Пожалуйста, введите доступный Вам адрес электронной почты. По окончании процесса покупки Вам будет выслано письмо со ссылкой на книгу.

Выберите способ оплаты
Некоторые из выбранных Вами книг были заказаны ранее. Вы уверены, что хотите купить их повторно?
Некоторые из выбранных Вами книг были заказаны ранее. Вы можете просмотреть ваш предыдущий заказ после авторизации на сайте или оформить новый заказ.
В Вашу корзину были добавлены книги, не предназначенные для продажи или уже купленные Вами. Эти книги были удалены из заказа. Вы можете просмотреть отредактированный заказ или продолжить покупку.

Список удаленных книг:

В Вашу корзину были добавлены книги, не предназначенные для продажи или уже купленные Вами. Эти книги были удалены из заказа. Вы можете авторизоваться на сайте и просмотреть список доступных книг или продолжить покупку

Список удаленных книг:

Купить Редактировать корзину Логин
Поиск
Расширенный поиск Простой поиск
«+» - книги обязательно содержат данное слово (например, +Пушкин - все книги о Пушкине).
«-» - исключает книги, содержащие данное слово (например, -Лермонтов - в книгах нет упоминания Лермонтова).
«&&» - книги обязательно содержат оба слова (например, Пушкин && Лермонтов - в каждой книге упоминается и Пушкин, и Лермонтов).
«OR» - любое из слов (или оба) должны присутствовать в книге (например, Пушкин OR Лермонтов - в книгах упоминается либо Пушкин, либо Лермонтов, либо оба).
«*» - поиск по части слова (например, Пушк* - показаны все книги, в которых есть слова, начинающиеся на «пушк»).
«""» - определяет точный порядок слов в результатах поиска (например, "Александр Пушкин" - показаны все книги с таким словосочетанием).
«~6» - число слов между словами запроса в результатах поиска не превышает указанного (например, "Пушкин Лермонтов"~6 - в книгах не более 6 слов между словами Пушкин и Лермонтов)
 
 
Страница

Страница недоступна для просмотра

OK Cancel
С Е Р И Я РУС С К И Й АФ О Н В серии «Русский Афон» издаются лучшие книги, написанные русскими писателями, паломниками и учеными об Афоне и русских людях на Святой Афонской Горе ВЫПУСК 7 С О С Т А В И Т Е Л И C Е Р И И К . В , М . Т , П . Т А Х А Л А Л А Й Р О И Ц К И Й Р ОССИЙСК А Я АКА ДЕМИЯ НАУК С -П А Н К Т Е Т Е Р Б У Р Г С К И Й И Н С Т И Т У Т И С ТО Р И И Л. А. ГЕРД РУССКИЙ АФОН 1878–1914 . ГГ Очерки церковно-политической истории М О С К В А « И Н Д Р И К » 2 010 УДК 94 (47) ББК 63.3 (2) 5 Г 37 Издание подготовлено в рамках гранта Российского гуманитарного научного фонда (проект № 09-01-00541А/Р) Издатели благодарят компанию ESPRO за помощь в издании книги Рецензенты: член-корр. РАН И. П. Медведев, д.и.н. В. И. Косик Л. А. Г . Р А 1878–1914 . О - ЕРД УССКИЙ ФОН ГГ ЧЕРКИ ЦЕРКОВНО . — М.: И , 2010. — 176 .; ПОЛИТИЧЕСКОЙ ИСТОРИИ Н Д РИК С . И Л ISBN 978-5-91674-103-2 Исследование посвящено церковно-политической стороне истории русского монашества на Св. Горе в период его наивысшего расцвета — в конце XIX — начале ХХ в. На основании архивных документов отечественных и зарубежных хранилищ автор восстанавливает некоторые малоизвестные страницы жизни русского Афона. ISBN 978-5-91674-103-2 © Издательство «Индрик», 2010 © Л. А. Герд, 2010 СОДЕРЖ АНИЕ Введение . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 7 Политическа я сит уа ция на Ба лка на х конца XIX — нача ла X X в. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 15 Русские на Афоне. Конец XIX в. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 21 Русский Афон гла за ми современников . . . . . . . . . . . . . . 27 Отношения с г река ми. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 31 Афон и Вселенска я патриарх ия. Патриарх Иоа ким III . . 44 Позиция российского МИДа . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 50 Под да нство русски х мона хов . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 54 Дело Ильинского скита . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 60 Дело г рузинской кел лии св. Иоа нна Богослова . . . . . . . 73 Кел лиотские дела. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 84 Р усский Афон. Нача ло X X в. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 103 За предела ми Св. Горы. Афонские мона х и в Деча нском монастыре . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 107 За предела ми Афона. Русские мона х и в Сирии . . . . . . . 113 Русские кел лиоты в Х Х в. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 115 5 СОДЕРЖ АНИЕ Русский Афон в годы Ба лка нски х войн (1912–1913 гг.) . 129 Имясла вцы на Афоне . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .139 После Ба лка нски х войн. Миссия Б. С. Серафимова . . . 144 За к лючение . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .159 При ложение Ф. И. Успенский. Русские интересы на Афоне . . . . . . . 161 Источники . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 170 Литерат у ра . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 172 Список сокра щений . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 175 6 СОДЕРЖ АНИЕ ВВЕДЕНИЕ С вятая Гора Афон, уникальное монашеское государство, расположенное в восточной части полуострова Халкидики, по своему значению для православного мира может сравниться со святыми местами Палестины. Будучи неотъемлемой частью греческой церковной и культурной жизни, Афон в то же время принадлежит всему восточному христианству: начиная с X–XI веков там существовали монастыри грузин, русских, сербов, болгар, румын. Св. Гора представляла собой, с одной стороны, идеальный образ единения христианских народов, а с другой стороны, являлась моделью реального земного мира восточноевропейских государств, в которой, как в зеркале, отражались все противоречия политической жизни этих народов. Полная история Афона, несмотря на пристальное внимание к нему со стороны историков, искусствоведов и богословов, до сих пор не написана; подчас возникают сомнения, может ли она быть написана вообще. Ведь любая история основывается на письменных и материальных памятниках, а дошедшие до нас источники по истории учреждения, целью которого изначально была жизнь невидимая, духовная, — неизбежно оказываются односторонними и не могут отразить эту жизнь во всей ее полноте и сути. Поэтому вполне закономерно, что исследователи описывают внешнюю сторону истории — занимаются историей искусства Афона, историей экономической жизни монастырей, составляют жизнеописания подвижников. Как центр православного мира, Св. Гора была важнейшей церковно-политической единицей Восточного Средиземноморья и стоя7 ла на пересечении интересов великих держав (в первую очередь Рос- сии) и балканских государств. Поэтому политическая история Афона, приобретшая во второй половине XIX в. ярко выраженный национальный характер, имеет большое значение для истории Балкан и Ближнего Востока в целом. В русской политике Афон занимал особое место: почти пятитысячное русское монашество Св. Горы служило опорой для укрепления авторитета России на Востоке и элементом церковного рычага воздействия на политику в восточном вопросе. Изучение церковно-политической жизни Афона и его роли в политике конца XIX — начала ХХ в. можно считать только начатым. Немногие научные работы, посвященные этой теме, не свободны от националистических пристрастий — будь то греческих или русских — и, кроме того, они в очень малой степени учитывают тот богатый архивный материал, который дает возможность проследить внешнюю историю Афона в данный период. Задача настоящего исследования — представить на основании дипломатических и других архивных документов некоторые наиболее яркие страницы церковно-политической истории русского Афона в период его наивысшего расцвета, в годы между русско-турецкой и Первой мировой войнами (1878–1914). *** Св. Гора Афон издревле была местом подвига монахов из всех стран восточно-христианского мира. Отшельники жили на Афонском полуострове еще с VIII в.; в то время там подвизался преподобный Петр Афонский. С IX в. известны монашеские поселения, в 963 г. преподобным Афанасием был основан монастырь Великая Лавра, и вскоре после этого на Афоне стали селиться люди из всех православных стран. Внутренняя жизнь афонских монастырей определялась уставами, древнейший из которых (так называемый «Трагос») был издан императором Иоанном Цимисхием в 972 г. В течение всего византийского периода Афон находился под особым покровительством императоров: многие монастыри назывались «царскими» и пользовались особыми привилегиями; неоднократно в документах подчеркивалась независимость афонских монастырей от всякой светской власти. Щедрые пожертвования из император8 ского дома и от знатных вельмож давали возможность строить величественные храмы, украшенные фресками, а также мощные оборонительные сооружения и хозяйственные строения. В XIV в., несмотря на то, что Византийская империя переживает упадок, Афон по-прежнему процветает; более того, именно он становится центром знаменитого движения исихазма. Наряду с греками, в византийский период на Св. Горе жили монахи русские, грузины, сербы, болгары и румыны. Каждый негреческий народ имел свой монастырь: русские — Ксилургу (основан в XI в.) и Св. Пантелеймона (передан русским в XII в.) , сербы — Хиландарский (основан в XII в.), болгары — Зографский (основан в XIII в.), грузины — Иверский (основан в X в.), румыны в поздневизантийский период селились преимущественно в Кутлумушском монастыре; выходцы из Италии до XII в. жили в монастыре Амальфитян. Таким образом, Афон представлял собой своеобразную модель православной ойкумены, вместив в себя как высокий идеал духовного содружества христианских народов, так и противоречия реальной жизни. Верховным главой всех афонских монастырей считался византийский император, а главой духовным был Константинопольский патриарх. Управлялось афонское монашество выборным протом и советом при нем, Кинотом; местом пребывания прота была Карея — столица Св. Горы. Каждый монастырь имел выборного игумена. Игуменьей всей 1 горы по традиции считалась Богородица, покровительница Афона . Участь всех византийских земель не миновала и Св. Гору: в 1423–1424 гг. она была присоединена к Османской империи. Завоевателем Афона Муратом II была признана автономия горы; султаны формально не имели права вмешиваться во внутренние дела 1 Литература об истории афонского монашества огромна. Самая полная библиография до 1963 г. содержится в обзоре: Doens I. Bibliographie de la Sainte Montagne de l’Athos // Le Millénaire du Mont Athos, 963–1963. Études et mélanges.  