Пожалуйста, введите доступный Вам адрес электронной почты. По окончании процесса покупки Вам будет выслано письмо со ссылкой на книгу.

Выберите способ оплаты
Некоторые из выбранных Вами книг были заказаны ранее. Вы уверены, что хотите купить их повторно?
Некоторые из выбранных Вами книг были заказаны ранее. Вы можете просмотреть ваш предыдущий заказ после авторизации на сайте или оформить новый заказ.
В Вашу корзину были добавлены книги, не предназначенные для продажи или уже купленные Вами. Эти книги были удалены из заказа. Вы можете просмотреть отредактированный заказ или продолжить покупку.

Список удаленных книг:

В Вашу корзину были добавлены книги, не предназначенные для продажи или уже купленные Вами. Эти книги были удалены из заказа. Вы можете авторизоваться на сайте и просмотреть список доступных книг или продолжить покупку

Список удаленных книг:

Купить Редактировать корзину Логин
Поиск
Расширенный поиск Простой поиск
«+» - книги обязательно содержат данное слово (например, +Пушкин - все книги о Пушкине).
«-» - исключает книги, содержащие данное слово (например, -Лермонтов - в книгах нет упоминания Лермонтова).
«&&» - книги обязательно содержат оба слова (например, Пушкин && Лермонтов - в каждой книге упоминается и Пушкин, и Лермонтов).
«OR» - любое из слов (или оба) должны присутствовать в книге (например, Пушкин OR Лермонтов - в книгах упоминается либо Пушкин, либо Лермонтов, либо оба).
«*» - поиск по части слова (например, Пушк* - показаны все книги, в которых есть слова, начинающиеся на «пушк»).
«""» - определяет точный порядок слов в результатах поиска (например, "Александр Пушкин" - показаны все книги с таким словосочетанием).
«~6» - число слов между словами запроса в результатах поиска не превышает указанного (например, "Пушкин Лермонтов"~6 - в книгах не более 6 слов между словами Пушкин и Лермонтов)
 
