одним из первых пехотных полков, которые вошли во Львов, был 1-й полк 13-й, венской, дивизии ландвера. Собравшаяся на улицах публика восторженно приветствовала вступавшие австрийские войска. В порыве патриотических чувств толпа разгромила помещения, в которых до эвакуации размещались редакции газет “Прикарпатская Русь” и “Słowo Polskie”. Еще с вступлением первых патрулей в город, на башне ратуши были вывешены государственные австрийские флаги и флаги города. Также флаги были вывешены на всех административных зданиях. В 12 часов 30 минут собрался на свое заседание городской Совет. Во второй половине дня стрелки на часах ратуши были переведены, и возвращено прежнее, средне-европейское время. Комендантом города Львова был назначен генерал-майор Франц Римль, который перед войной был начальником штаба 342 Л . Соколов. Львов под русской властью 1914 – 1915 гг. После русской эвакуации Львова. Уланы отступают в полном порядке Вступление австрийских войск во Львов 22 июня 1915 г. П риложение Названия упомянутых в тексте улиц и площадей Львова в 1914–1915 гг., и их современные (1999 г.) названия 1914–1915 гг. 1999 г. Akademicka пр. Шевченка Академическая пл. Академическая plac Akademicki пр. Шевченка (часть) св. Анны św.Anny Леонтовича М. św.Antoniego Заньковецької М. св. Антония Батория Batorego Князя Романа пл. Бема plac Bema пл. Кн. Святослава plac Bernardyński пл. Соборна пл. Бернардинская Бляхарская Blacharska Федорова І. Валовая Wałowa Валова Wesoła Весела Веселая Weteranów Ветеранів Ветеранов Вроновских Wronowskich Колесси Ф. plac Halicki пл. Галицька пл. Галицкая пр. Свободи (четная Гетманская Hetmańska сторона) Гловинского Głowińskiego Чернігівська plac Gołuchowskich пл. Торгова пл. Голуховских Городоцька (часть Городецкая Gródecka улицы от ул. Шевченко (Гродецкая) до границы города) plac św. Ducha пл. Iв. Пiдкови пл. св. Духа Жолковская Żółkiewska Хмельницького Б. (Жолкевская) Жрудляная Źródlana Джерельна Zamarstynowska Замарстинівська Замарстыновская пл. Збожовая plac Zbożowy пл. Зернова Здоровья Zdrowie Здоров’я Zielona Зелена Зеленая Франка І. (часть улицы Зыбликевича Zyblikiewicza между ул. Зеленой и ул. Зарицких) Приложение 1914–1915 гг. Kazimierzowska Казимировская пл. Капитульная plac Kapitulny Karola Ludwika Карла Людвига Кармелитская Karmelicka Клепаровская Kleparowska Kopernika Коперника Кордецкого Kordeckiego Королевы Ядвиги Królowej Jadwigi Kościuszki Костюшко Кохановского Kochanowskiego Краковская Krakowska plac Krakowski пл. Краковская Красицких Krasickich Крулевская Królewska Kulparkowska Кульпарковская Курковая Kurkowa Леона Сапеги Leona Sapiehy 29 Listopada 29 Листопада Лычаковская Łyczakowska пл. Мариинская plac Mariacki (Мариацкая) Mickiewicza Мицкевича Мохнацкого Mochnackiego Набеляка Nabielaka Na Błonie На Блоне св. Николая św. Mikołaja Ожешко Orzeszkowej Piekarska Пекарская Подвальная Podwale Польная Polna Potockiego Потоцкого Пулаского Pułaskiego Раппапорта Rappaporta 369 1999 г. Городоцька (часть улицы от пл. Торговой до ул. Шевченко) пл. Катедральна пр. Свободи (нечетная сторона) Просвіти Клепарівська Коперніка Степанівни О. Марка Вовчка Костюшка Т. Левицького К. Краківська пл. Ярослава Осмомисла Огієнка І. Сліпого Й. Кульпарківська Лисенка М. Бандери С. Коновальця Є. Личаківська пл. Міцкевича А. Листопадового Чину Драгоманова М. Котляревського І. Залізнична Грушевського М. Ожешко Е. Пекарська Підвальна Тургенєва ген. Чупринки Паркова Раппапорта Я.