Vol. II. Venezia, 1964. P. 337–495 (второе издание отдельной книжкой:   а также: Максимович К. А., Мухин В. С., Пигаль П., игум., Романенко Е. В., Статис Г., Турилов А. А., Якимчук И. З. Афон // Православная энциклопедия. 2002. Т. 4. С. 103–181. Библиография: с. 146, 166–167, 177, 181; Просвирнин А. Афон и Русская церковь. Библиография // Богословские труды. 1978. Т. XV. С. 184–256 Об организации афонской монашеской жизни в византийский период см.:               Doens I., 1912–1969 197010191–240 // 9 ВВЕДЕНИЕ ПОЛИТИЧЕСК А Я СИТ УАЦИЯ НА БА ЛК АНА Х КОНЦА XIX — НАЧА Л А X X В. Р русско-турецкая война 1877–1878 гг. изменила карту Балкан. К северу от Балканских гор появилось новое государство — Болгарское княжество. Нельзя сказать, чтобы русское правительство было вполне довольно результатами войны, ради которых пришлось понести столь значительные потери. Проекты «Великой Болгарии», разрабатывавшиеся послом в Константинополе Н. П. Игнатьевым, были перечеркнуты решениями Берлинского конгресса 1878 г., и Рос- сии так и не удалось создать на Балканском полуострове послушное себе буферное государство на пути к Константинополю. Центром восточного вопроса по-прежнему оставались черноморские проливы, Константинополь и прилегающая к нему территория 1 . 1 О политике России в восточном вопросе см.: Jelavich Ch. & B. The establishment of the Balkan national states 1804–1920. Seatle; London, 1977; Jelavich B. The Ottoman Empire? The Great Powers and the Straits question, 1870–1887. Bloomington; London, 1973; Eadem. St. Petersburg and Moscow: Tsarist and Soviet foreign policy 1814–1974. Ibid., 1974; Sumner B. H. Tsardom and Imperialism in the Far East and Middle East, 1880–1914. London, s. a.; Saul N. E. Russia and the Mediterranean. Chicago, 1970; Жигарев С. Русская политика в восточном вопросе (ее история в XVI–XIX веках, критическая оценка и будущие задачи). Историко- юридические очерки. М., 1896. Т. 1–2; Горяинов С. Босфор и Дарданеллы. Исследование вопроса о проливах по дипломатической переписке, хранящейся в Государственном и Санкт-Петербургском главном архивах. СПб., 1907; Дранов Черноморские проливы. М., 1948; Балканы и проливы Б. А. Киняпина Н. С. во внешней политике России в конце XIX в. М., 1994; Россия и черноморские проливы. М., 1999; Лунева Ю. В. Босфор и Дарданеллы. Тайные провокации накануне Первой мировой войны (1907–1914). М, 2010 и др. 15 ПОЛИТИЧЕСКАЯ СИТУАЦИЯ НА БАЛКАНАХ КОНЦА XIX — НАЧАЛА XX В. Для окончательного решения этого вопроса требовалась политическая подготовка, которая велась как на уровне дипломатии, так и через агентов в среде местного населения. По традиции главной опорой русской политики были православные народы, населявшие Османскую империю — греки, болгары, сербы, арабы. Поэтому церковная политика играла важнейшую роль в русской политике на Ближнем Востоке и Балканах. От дипломатов константинопольского посольства и консульств на местах требовалось знание основ канонического права, церковной ситуации в данный момент и умение ладить с противоборствующими партиями местных христиан. Одним из главных препятствий для русской политики на Востоке была провозглашенная в 2 1872 г. болгарская схизма . Ухудшение, а затем и разрыв отношений с Болгарией в 1880-е годы, наряду с невозможностью осуществлять церковные контакты, во многом парализовали русскую политику в восточной и южной части Балкан 3 . Неудивительно, что на протяжении 40 лет усилия дипломатии были направлены на преодоление схизмы. Позиция России в целом совпадала с точкой зрения Константинопольской патриархии: Болгарская церковь должна быть ограничена пределами княжества. Иным было, однако, мнение болгар и их церковного главы — экзарха Иосифа, который в течение нескольких десятилетий боролся за назначение болгарских архиереев на кафедры Македонии и Фракии. Не имея возможности открыто поддерживать болгар и в то же время не желая конфликта с патриархией, русский Св. Синод, а вместе с ним и МИД в греко-болгарском вопросе занимал пассивную позицию лавирования между двумя противоборствующими сторонами и по сути 4 отказывался от активного участия в происходящих событиях . 2 Исторический очерк греко-болгарской распри // Православный Курганов В. Ф. собеседник. 1873. Ч. 1. С. 187–260; Греко-болгарский церковный вопрос Теплов В. по неизданным источникам. СПб., 1889; Кирил, патриарх Български. Граф Н. П. Игнатиев и Българският църковен въпрос. Изследване и документи. София, 1958; Маркова З. Българската Екзархия. 1870–1879. София, 1989. 3 Русская политика в Болгарии. 1879–1886. М., 1991; Время разКосик В. И. Его же. рыва: политика России в болгарском вопросе, 1886–1894 гг. М., 1993. 4 О позиции России в греко-болгарском вопросе в 1880–1890-е годы см.: Герд Л. А. Константинополь и Петербург: церковная политика России на православном Востоке (1878–1898). М., 2006. С. 225–308. О попытках преодоления схизмы: Kofos Attempts at mending the Greek-Bulgarian Schism (1875–1902) // Balkan Studies. Ev. 1984. № 2. P. 347–375; Снегаров И. Руски опити за предотвратяване и вдигане на схизмата // Македонски преглед. 1929. Т. 5. № 1. С. 1–44; № 2. С. 1–32. 16 РУССКИЕ НА АФОНЕ РУССКИЕ НА АФОНЕ. Конец XIX в. Р езкое увеличение числа русских на Афоне связывают с двумя именами — духовника монастыря Св. Пантелеймона о. Иеронима и игумена архимандрита Макария; благодаря их трудам монастырь стал одним из величайших духовных центров русского народа конца XIX – начала ХХ в. 1 О. Иероним (в миру Иван Павлович Соломенцов) родился в 1806 г. в г. Старый Оскол Курской губернии в купеческой семье. В 1831–1836 гг. он странствовал и жил в разных российских монастырях, а в 1836 г. прибыл на Афон, где купил келлию пророка Илии, относящуюся к Ставроникитскому монастырю; вскоре он принял постриг с именем Иоанникий. В 1840 г. он был приглашен на жительство в русский монастырь и там принял схиму с именем Иероним. Игумен Герасим назначил его духовником для русской братии. Скончался он в 1885 г. Не менее известным был его ученик, игумен Пантелеймонова монастыря архимандрит Макарий. Архим. Макарий (в миру Михаил Иванович Сушкин) родился в г. Туле в купеческой семье. В 1851 г. он прибыл на Афон, где внезапно заболел и принял постриг в ноябре того же года. Выздоровев, о. Макарий под руководством о. Иеронима вскоре стал одним из самых ревностных монахов Пантелеймонов1 Иоаким (Сабельников), иером. Великая стража. Жизнь и труды блаженной памяти афонских старцев иеросхимонаха Иеронима и схиархимандрита Макария. Кн. 1. Иеросхимонах Иероним, старец-духовник Русского на Афоне Свято-Пантелеймонова монастыря. М., 2001; Русские на Дмитриевский А. А. Афоне. Очерк жизни и деятельности игумена русского Пантелеймоновского монастыря священно-архимандрита Макария (Сушкина). СПб., 1895. 21 КОНЕЦ XIX В. ского монастыря. Видя высокую духовную жизнь своего ученика и его несомненные способности, Иероним стал готовить его к настоятельству. Вскоре после прибытия Макария в монастыре начались попытки вытеснить русских. Греки старались ограничить их число, так чтобы они составляли не более братии. Наибольшей остроты конфликт достиг к началу 1870-х годов. Не добившись признания на Афоне, русские монахи предоставили дело патриархату. При поддержке патриарха Иоакима II и активном содействии российского посла Н. П. Игнатьева в 1875 г. спор был решен в пользу русских, монастырь официально получил наименование русского, а о. Мака2 был назначен игуменом . Во время русско-турецкой войны 1877– 1878 гг. отношения снова обострились, но уже по Сан-Стефанскому миру русские приравнивались в своих правах к грекам; Ильинский и Андреевский скиты были названы русскими обителями наравне с Пантелеймоновским монастырем (статья 22). Согласно 62 статье Берлинского трактата русские монахи Афона пользовались покро3 России через ее дипломатических представителей . 2 Иоаким (Сабельников)., иером. Великая стража. С. 211–243; Fennell N. The Russians on Athos. P. 138–150. 3 Тем не менее, эта статья вызвала разочарование русских монахов Афона: в своем письме к консулу в Фессалонике игумен Макарий просит о покровительстве и с сожалением отмечает, что положение русских осталось по- прежнему неопределенным (архим. Макарий – М. А. Хитрово. 