 
Страница

Страница недоступна для просмотра

OK Cancel
9 Andrzej Dybczak Gugara А Н Д Ж Е Й Д Ы Б Ч А К ГУГАРА Перевод с польского Юрия Чайникова C а н к т - П е т е р б у р г А Л Е Т Е Й Я 2 0 1 8 УДК 821.162.1 ББК 84(4Пол)6-4 Д 874 Книга издана при поддержке Польского культурного центра в Москве This publication has been supported by the ©POLAND Translation Program Дыбчак А. Д 874 Гугара / А. Дыбчак; пер. с польск. Ю. Чайникова. – СПб.: Алетейя, 2018. – 170 с. – (Польско-сибирская библиотека). ISBN 978-5-907115-33-0 Анджей Дыбчак – польский этнолог, путешественник, кинематографист, писатель. Неоднократно посещал Росийскую Федерацию. В 2004 году он оказался на севере Красноярского края, после чего написал книгу-репортаж «Гугара», рассказывающую о его встрече с миром эвенков, бывших социалистических оленеводов. Потом он вместе с Яцеком Нагловским снял документальный фильм с тем же названием. Фильм получил награды на многих фестивалях, а сама книга – престижную в Польше литературную премию Фонда им. Косцельских. «Гугара» – это литература неторопливого факта и репортаж о нескольких днях, проведенных на Севере накануне осени. УДК 821.162.1 ББК 84(4Пол)6-4 ISBN 978-5-907115-33-0 © © А. Дыбчак, 2018 © © Ю. Чайников, перевод на русск. язык, 2018 © © Издательство «Алетейя» (СПб.), 2018 9 785907 115330 Памяти всех тех, о ком эта книга и кого больше нет среди нас – Дмитрия, Максима, тёти Вали, Владимира Ильича и других. Без их тепла никогда бы не состоялась моя встреча с Читателем. И с благодарностью всем тем, кто, к счастью, с нами. Автор АНДЖЕЙ ДЫБЧАК ГУГАРА — Ты хоть знаешь, кто лучший в мире исполнитель? — спросил Дмитрий Николаевич, оторвал взгляд от очага и посмотрел на меня искоса. Остальные члены семьи удобно расположились в полумраке, лишь слегка разгоняемом всполохами тусклого пламени. — Ну и кто же? — Лучше всех — Тото Кутуньо, — заявил он. — Это точно… Тото — лучший, — поспешила подтвердить Татьяна, поглаживая кончик своей тоненькой косички. — Вроде что-то слышал. — Итальянец… — объявила она торжественно и аккуратно подложила щепку в огонь. На секунду сделалось светлее, котелок над огнем отбросил громадную тень на брезентовую стену чума, а из темноты сверкнули черные глазищи. — Султан, зараза, чего лезешь?! — крикнула Татьяна. — Пшел вон! Что за собака. А ты чего сидишь? Выгони его! Неровён час на меня бросится. Дмитрий что-то энергично несколько раз повторил, и мохнатая башка исчезла в щели под чумом. Послышалось рычание, которое наверняка не обошлось без демонстрации крупных желтых клыков. А что поделаешь: под конец лета даже собаки по вечерам мерзнут. Внутри чума не так уж и просторно: пространства, может, с комнатку в современном городском панельном доме. Воткнутые по кругу длинные жерди сходились высоко над нашими головами и торчали пучком из широкого отверстия, через которое шел дым. 7 Когда я впервые вошел в чум (дело было днем), внутри было светло, а пол, застеленный густыми ветками лиственницы, зеленел как свежесорванный салат. Хотелось лечь и не вставать. Мне тогда, чтобы пробраться к специальному гостевому месту, пришлось обойти очаг, пригибаясь под составленными в пирамиду деревянными шестами, поддерживавшими плотную грубую ткань. Собаки взапуски перебрехивались друг с другом. А мы сидели и делали два дела, прекратить которые выше человеческих сил: курили и смотрели, не отрывая взгляда, на огонь. Упершись подбородком в колено, Татьяна выпускала клубы дыма через дряблые губы. В своей черной вязаной шапочке и зеленом свитере она выглядела как домовой. Дмитрий, тоже весь в белых клубах табачного дыма, щурил глаза. По сравнению с их канскими «примами» мои «тройки» — суперлайт. Впрочем, у «примы», кроме крепости, были и другие положительные стороны. Цена — шесть рублей за пачку, вкус — специфический, да и остававшиеся бычки тоже шли в дело — на самокрутки. Вот и теперь, обжигая губы, докурили до последней возможности держать пальцами, погасили и поместили в уже до половины заполненную бычками бутылку из-под кетчупа. На черный день. — А что сделаешь, иногда сидим в тайге совсем без курева, — пояснила Татьяна. — Да… Жизнь… — добавил Дмитрий. — Когда колхоз был, сигареты привозили аж вертолетами. Человек мог покурить сигаретку до половины и бросить. Можешь себе такое представить? — Во житуха была… и по двенадцать чумов иногда на стойбище ставили. Весело было, — предалась воспоминаниям его жена. — Ну а перестройка пришла — всё и распалось. Пришел Горбачёв… — начал было Дмитрий. — Ты чего городишь? — возмутилась Татьяна — Какой еще Грачёв? — Горбачёв! — подсказал я. — Аа, этот, — дошло до нее. — Как будто нормально нельзя сказать, — добавила уже тише, себе под нос, и отвела взгляд. 8 Глуховата была, и иногда в разговоре с ней приходилось повышать голос. — Вот я и говорю, Горбачёв, — продолжал хозяин. — Ведь я правильно всё говорю, Андже? Разве нет? Потом был Ельцин. Только пьяница, говорят, был такой, что страх. — Дмитрий на минуту задумался. — Не то что Суворов. — Какой еще Суворов? — удивился я. — Суворов, — повторил он, — да только и он ничто по сравнению с Александром Македонским. — Факт. Дмитрий обернул ко мне свое посеченное морщинами сияющее лицо. — А самое важное, — подчеркнул он выразительным жестом пальца, — Македон одолел даже Спартака. Татьяна слегка отвлеклась, потеряла нить разговора, и теперь хлопотала по хозяйству, перебирая утварь. Всё делала не сходя с места. Кухонное пространство было на расстоянии вытянутой руки, с левой от входа стороны. А само хозяйство состояло из большого, обтянутого коричневым дерматином чемодана, помещавшем в себе и буфет, и шкафчики и ящички. Внутренняя сторона откинутой крышки была обклеена вырезками из цветных журналов. Среди них — портрет губернатора Эвенкийского Автономного округа, обелиск на озере Виви, обозначавший географический центр России, и пожелтевшие от времени рецепты из когда-то популярной «Хозяйки чума». — Андже, это хорошо, что ты приехал, при тебе он хоть разговорился, точно двадцатилетний. Просто приятно послушать, — сказала она, наполнила из канистры чайник водой и повесила его над огнем. Дмитрий отмахнулся. — Точно, точно. Вот уйдем в тайгу, и наступит молчание, двух слов от него за день не добьешься. Живи тут одна в лесу с таким бирюком. Всё это слушал ее муж, сокрушаясь и поддакивая. — Максима надо позвать, чай пить будем, — напомнил он. 9