7 ноября 1879 г. ОР ИРЛИ. Ф. 325. Оп. 1. Д. 470. Л. 2–2 об.). В результате донесения Хитрово от 10 мая 1880 г. необходимость установления особого покровительства над русскими монахами Афона обсуждалась и в МИДе, и в Св. Синоде. 5 июня 1880 г. министр иностранных дел Н. К. Гирс обратился к К. П. Победоносцеву с запросом по этому поводу (РГИА. Ф. 797. Оп. 50. 2 отд. 3 ст. Д. 139. Л. 1–1 об.). Ответ обер-прокурора был достаточно сдержанным: «Несомненно одно, — писал Победоносцев, — что устроять дела наших афонских иноков мы можем только при полном согласии с иерархом, которому они подчинены. Быть с ним в согласии не так трудно, остается только бережно относиться к его правам и не попирать их, уповая на свое могущество и силу» (Там же. Л. 2–3). Здесь отчетливо проявляется разница во взглядах на церковные и, в частности, на афонские дела дипломатического и духовного ведомств: если МИД исходил в первую очередь из соображений государственной пользы, то гораздо более осторожный в своих действиях Синод постоянно указывал на невозможность пренебрегать древними каноническими нормами и обычаями. «На Берлинском конгрессе, — писал исследователь истории афонского монашества А. А. Дмитриевский, — все надежды русских иноков на Афоне вообще и в русских скитах в частности рухнули безвозвратно: сладкие мечты стать в ряд двадцати 22 РУССКИЕ НА АФОНЕ монастырю определенную сумму денег, после чего составлялся договор (омология), в котором оговаривались условия аренды келлии. Русские воспринимали этот акт не как аренду, а как покупку келлии, разворачивали в них строительные работы, принимали новых насельников, превышающих число указанных в документе, а нередко пытались добиться признания за келлией прав скита. Все это вызывало длительные тяжбы с главными монастырями, вмешательство 12 дипломатов и гражданских властей в жизнь Афона . РУССКИЙ АФ ОН ГЛ АЗАМИ СО ВРЕМЕННИКО В Благосостояние русских обителей производило большое впечатление на соотечественников. «Пребывая в стенах русского монастыря святого Пантелеймона, там живал в какой-то атмосфере древнего русского благочестия, — писал генеральный консул в Македонии М. А. Хитрово, — сердце радуется, видя на далекой чужбине это благоустроенное, прекрасно управляемое громадное хозяйство в благочестивом деле русского Православия. Но не надо забывать, что великое дело это, возникшее, так сказать, само собою из духовных потребностей русского народа, развилось, зиждется и поддерживается ныне исключительно неусыпной деятельностью, непреодолимой энергией и громадным нравственным влиянием выходящих из ряда отцов Макария и Иеронима и нескольких лиц, которых они сумели собрать вокруг себя. Дело это благодаря усилиям отцов Макария и Иеронима ныне поставлено на прочную почву. Монастырь святого Пантелеймона стоит на собственной земле и имеет своего, русского представителя в Протате. Игумен — русский, в составе братии огромное большинство принадлежит русским» 13 . С восторгом описывает свое посещение Афона 1886 г. профессор Санкт-Петербургской духовной академии И. Е. Троицкий. Русские монастыри, по его словам, «это ульи пчел, уютно и практично устро12 К истории русских келлий на Афоне мы вернемся ниже. Недавно вышло монографическое исследование, посвященное преимущественно русским келлиотам: Троицкий П. История русских обителей Афона в XIX–XX веках. М., 2008. 13 Донесение от 10 мая 1880 г. Цит. по: Иоаким (Сабельников), иером. Великая стража. С. 292. 27 КОНЕЦ XIX В. М С . П . 18/3 1 19 2 8 г. О Н А С Т Ы Р Ь В А Н Т Е Л Е Й М О Н А А ВГ УС ТА (ежегодно до 200 тыс. лир, т. е. 1 миллионов рублей). На эти средства в течение 40 лет воздвигнуты русскими обителями великолепнейшие здания, храмы, подворья; ризницы и кладовые их можно назвать царскими, амбары наполнены хлебом, вином, елеем и всякими благами. Внушительное число монахов, величие храмов, примерное гостеприимство и щедрая раздача милостыни привлекают к русским обителям» 15 . ОТНОШЕНИЯ С ГРЕК АМИ Цветущее положение русских афонских обителей и стремительное увеличение численности их насельников вызывали недовольство и зависть греков, монастыри которых нередко терпели нужду. Разгоранию неприязни способствовала общая неблагоприятная обстановка на Балканах, накал националистических страстей и антиславянских настроений. «Недаром греческие газеты начали еще за десять лет тому назад бить в набат против умножения русских монахов на Афоне. Они указывали на опасность поступления греческих монастырей в руки иноземных пришельцев, но и теперь еще не перестают страшиться обрусения Афона», — писал в начале 1891 г. 16 консул в Фессалонике И. С. Ястребов . Греки обвиняют русских в нарушении древнего благочестия; между тем непризнание ими русских икон и пения свидетельствует о том, что у них «еще нисколько 17 не развилось чувство изящного» . Умение русских жить хорошо и на Афоне вызывает зависть у греков, — продолжал Ястребов, — а чистота и опрятность кажется им роскошью. «И в хорошей обстановке ведь можно спасти душу свою! Не лучше ли исповедать прямо свой грех национальной исключительности, грех неуместной гордости 15 И. С. Ястребов — А. И. Нелидову. 24 января 1891 г. РГИА. Ф. 797. Оп. 61. 2 отд. 3 ст. Д. 146. Л. 8–12. 16 И. С. Ястребов — А. И. Нелидову. 15 января 1891 г. АВПРИ. Ф. 180. Оп. 517/2. Д. 1193. Л. 7–8. 17 Там же. Л. 9. Эта оценка русского консула, вызывающая улыбку, очень характерна для XIX в.: традиционное греческое церковное пение не воспринималось и другими русскими на Востоке. Напротив, грекам русское партесное пение и академический стиль в иконописи казались ересью. Патриарх Иоаким III так- же говорил о неорганичности русской церковной архитектуры для Св. Горы. 31 КОНЕЦ XIX В. и в то же время зависти к народу, который сохранил лучше греков старое благочестие, обрядовую сторону веры православной?» По мнению консула, подобно тому, как в свое время многие славянские монастыри обеднели и перешли в руки греков, так и теперь «есть греческие монастыри, которые видимо пустеют и силой Промысла 18 Божия должны перейти в руки русских» . Понятно, что подобные «панславистские» взгляды дипломатии, пусть даже не всегда так открыто высказанные, не могли нравиться греческому правительству. Афинский кабинет неоднократно предпринимал шаги против русских: это дипломатическое давление на патриархов, пропаганда греческих агентов и культурно- просветительских обществ, деятельность греческих дипломатов, в первую очередь консулов в Фессалонике 19 . Летом 1883 г. из Афин прибыла на Афон депутация Н. Дамаласа и П. Павлидиса, известных историков и богословов. В результате экспедиции ученые выработали следующие меры для укрепления позиции греков на Св. Горе: 1) убедить патриарха не давить на монастыри в пользу русских из страха перед русской дипломатией; 2) укрепить греческое образование на Афоне, чтобы были образованные монахи, способные защищать права греков; 3) чтобы по меньшей мере один раз в год на Афон ездил консул из Македонии для поддержания национального чувства монахов; 4) организовать через какое-нибудь пароходное агентство паломничество греков на Афон для противопоставления русским, число которых достигает 4 000 в год. Особенного внимания заслуживает шестой пункт проекта, в котором предлагается монахам из разных греческих монастырей принять английское подданство, чтобы иметь возможность пользоваться поддержкой английского посольства в Константинополе в том случае, если русское вмешательство ущемит их права. Если это будет сложно, продолжают авторы проекта, пусть приедут на Афон монахи, уже имеющие английское подданство, на20 киприоты . Этот план, конечно, не был осуществлен, но он 18 Там же. Л. 10 об. 19 В этом смысле очень показательны донесения салоникского консула Лангада       са, относящиеся к 1870-м гг.:           1967.            20     1878–1884 1993 253–258 32 РУССКИЕ НА АФОНЕ Сами греческие монахи много раз пытались оградить себя от русских. Так, в 1883 г. греческими монастырями был составлен взаимный 36 акт, имеющий целью «ограничение чуждой стихии» на Афоне . Русские, говорилось в документе, заняли монастырь Св. Пантелеймона, ильинцы добиваются увеличения населения скита, грузины стремятся захватить Ивирон, русский монах Павел хочет занять скит Св. Анны, русские государственные люди помогают им советами и защитой. Ввиду всего вышеизложенного, 17 афонских монастырей должны занять оборонительную позицию. Во-первых, определяются два уполномоченных от всех монастырей в патриархию для объяснения того, что происходит. Во-вторых, монастыри обязываются защищать друг друга. В- третьих, в случае угрозы одному из монастырей остальные 16 обязуются ему помогать. Акт предусматривал денежную взаимопомощь и создание общей кассы. Документ этот, однако, остался неподписанным из-за несогласия беднейших греческих монастырей, не пожелавших вносить вклады в общее дело. АФ ОН И ВСЕЛЕНСК А Я ПАТРИАРХИЯ. ПАТРИАРХ ИОАКИМ III Афон находился на территории Османской империи и в каноническом отношении был подчинен Вселенскому патриарху. Однако от патриарха — верховного главы Афона — зависело не так много, и привыкшие пользоваться своей автономией святогорцы нередко предпочитали решать спорные вопросы непосредственно в турецких гражданских судах. Периодически, по мере поступления жалоб, из патриархата командировался на Афон экзарх или специальная комиссия для расследования той или иной острой ситуации; как правило, такие экспедиции не имели сколько-нибудь существенных последствий. Борьба афонских монастырей за свою экономическую и административную независимость от Константинопольского патриархата в 1880–1890-е годы продолжала обостряться. В первую очередь этот вопрос вставал в связи с получением от России доходов с бессарабских имений и с назначением управляющих в бессарабские и кавказские имения 36 Архим. Макарий — А. И. Нелидову. 24 августа 1883 г. АВПРИ. Ф. 180. Оп. 517/2. Д. 1193а. Л. 3–4. 44 РУССКИЕ НА АФОНЕ монастырей. В неоднократно возникавших конфликтных ситуациях российские дипломаты, как правило, принимали сторону патриарха. «Вопрос о желании патриарха подчинить себе более или менее афонские монастыри — не новый, — писал в апреле 1890 г. сотрудник посольства А. Иванов. — Разбирать его с точки зрения историко-легальной бесполезно. Нас должен скорее интересовать вопрос этот со стороны полезности для нас разрешения его в том или другом смысле… Я полагаю, что нам всегда будет полезнее держать сторону патриарха. Во- первых, Вселенский патриарх для нас есть представитель православия на Востоке, и идти против него представляет для нас такие невыгоды, каких нельзя вознаградить никакими временными выгодами на Афоне. Кроме того, легче… иметь дело с одним патриархом, чем со многими афонскими монастырями. До тех пор пока афонские монастыри будут строго держаться православия, они от патриарха не отпадут. Если же случилось, что, подпавши влиянию афинского эллинизма, они уклонились от пути подчинения Великой церкви, то нам неизбежно придется держаться опять патриарха, то есть выйти на ту же самую дорогу, на которую и желает теперь вывести нас патриарх» 37 . История Афона последних двух десятилетий XIX в. тесно связана с деятельностью патриарха Иоакима III (1878–1884; 1901–1912). Чуждый националистических пристрастий, искренне расположенный к России, Иоаким III, еще будучи Фессалоникийским митрополитом, поддерживал русских монахов на Афоне. После восшествия на патриарший престол он старался укрепить церковную дисциплину и добиться от Афона строгого подчинения патриархии. В конце 1879 г. он потребовал, чтобы все русские монахи, отправлявшиеся с Афона в Россию, имели при себе рекомендательные грамоты от патриархии. Если российское посольство не будет выдавать им паспортов без предъявления таких грамот, то тем самым будет положен конец многим злоупотреблениям 38 . 37 Резолюция на протесте патр. Дионисия V против назначения архим. Нифонта управляющим кавказскими имениями Филофеевского монастыря. АВПРИ. Ф. 180. Посольство в Константинополе. Оп. 517/2. Д. 2926. Л. 18 об. Эти слова, сказанные в 1880-е годы, станут вновь актуальными в 1912–1913 гг., когда после присоединения Афона к Греции будет решаться вопрос о его каноническом и международном статусе. 38 Иоаким III — М. К. Ону. 22 декабря 1879. Там же. Д. 2917. Л. 112–112 об., 113–113 об. (рус. пер.). 45 КОНЕЦ XIX В. девяти веков существования» 46 . Узнав о планах патриарха, российский посол ходатайствовал об оказании ему материальной помощи. Иоаким, писал Нелидов, еще будет играть значительную роль в судьбах православного Востока; слабая и неудачная политика его преемников подняла его обаяние в среде греческого населения. Иоаким готов идти рука об руку с Россией, и потому необходимо помочь ему путем предоставления ему 300–400 лир из бессарабских доходов 47 . Патриарх тогда, однако, не покинул Афон; он продолжал быть посредникоммиротворцем в сложных спорах святогорских монастырей. В 1894 г. он снова обратился к Нелидову с просьбой о помощи в строительстве 48 храма на вершине Афона . С Афона прибыл он в Константинополь в 1901 г., чтобы снова взойти на патриарший престол. ПО ЗИЦИЯ Р О ССИЙСКОГО МИД А Если бы мы располагали только донесениями греческих дипломатов и духовных лиц, то могло бы сложиться впечатление, что русское правительство было крайне заинтересовано в Афоне, в усилении на Св. Горе русского элемента в ущерб греческому и не жалело никаких средств для достижения этих целей. Какова же была на самом деле позиция российского МИДа в отношении греческого духовенства вообще и афонского монашества в частности? Точка зрения дипломатического ведомства отчетливо заявлена в донесении А. Е. Влангали от 28 декабря 1883 г. / 9 января 1884 г.: «Под общим именем “греков” можно разуметь Афинское правительство, население королевства, жителей Турции греческого происхождения, патриархат 46 Иоаким III — А. И. Нелидову. 30 января 1891 г. АВПРИ. Ф.180. Оп. 517/2. Д. 3426. Л. 124–124 об. (автограф), 125–125 об. (рус. пер.). 47 А. И. Нелидов — Н. К. Гирсу. 11 марта 1891 г. Там же. Л. 114–119 об. Русское правительство в конце XIX – начале ХХ в., как и прежде, практиковало оказание материальной помощи бывшим восточным иерархам, которые, находясь на престоле, проводили дружескую по отношению к России политику. Так, пенсией от русского правительства пользовались Константинопольский патриарх Неофит VIII и Иерусалимский патриарх Никодим; Сербский митрополит Михаил после отставки нашел себе пристанище в России. 48 АВПРИ. Ф. 180. Оп. 517/2. Д. 3674. Л. 54–55 об. (автограф), 57–58 (рус. пер.). 50 РУССКИЕ НА АФОНЕ и духовенство и, наконец, греческих иноков на Афоне» 49 . Далее дается характеристика отношения российской дипломатии к каждой из этих категорий. «На нас лежит обязанность ограждать по мере возможности права и независимость Восточной церкви. Но между интересами этой церкви и национальными интересами… афинских греков не только возможно, но и необходимо провести строгую демаркационную черту, так как Вселенский патриархат нисколько не 50 призван служить оплотом эллинизма» . В самом деле, русская политика начиная с 1774 г. неизменно защищала Восточную церковь от посягательств турок, Россия выделяла большие материальные средства для ее поддержания, но при этом во всех документах подчеркивался подлинно вселенский, наднациональный характер Константинопольского патриархата. Величайшие святыни Востока — Гроб Господень, Святые места Палестины, Афон должны принадлежать всему православному миру. Такая политика входила в противоречие со взглядами правительства Греческого королевства, стремившегося к утверждению приоритета греков и национализации церковной жизни православного Востока. Увеличение притока русских на Св. Гору, а также огромное число паломников (в 1891 г. было открыто прямое пароходное сообщение судами Русского общества пароходства и торговли) вызвали необходимость поставить ситуацию под контроль русских властей. При жизни игумена Макария (он умер в июне 1889 г.) сведения о событиях жизни Св. Горы получались через него или его доверенных; благодаря его личному авторитету были успешно преодолены многие сложности в отношениях русских и греческих монахов. «Благодаря личности о. Макария, Пантелеймоновский монастырь сделался чем-то вроде посредствующей инстанции между посольством и консульством в Салониках, с одной стороны, и всем русским Афоном — с другой», — писал секретарь посольства А. Смирнов 51 . После смерти Макария это стало сложнее, появилась настоятельная необходимость иметь на Св. Горе особого представителя. Поскольку назначение светского консула не представлялось возможным, то 49 АВПРИ. Ф. 180. Оп. 517/2. Д. 3212. Л. 20. 50 Там же. Л. 20–21. 51 Депеша А. И. Нелидова от 27 июня 1891 г. РГИА. Ф. 797. Оп. 61. 2 отд. 3 ст. Д. 146. Л. 31–32. 51 КОНЕЦ XIX В. поддержки русских подданных на территории Турции. Это распространялось, в первую очередь, на большие обители — Пантелеймонов монастырь, Ильинский и Андреевский скиты, принадлежность которых России представлялась бесспорной, а строгая организация давала возможность контроля над ними. В числе имущественных споров, которые вели русские с греками на Афоне в конце XIX – начале ХХ в., особо выделяются дело Ильинского скита с Пантократорским монастырем и дело грузинской келлии Св. Иоанна Богослова с Иверским монастырем. ПОД Д АНСТВО РУССКИХ МОНА ХО В Правовой статус насельников русских обителей был неопределенным. С точки зрения Оттоманского государства русские насельники Афона являлись османскими подданными. Афонским канонизмом 1876 г. все святогорские монахи, независимо от их национальности, объявлялись подданными Османской империи; им выдавались так называемые нуфусы (виды на жительство), формально приравнивающие их к османским подданным. Однако это турецкое подданство оставалось номинальным, а канонизм, хотя был введен в свод турецких законов, никогда не выполнялся. Русские монахи оставались русскими подданными, сохраняли свои российские паспорта и пользовались покровительством русского правительства в лице его дипломатических представителей. По русским законам, российское подданство терялось лишь в следующих случаях: 1) вследствие поступления на иностранную службу без разрешения правительства; 2) вследствие отказа на вызов русских властей вернуться на родину. Более того, 62 статья Берлинского трактата подтверждала покровительство русским монахам со стороны дипломатов именно как российским подданным. Вместе с тем, согласно указу Св. Синода от 13 июля 1816 г., русские подданные, принявшие постриг за границей, не признавались как монахи в России. В ответ на это Александр I издал другой указ, который разрешал богомольцам принимать монашество, но при условии, что они навсегда останутся за границей. В дальнейшем лиц, постриженных за границей, принимали в русские монастыри в монашеском звании и своем сане после прохождения трехлетнего послушнического искуса, причем в каждом случае требовалось 54 РУССКИЕ НА АФОНЕ разрешение от Св. Синода. Эта практика прослеживается на многих примерах. Приведем один из них. В феврале 1900 г. иеромонах Андреевского скита Порфирий обратился к настоятелю Виленского Свято-Троицкого монастыря архим. Палладию с прошением о принятии его в число братии с разрешением священнослужения. Архим. Палладий ходатайствовал перед архиереем об исполнении этого прошения в связи с недостатком в иеромонахах. Архиепископ Литовский и Виленский Ювеналий, однако, отвечал, что он не имеет права дать подобное разрешение, так как «пострижение и рукоположение, производимое на Афоне, не признается в России без разрешения Св. Синода, потому проситель и должен просить Св. Синод» 59 . Следующее письмо Порфирия было направлено уже в Св. Синод, причем он просил принять его с разрешением священнослужения и «взамен требуемого при сем предварительного искуса зачесть время пребывания в подворьях Афонского Свято-Андреевского скита в Одессе с 1886 г. по 1890 г. и в Петербурге с 1890 г. по 1892 г. и затем с 1897 г. по 15-е января 1899 г.», где он совершал богослужение с разрешения местной епархиальной власти 60 . Ответ Синода был, однако, неблагоприятным: о. Порфирий, «как получивший пострижение в монашество и рукоположение в сан вне пределов России, в силу циркулярного указа Св. Синода от 19 марта 1816 года, может быть принят в указанный им Виленский Свято-Троицкий монастырь или в какую-либо другую обитель… не иначе как на испытание в течение трех лет», после чего епархиальное начальство может ходатай61 перед Св. Синодом о признании его в сане и монашестве . Через полтора года в Синод обратился архиепископ Волынский и Житомирский Модест, который просил об о. Порфирии, на сей раз касательно зачисления его в братию Дерманского Свято-Троицкого монастыря на иеромонашескую вакансию. В рапорте указывалось, что еще в 1898 г. Острожский епископ Серафим ходатайствовал о назначении иером. Порфирия наместником Дерманского монастыря 62 . Теперь в Синоде сочли возможным отступить от буквы указа: 59 Иером. Порфирий — архим. Палладию. 8 февраля 1900 г. РГИА. Ф. 796. Оп. 181. VI отд. 1 ст. Д. 3044. Л. 2–2 об. 60 Иером. Порфирий — Св. Синод. 29 февраля 1900 г. Там же. Л. 1–1 об. 61 Выписка из определения Св. Синода 13 марта 1900 г. № 1103. Там же. Л. 4. 62 Модест, архиеп. Волынский и Житомирский — Св. Синоду. Рапорт. 15 сентября 1901 г. № 551. Там же. Л. 6–6 об. 55 КОНЕЦ XIX В. Беспокойство по вопросу о статусе русских монахов высказывает посол Н. В. Чарыков и в письме к новому консулу в Фессалонике А. К. Беляеву от 9 февраля 1911 г. Он обращается к Беляеву с просьбой навести справки, почему солунский вали снова обратил внимание на эту проблему. Турецкий регламент об Афоне не был признан русским правительством. На практике оно допускало по умолчанию, чтобы русские уроженцы рассматривались оттоманскими властями как турецкие подданные, но «ни в коем случае не может быть дано согласие со стороны русской власти на официальный выход русских монахов из российского подданства для окончательного зачисления их отто76 подданными с отнятием у них русских паспортов» . Когда Беляев запросил вали Ибрагим-бея, тот поспешил ответить, что письмо, посланное им несколько месяцев тому назад в Порту, касалось только греческих , но никак не русских подданных, от которых он вовсе не намерен требовать строгого исполнения этого правила 77 . Дело, таким образом, и на сей раз было сведено к сохранению status quo, казавшегося приемлемым как русской, так и турецкой стороне. В предреволюционной ситуации в Македонии 1910-х годов турецкие власти боялись настроить против себя Россию, а русское правительство продолжало свою пассивную политику на Балканах, тщательно избегая открытых конфликтов. ДЕЛО ИЛЬИНСКОГО СКИТА Скит Св. пророка Илии, основанный в 1770 г. Паисием Величковским, относился к Пандократорскому монастырю и первоначально имел пять каменных калив. В начале XIX в. прибывшими в большом числе монахами из Малороссии он был преобразован в общежительный. В 1837 г. иноки начали постройку храма в южной части скита без дозволения монастыря; строительство было прервано греками. В 1839 г. ильинцами и пантократорцами было подписано соглашение (омология), на основании которого русские монахи признавали главенство монастыря над собой и границы скита; все постройки в нем должны производиться с разрешения монастыря, а число братии не должно 76 Н. В. Чарыков — А. К. Беляеву. 9 февраля 1911 г. № 37. Там же. Л. 18–19. 77 А. К. Беляев — Н. В. Чарыкову. 60 РУССКИЕ НА АФОНЕ превышать 25 человек. До 1878 г. этот документ был главной основой отношений скита с монастырем. Новый этап в истории Ильинского скита начался по поводу закладки нового соборного храма в обители великой княгиней Александрой Петровной. Во время плавания вокруг Афона в июле 1881 г. она отправила на Св. Гору адмирала Головачева для закладки первого камня церкви. Это вызвало протест со стороны монахов Пандократорского монастыря, которые потребовали у русских 500 лир за право строить собор, а когда им было отказано, заявили, что камень для строительства должен покупаться на вес 78 . Из письма патриарха Иоакима III российскому послу Е. П. Новикову от 19/31 декабря 1881 г. мы узнаем, что монахи скита через посредство о. Нафанаила, представителя Пантелеймонова монастыря в Карее, обратились к комиссару султана с просьбой 79 о помощи. Обратились они при этом и к патриарху . Иоаким отправил в Пандократор трех послов, советуя возобновить договор от 26 августа 1839 г. Адресовал он послания пандократорским епитропам, убеждая 80 их дозволить русским строительство церкви . Монастырь же обратился в Протат с жалобой на настоятеля скита, и 26 мая 1882 г. он постановил подтвердить старое решение 1839 г.; насельники скита призывались к повиновению. Противостояние достигло высшей точки напряжения: часть пандократорцев и Протат под влиянием греческого правительства встали в резкую оппозицию русским. Патриарх, напротив, пытался защитить их и считал дело скита незначительным и не представляющим опасности для греческих интересов. В очередном письме к ильинцам он советует им опротестовать решение Протата. В июле 1882 г. на Иоакима III пытался воздействовать премьер- министр Греции Х. Трикупис. В своем ответе патриарх ставил на вид, что в случае дальнейшего сопротивления пандократорцев русские будут апеллировать в турецкие суды, и это обернется настоящей бедой для Афона 81 . Как и в других случаях, миротворческая и умеренная политика Иоакима III исходила из трезвой оценки им по78 Е. П. Новиков — Платону, митрополиту Киевскому и Галицкому. 1 марта 1882 г. АВПРИ. Ф. 180. Посольство в Константинополе. Оп. 517/2. Д. 1193а. Л. 300–304. 79 Копия, 27 февраля 1882 г. Там же. Л. 491–495 об. 80 Там же. Л. 580–581 об. 81                 1878–1884 1993 233 Издание писем см.:       1998 141–142 61 КОНЕЦ XIX В. шего Синода приостановили работу по оформлению грамоты. На каком основании, спрашивали они патриарха, патриархат дозволяет именоваться некоторым афонским обителям «русскими», в то время как церковь стремится никаких национальностей не признавать? Соглашение Ильинского скита с Пандократором было заключено за деньги, подарки и из страха. Расследовать обстоятельства дела было поручено Дорофею, епископу Метрскому 101 . После этого Неофит VIII заверил русскую сторону, что ильинцы теперь могут действовать и 102 без грамоты . ДЕЛО ГРУ ЗИНСКОЙ КЕЛ ЛИИ СВ. ИОАННА БОГО СЛО ВА Еще более напряженно развивались события вокруг другого спора — грузинских монахов келлии Св. Иоанна Богослова и греческих насельников Иверского монастыря, которому принадлежала эта келлия 103 . Начальная история афонского монашества связана с именами грека Афанасия Афонского, основателя Великой Лавры, и грузин Иоанна и Евфимия, основателей Иверского монастыря. Грузины в византийский период составляли значительную часть афонского монашества. Тогда они пользовались покровительством и поддержкой как грузинских царей, так и высокопоставленных военных грузинского происхождения, находившихся на императорской службе. Однако впоследствии, в результате постоянных войн, древняя Грузия пришла в упадок, а с ней и грузинское монашество Афона. К середине XVIII в. Ивирон окончательно перешел в греческие руки. 101 Патриархат — Киноту Св. Горы. 22 октября 1892 г. Ibid. № 5670.  453–454. 102 Г. П. Беглери — И. Е. Троицкому. 11 августа 1892 г. // Россия и православный Восток. С. 235–237. 103 История этой келлии уже становилась предметом исследования на основе документов из афонских архивов:      1868–1918            1962 Дело грузинской келлии стоит особняком среди прочих дел русских келлиотов на Афоне. Причина этого, во-первых, в том, что настоятелю келлии удалось заручиться в России поддержкой высокопоставленных лиц и даже императора Александра III, а во-вторых, в национально-политическом контексте, которым было обусловлено присутствие грузинских монахов на Афоне. 73 КОНЕЦ XIX В. В 1861 г. на Афон прибыл грузин Вахта Баркалай который надеялся принять постриг в грузинском Ивироне, но с большим разочарованием обнаружил всего четырех своих соотечественников, живших в келлии пророка Илии. Баркалай пожелал поселиться там, но иверский игумен запретил ему. Тогда он познакомился с духовником Пантелеймонова монастыря о. Иеронимом, который вдохновил его возродить Иверский монастырь для грузинов. У себя на родине Баркалай заручился поддержкой епископа Имеретинского Гавриила; тот постриг его в монахи с именем Венедикт и официально отправил на Афон. С бумагой от епископа Гавриила Венедикт собрал 35 000 рублей, добавил к этой сумме еще 10 000 рублей собственных денег и пустил эту сумму в оборот при помощи своего двоюродного брата. В 1868 г. Венедикт прибыл на Афон в сопровождении 12 соотечественников и купил келлию Св. Иоанна Богослова за 10 000 гросиев (3 000 рублей). Затем он начал строительство корпуса на 50 монахов, по окончании которого Пантелеймоновский монастырь издал подтвердительную грамоту, в которой келлия называлась «Новоиверским монастырем». После секуляризации имений афонских монастырей в Бессарабии и на Кавказе Венедикт пытался записать имения на имя частных лиц, однако иверские монахи воспротивились этому. В последующие годы Венедикт постоянно старался привлекать внимание русских и грузинских властей к Ивирону с требованием, что- бы монастырь был передан грузинам, игумен был избран из их числа и в нем был восстановлен общежительный устав. 28 февраля 1875 г. Венедикт обращается с таким прошением к российскому послу Н. П. Игнатьеву, в котором жалуется на то, что греки не дают грузинам монастырских хрисовулов (грамот византийских императоров), поэтому доказывать права грузин на Иверский монастырь приходится на основе других источников. По мнению Венедикта, следует ввести общежительный устав в монастыре путем задержки доходов Ивирона от принадлежащего ему Никольского монастыря в Москве и недопущения туда нового настоятеля архимандрита Амфилохия 104 . В 1879 г. Венедикт обратился с письмом к помощнику кавказского наместника Д. И. Святополк-Мирскому с просьбой о ходатайстве о восстановлении прав грузин на Ивирон. Соответствующая бумага была отправлена и послу А. Б. Лобанову-Ростовскому 105 . 104 АВПРИ. Ф. 180. Оп. 517/2. Д. 3672. Л. 1–2 об. 105 Там же. Л. 4–5 об. 74 РУССКИЕ НА АФОНЕ дачи паспортов новым насельникам Иверского монастыря в Москве 144 . Поскольку Ивирон в принципе дал свое согласие, вопрос мог считаться решенным, однако на деле снова повис в воздухе, так как грузинские монахи отказались принять это предложение. После присоединения Афона к Греции иверцы не замедлили потребовать изгнания всех грузинских монахов за исключением трех, указанных в омологии. Русский отряд, бывший на Св. Горе в 1917 г., пытался оказать давление на Ивирон, но последующие события привели к постепенному упадку и дальнейшему физическому вымиранию грузин в келлии, от которой на настоящий день остались одни развалины 145 . КЕЛ ЛИОТСКИЕ ДЕЛ А Вопросы Ильинского скита и грузинской обители, как мы видели, считались вопросами национального достоинства для России, и в них дипломатия волей-неволей поддерживала русских монахов. Были на Афоне, однако, и такие русские монахи, делами которых посольство занималось неохотно. Речь идет о большей части так называемых келлиотских дел. Наряду с монастырями и большими скитами, на Св. Горе существовал третий вид монашеских поселений — так называемые келлии, каливы, или хижины, число насельников которых не превышало 2–3 человека. Как правило, этот вид монашеской жизни выбирался самыми ревностными подвижниками, согласными на нелегкую жизнь в неблагоустроенных и незащищенных домиках. В уединенные келлии редко заходили паломники, и имена многих живших в них монахов не дошли до нас. Юридически келлии принадлежали монастырям и находились от них в непосредственной зависимости. Монах, желавший уединения, мог прийти в монастырь, спросить, нет ли свободной келлии, и если она была, купить ее, вернее, арендовать на определенный срок; в таком случае между покупателем и монастырем составлялся договор, или омология, где были оговорены условия покупки. В случае смерти покупателя договор мог быть продлен его преемника-       144 № 780 56–57   145 86–97 84 РУССКИЕ НА АФОНЕ ми 146 . Жизнь в келлиях делилась на два рода — «отшельническую, в 147 строгом значении этого слова, и на вольную» . Если первая, преобладающая часть келлиотов стремилась подражать высшему идеалу отшельничества, то вторая, малочисленная, использовала возможность купить келлию на Афоне как способ создать собственный, ни от кого не зависимый монастырь. В таких келлиях жило несколько монахов и послушников, зависимых от богатого владельца, который обеспечивал их. Как правило, собственники таких келлий стремились к увеличению числа братии и устраивали жизнь по образцу больших монастырей. Во второй половине XIX в. количество келлий, проданных греческими монастырями русским, резко возросло. Некоторые предприимчивые русские крестьяне, преимущественно из южных губерний, скопив некоторую сумму денег, отправлялись на Афон в качестве паломников. Там они покупали у греков келлию, быстро получали за определенный взнос монашеский постриг и сан, а далее рассылали по всей России сотни писем с просьбами о пожертвованиях. Иногда они и сами отправлялись в Россию для сбора пожертвований, причем, вопреки правилам, не брали разрешений в Константинопольской патриархии. Таким образом, они собрали большие состояния, покупали пароходы, занимались торговлей и превращали свои некогда бедные келлии в процветающие монастыри. Количество монахов таких келлий во много раз превышало установленную афонскими уставами норму в 3–5 человек. Именно к таким монашествующим на Афоне относятся приведенные в начале нашего очерка неодобрительные слова митрополита Филарета. С одной стороны, греки видели в постоянно растущем числе келлиотов явное зло, а с другой — русские монахи были им выгодны в материальном отношении, и потому их терпели. На нарушения законных норм келлиотами жалуется Иоаким III, который был одним из ревностных борцов против их злоупотреблений 148 . Против келлиотов был, скорее всего, направлен также повторный указ патриархии о запрещении монахам уходить с Афона без благословения и письменного разрешения 149 . Афонский Протат также неоднократно 146 Письма Святогорца к друзьям своим о Святой Горе Афонской. М., 1998. С. 133. 147 Там же. С. 197–198. 148 Иоаким III — М. К. Ону. 22 декабря 1879 г. АВПРИ. Ф. 180. Посольство в Константинополе. Оп. 517/2. Д. 2917. Л. 112–112 об.  149 23 октября 1887 г. Патриархия — Киноту Св. Горы. 5826 85 КОНЕЦ XIX В. РУССКИЙ АФОН. Начало X X в. В начале ХХ столетия основные тенденции жизни русского Афона и позиция дипломатических представителей остаются теми же, что и в последние два десятилетия XIX в. Продолжается борьба монахов Андреевского и Ильинского скитов за упрочение своего положения, не прекращаются споры русских келлий с кириархическими монастырями за утверждение имущественных прав и узаконение числа насельников. Противостояние греков и русских на Афоне не только не ослабевает, но и нарастает по мере богатения русских обителей и накаливания политической обстановки в Македонии. Опасения по поводу растущего обрусения Афона и окончательного перехода его в русские руки нашли яркое выражение в донесении болгарского торгового агента в Фессалонике А. Шопова от 22 мая 1900 г. «Я ездил из монастыря в монастырь по всему Святогорскому полуострову и думал, что езжу по России. На каждом шагу, на пристанях, в монастырях, в келлиях, в центре казы, в лесах и на дорогах, — везде, везде вы встречаете русских и русских, монахов и мирян. Если на всей Св. Горе монахов пятнадцать тысяч, то десять тысяч из них уже русские. И их число изо дня в день быстро увеличивается». Отмечая разницу в числе насельников греческих и русских обителей, Шопов указывает на такие факторы как наличие подворий в Константинополе и городах России, большое число паломников. «Не пройдет пяти-десяти лет, и русских монахов на Св. Горе будет вдвое и втрое больше. Из тех, кто смотрит на это нашествие на самой Св. Горе и вокруг нее, никто не сомневается, 103 РУССК ИЙ АФОН.Н АЧ А ЛО X X В. что через немного лет Афонский полуостров будет населен одними только русскими. В первую очередь русские монахи Афона, а вслед за ними греки и болгары полагают, что вскоре Афонский полуостров и в политическом отношении будет русским. А экономически он уже давно в руках русских. Все богатые греческие монастыри получают свои доходы под контролем русского правительства из России». То, что политическая власть над Афоном в недалеком будущем будет в русских руках, продолжает Шопов, не отрицают и сами русские чиновники и консулы, которые твердят, что нельзя оставить тысячи русских под произволом кучки греческих монахов, получающих содержание из России. Турция в Афоне не заинтересована, потому что он не облагается налогами и не служит источником дохода. «Вопрос о Святогорском полуострове, с какой бы стороны на него ни посмотреть, по моему скромному мнению, обстоит так: в чьи бы руки не перешла политически Македония, Св. Гора не может в ближайшем будущем не оказаться в руках России», — заключает Шопов 1 . 1900 г. в жизни Афона знаменуется установлением тесных связей Хиландарского монастыря с сербским правительством. 31 марта 1900 г. состоялся официальный акт примирения, согласно которому сербское правительство обязалось ежегодно вносить в обитель по 1000 тур. лир и оказывать ей покровительство 2 . Русское дипломатическое ведомство в этом вопросе встало на сторону сербского монашества. Русский консул в Фессалонике Н. А. Иларионов категорически заявил болгарскому торговому агенту А. Шопову о позиции консульства и отсечении всяких домогательств болгар на этот мона3 . По мнению Иларионова, Хиландар, как историческая сербская лавра, должен принадлежать исключительно сербам; болгары впредь туда не должны приниматься. «Вообще, — пишет А. Шопов, — г-н Иларионов не скрывает своих чувств и поведения по этому вопросу и дает понять, что он сильно заинтересован в превращении этого монастыря в сербский, чем он сам деятельно руководит. Это поведение г-на Иларионова не гармонирует с политикой русских консулов сохранять нейтралитет и быть выше сербско-болгарской 1 А. Шопов — Ив. Ст. Гешову. 22 мая 1900 г. ЦДА. Ф. 321к. Оп. 1. Д. 1480. Л. 69–70. 2 А. Шопов — Т. Иванчову (министру иностранных дел и исповеданий Болгарии). 19 апреля 1900 г. ЦДА. Ф. 321к. Оп. 1. Д. 1480. Л. 2–3. 3 А. Шопов — Т. Иванчову. Донесения от 19, 26 и 27 апреля 1900 г. ЦДА. Ф. 321к. Оп. 1. Д. 1480. Л. 4–5, 20–21 об., 26–26 об. 104 РУССКИЕ НА АФОНЕ ЗА ПРЕДЕЛ АМИ СВ. ГОР Ы. АФ ОНСКИЕ МОНА ХИ В ДЕЧАНСКОМ МОНАСТЫРЕ Итак, попытки русификации Хиландарского монастыря путем непосредственной передачи его управления русским монахам встретили отказ. Немного позднее, на этот раз по инициативе сербского Призренского митрополита, началось поселение русских афонских монахов в знаменитую сербскую Высоко-Дечанскую лавру. В начале 1902 г. Призренский митрополит Никифор обратился к старцу афонской келлии Св. Иоанна Златоуста Кириллу с просьбой прислать ему одного хорошего монаха, которого он мог бы назначить игуменом Дечанского монастыря. При этом митрополит указал на о. Арсения, известного ему по совместной службе в Белграде. Целью такого шага было, по-видимому, не только устройство монашеской жизни в Дечанах на должном уровне, но и улучшение материального положения обители, пришедшей в полное запустение. О. Кирилл не замедлил воспользоваться предложением. «Кирилл, по получении письма митрополита, немедленно написал в Константинополь Арсению о том, чтобы тот отправился сейчас же в Призрен. Причем он дал ему инструкцию вступить с митрополитом в особое соглашение о присылке также других афонских монахов, главным образом из русских, в числе, потребном для составления братии Дечанского монастыря. При этом митрополит должен им даровать устройство по афонскому образцу, с правом выбирать настоятеля из братии» 10 . Прибывший 27 июля 1902 г. в Призрен о. Арсений обратился за содействием к местному русскому вице-консулу А. М. Петряеву. Тот посоветовал ему не торопиться раскрывать цель своего приезда перед местной сербской общиной, а в разговоре с митрополитом не ставить ребром вопрос о самоуправлении монастыря и наполнении его афонскими монахами, так как излишняя резкость в этом отношении могла бы принести только вред. В своем донесении Петряев говорит о том упадке, в который пришли сербские монастыри. Монастырские поместья остаются без обработки и попадают в руки соседних арнаутов (албанцев). Причина запустения — отсутствие братии и деятельных настоятелей. «Энергич10 Вопрос Дечанского монастыря на материале сербских архивов рассматривался в монографии: Дечанско питанье. Београд, 1988. Копия Батакович Д. Т. донесения А. М. Петряева. Призрен, 28 июля 1902 г. № 100. РГИА. Ф. 797. Оп. 72. 2 отд. 3 ст. Д. 26. Л. 61. 107 РУССК ИЙ АФОН.Н АЧ А ЛО X X В. М Д . ОН АС Т Ы Р Ь Е Ч А Н Ы Г Г А М , 1746 . РА ВЮРА УС ТА В А ДО Л Ь ФА И Л Л Е РА Г Р Г С , 1745 . ИС У НОК Е ОР Г И Я Т ОЯ НОВИ Ч А Г ресов России и православия. Препятствием являлось то, что, несмотря на щедрую субсидию, хозяйственные дела монастыря были доведены до крайнего расстройства; общая сумма долгов восходила к 85 000 рублей. Кирилл ходатайствовал о выдаче беспроцентной ссуды в 60 000 рублей для погашения этих долгов, а также о милостынном сборе в России. МИД, однако, считал подобную меру неприемлемой как с нравственной, так и с финансовой точки зрения. 24 июля/25 августа 1910 г. последовало 21 решение Св. Синода об отозвании русских монахов из Дечан . При этом, несмотря на то, что ходатайство архим. Кирилла о сборе пожертвований в России было отклонено, посол в Константинополе Н. В. Чарыков обратился с особой просьбой о разрешении такого сбора. Он указывал на то, что держатели векселей Кирилла не имеют никаких оснований оказывать ему льготы и в случае замедления уплаты не остановятся перед обращением в турецкие суды. В результате был разрешен сбор пожертвований в течение одного года 22 . По всей видимости, долги были уплачены благодаря очередному решению об отпуске для этой цели 100 000 рублей из запасного капитала имений молдавских монастырей, состоявшего в распоряжении МИДа. Русские иноки из Дечан так и не выехали; усилиями игумена Арсения был выстроен новый корпус келлий, названный «руски конак». Они жили в Дечанах вплоть до Первой мировой войны, когда были интернированы австрийскими властями 23 . ЗА ПРЕДЕЛ АМИ АФ ОНА. РУССКИЕ МОНА ХИ В СИРИИ Деятельность афонских монахов осуществлялась не только на 24 Балканах, но и в Сирии и Палестине . 12 июля 1912 г. в Дамаске было 21 РГИА. Ф. 797. Оп. 80. 2 отд. 3 ст. Д. 164. Л. 11. 22 РГИА. Ф. 797. Оп. 79. 2 отд. 3 ст. Д. 5. Л. 230–232. 23 История русских обителей Афона. С. 198; ВысокоТроицкий П. Пагануцци П. Н. Дечанская лавра на Косовом поле. Джорданвилль, 1976. 24 В 1903 г. настоятель Крестовоздвиженской келлии на Афоне о. Пантелеймон приобрел в 8 верстах от Иерусалима древнюю лавру Св. Харитона и поселил в ней 7 русских монахов. Документы по этому делу из архива МИД опубликованы: Лавра преподобного Харитона Исповедника (Айн-Фарское дело) (19041914 гг.) // Россия в Святой Земле. Документы и материалы / Сост., вступ. ст. и комм. Н. Н. Лисового. М., 2000. Т. 2. С. 302-328. 113 РУССК ИЙ АФОН.Н АЧ А ЛО X X В. заключено соглашение между Антиохийским патриархом Григорием и о. Геннадием, уполномоченным Крестовоздвиженской келлии на Афоне, о сдаче в аренду патриаршего монастыря Св. Илии в Шуайя на Ливане. Настоятелем монастыря назначался игумен Крестовоздвиженской келлии о. Пантелеймон. Согласно договору, братия могла пользоваться имуществом монастыря на вечные времена и всеми правами, допущенными вакуфом, т. е. строить новые здания и ремонтировать старые, приобретать новые владения и пр. В управлении монастырем настоятель получал возможность ввести общежительный устав и принимать в монашество всех православных, как русских, так и сирийцев, а также удалять всех не оказывающих повиновение. В Бейруте предоставлялось помещение для приезжающих туда монахов. Патриарх сохранял за собой право жить в монастыре в летнее время и получать от монастырских виноградников обычное количество церковного вина в 500 ок. За аренду братия должна платить патриарху ежегодно 200 наполеонов первые три года, 250 — вторые три года, 300 — следующие четыре года и далее ежегодно по 400 наполеонов 25 . Пересылая копию этого документа обер-прокурору Св. Синода, российский консул в Дамаске Шаховской писал: «Можно только приветствовать этот почин Крестовоздвиженского скита на Афоне распространить свою деятельность на Сирию для каковой здесь самое обширное поле. Появление здесь именно афонских монахов наших, отличающихся энергией, деятельностью и хозяйственностью, может принести большую пользу Антиохийской патриархии и сирийскому православию, помимо того, что это будет выгодно и для монастыря». Пример хорошо устроенного монастыря, по мнению дипломата, может дать толчок к возрождению монашества в Сирии, которое находится в упадке: патриаршие и епархиальные монастыри пустуют, их владения почти не эксплуатируются и не приносят доходов. Вряд ли появление русских монахов вызовет затруднения со стороны турецких властей, продолжал свое донесение Шаховской; недовольство скорее могут проявить католики и главным образом марониты, которые владеют самыми богатыми монастырями в Сирии 26 . 25 РГИА. Ф. 796. Оп. 195. VI отд. 1 ст. Д. 1116. Л. 4–4 об. 26 Там же. Л. 2–3. 114 РУССКИЕ НА АФОНЕ РУССКИЕ КЕЛ ЛИОТЫ В Х Х В. Как и в конце XIX в., одной из основных проблем отношений русских и греков на Афоне было положение русских келлий. С одной стороны, русские келлиоты постоянно подвергались ограничениям и притеснениям и со стороны греческих монастырей и патриархии, и со стороны русского правительства. С другой — они получали большую материальную поддержку из России и пользовались такой свободой, какой не было в русских монастырях. Несмотря на непоследовательную и противоречивую позицию русского правительства в отношении Афона вообще и келлиотского вопроса в частности, русские дипломатические представители из года в год оказывали помощь келлиотам в их борьбе с греками. Положение на Афоне в 1900-е годы стало особенно тревожным ввиду общей напряженной обстановки в Македонии. Члены греческих вооруженных отрядов нередко находили убежище в монастырях Св. Горы; бывали и случаи хранения там оружия. На этом фоне неизбежным был дальнейший рост национализма и неприязни к русским монахам. Сбор информации по этому вопросу константинопольское посольство поручило Н. В. Кохманскому, который неоднократно ездил на Афон в 1906, 1907 и 1909 годах 27 . Отношения греческих и русских монахов подробно представлены в отчете о поездке с 6 по 13 28 апреля 1906 г. Русские монахи обратились к Кохманскому с жалобами на греков, укрывающих революционеров. Поскольку эти жалобы не были подтверждены конкретными фактическими свидетельствами, то он решил обратиться за разъяснениями в Протат. Члены Протата не стали отрицать возможность подобных явлений, но заявили о том, что они приняли меры по проверке всех прибывающих на Афон мирян. Кохманский предостерег своих собеседников, что «если когда- нибудь будет доказано, что попавший в руки турецких властей политический преступник проник в Македонию с оружием через Афон <…> то положение и права Афона могут быть навсегда скомпрометированы». Одновременно он дал грекам понять, что посольство не 27 Н. В. Кохманский — российский вице-консул в Призрене (назначен 11 апреля 1907 г.). С 15 октября 1905 по 1 сентября 1909 г. управлял ген. консульством в Фессалонике. 28 Н. Кохманский — И. А. Зиновьеву. 20 апреля 1906 г. Солунь. АВПРИ. Ф. 180. Посольство в Константинополе. Оп. 517/2. Д. 3680. Л. 1–6 об. 115 РУССК ИЙ АФОН.Н АЧ А ЛО X X В. будет ходатайствовать о защите прав монастырей перед турецкими властями, если оно не будет уверено в надежности состава сейменов (стражников). «Есть основание подозревать, что стражники нынешнего состава, коих по всей горе до 100 человек <…> во многих случаях если не содействуют, то укрывают грабителей и вообще среди обита29 Афона никаким доверием не пользуются» . Положение келлиотов и их постоянные конфликты с греческими монастырями явились главной темой донесения Н. В. Кохманского от 30 апреля 1906 г. «В преследованиях русских монахов Протат и греческие монастыри постоянно прикрываются строгими принципами основных законов Афонской горы, кстати сказать, нигде не записанных, а потому так легко приноравливаемых к случаю, как это удобнее», — 30 писал он . Схема, по которой развивалось большинство конфликтов русских келлий с главным монастырем, была обычно одна и та же. Не понимая греческого языка, русские монахи платили искомую сумму за покупку келлии и при этом не вникали в содержание договора (омологии). Вскоре число русских монахов выходило за рамки указанного в омологии; соответственно возводились постройки, на которые не было получено разрешение монастыря. Греки пытались решить спорный вопрос силой, встречали отпор, затем жаловались каймакаму, который, будучи связан тем, что в подобных случаях вали вел переговоры с русским консульством, не предпринимал насильственных мер до судебного решения вопроса. На этом, как правило, насилия прекращались, но следовали жалобы монастырей и Протата патриарху. Кохманский подробно излагает в этой связи историю келлии Воздвижения Креста, купленной в 1897 г. у Каракальского монастыря. Уплатив 300 лир за составление омологии, ее настоятель, иеросхимонах Пантелеймон через некоторое время счел ее условия стеснительными для себя и уплатил новую сумму за составление нового договора. Вскоре греки пожалели об ее выдаче, и это послужило причиной большого конфликта, закончившегося в 1905 г. кровопролитным столкновением 31 . 29 Там же. Л. 2 об.–3. 30 Н. Кохманский — И. А. Зиновьеву. 30 апреля 1906 г. АВПРИ. Ф. Посольство в Константинополе. Оп. 517/2. Д. 3680. Л. 1–6 об. Л. 7 об. 31 Там же. Л. 8 об.–9. 116 РУССКИЕ НА АФОНЕ желаем только мирно жить для спасения души». В заключение приводится ряд мер, которые следует принять для облегчения положения келлиотов: искоренить симонию; упорядочить суд; установить общие формулы актов на владение скитами, келлиями и каливами; признать в лице покупателя или его преемника полного собственника недвижимости без вмешательства со стороны продавцов-монастырей; в точности определить размеры податей; определить налог при переходе к наследнику не выше 5% стоимости вместо 1/3. Нетрудно заметить, что выполнение этих требований фактически бы приравняло келлии и скиты к самостоятельным монастырям, находящимся в неотъемлемой собственности русских. На такие условия греки никогда бы не согласились, и у нас нет свидетельств о том, чтобы дипломатия предлагала их обсуждение. После Балканских войн русское правительство уже не предпринимало активных мер к ограничению келлиотов. Однако их положение продолжало оставаться неопределенным, о чем свидетельствуют прошения на имя Св. Синода настоятелей афонских келлий об исключении их из числа неблагонадежных и о разрешении им получать денежные пожертвования из России 57 . РУССКИЙ АФ ОН В ГОДЫ БА ЛК АНСКИХ ВОЙН (1912–1913 ГГ.) Совершенно новый этап жизни Афонской горы начался в ноябре 1912 г., когда Св. Гора была освобождена от турецкого ига. 2 ноября 1912 г. греческий отряд под предводительством Телемаха Курмулиса высадился в пристани Дафни; Курмулис, по приказу вице-адмирала Павла Кундуриотиса зачитал собравшимся королевский декрет об оккупации Афона греческими войсками. На следующий день, 3 ноября, в Дафни прибыл десант греческого войска в 800 человек. Болгарское правительство, желая показать, что и оно не чуждо интересов на Афоне, имея своих подданных в монастырях Зограф и Хиландар, ските Ксилургу и нескольких келлиях, также прислало 58 отряд в 70 человек, который поселился в Зографском монастыре . 57 Например, прошение настоятеля келлии Св. Игнатия Богоносца иером. Антонина. РГИА. Ф. 797. Оп. 201. VI отд. 1 ст. Д. 74. 58 Дмитриевский А. А. Афон и его новое политическое международное положение. СПб., 1913. С. 1–6. 129 РУССК ИЙ АФОН.Н АЧ А ЛО X X В. С ( ) К . Н Х Х . Е РД А Р Ы С Т Р А Ж Н И К И В А Р Е Е АЧ А Л О В (В , 191 2 .) Е Р О Я Т Н О П О С Л Е Н О Я Б Р Я Г ИМЯСЛ АВЦЫ НА АФ ОНЕ Пока писались предложения, а в Лондоне шли затянувшиеся переговоры, среди русских монахов вспыхнула печально известная смута по поводу имени Божия. Имяславские споры не имели прямого отношения к политической ситуации на Балканах, но совпали со временем наибольшего накала националистических страстей и способствовали усилению враждебного отношения к русским монахам. Истории имяславия посвящено большое количество исследований, которые рассматривают его как с богословской, духовной, так и с исторической точки 73 зрения . Представим здесь вкратце лишь ту сторону этого конфликта, которая имеет отношение к нашей теме. С самого начала смуты афонские имяславцы подверглись резкой критике со стороны российского Св. Синода, российского государства в лице дипломатических представителей и Константинопольского патриархата. 12 сентября 1912 г. патриарх Иоаким III отправил на Афон послание, в котором осуждает теорию о божественности имени Иисус и запрещает чтение книги «На горах Кавказа» 74 . В ответ на это последовало опровержение со стороны главы имяславцев иеросхимонаха Антония (Булатовича). В январе 1913 г. Андреевский скит перешел в руки имяславцев; прибывший 20 января на Афон русский дипломат В. С. Щербина не смог добиться восстановления изгнанного настоятеля Иеронима. Весной 1913 г. имяславцы имели полный количественный перевес над своими противниками в трех русских обителях Св. Горы — Пантелеймоновом монастыре, Андреевском и Фиваидском скитах. На нескольких заседаниях афонского кинота имяславцы подверглись осуждению на основании письма патриарха Иоакима и мнения архиепископа Волынского Антония (Храповицкого). В январе 1913 г. к числу противников имяславцев присоединяется епископ Никон (Рождественский). В феврале начинается блокада Андреевского скита, монахам которого в течение пяти месяцев не доставляли почту, продовольствие и денежные переводы. В марте на Афон прибыл один из экспертов по цер73 Самым полным является второе издание монографии: Иларион (Алфеев), еп. Священная тайна Церкви. Введение в историю и проблематику имяславских споров. СПб., 2007. Там же приводятся многочисленные источники и вся предшествующая литература по вопросу.  74 Там же. С. 369. Текст послания был опубликован в газете   33, 1913 144–145 139 РУССК ИЙ АФОН.Н АЧ А ЛО X X В. ковным делам константинопольского посольства, П. Б. Мансуров. В его отчете, данном министру иностранных дел С. Д. Сазонову и обер- прокурору Св. Синода В. К. Саблеру, говорилось о широком распространении имяславия на Афоне и опасности решать вопрос применением силы, потому что «религиозное движение по вопросу об имени 75 Божием связано с воззрениями Иоанна Кронштадтского» . Весной 1913 г. продолжаются интенсивные контакты между российским Св. Синодом и Константинопольским патриархатом по поводу нового учения. 30 марта было дано заключение совета греческих богословов, преподавателей Халкинской богословской школы, осуж76 имяславие . 5 апреля 1913 г. патриарх Герман V отправил на Афон грамоту, в которой называет имяславие неосновательным учением, содержащим ересь. Патриархат, как и русское правительство, был заинтересован в скорейшем прекращении смуты. 9 апреля министр иностранных дел С. Д. Сазонов докладывал обер-прокурору Св. Синода о том, что «Вселенский патриарх уже высказывал мнение послать на Афон экзарха в архиерейском сане для принятия мер по водворению мира». Такая практика была обычной, но не очень эффективной мерой, принимаемой со стороны патриархата в случае каких-либо беспорядков на Афоне. Русское посольство старалось держать дело в своих руках и не позволять грекам полностью вести его. Сложность заключалась в том, что с канонической точки зрения российский Св. Синод и его представители не имели на Афоне никакой власти; поэтому об участии в экспедиции на Св. Гору русского духовного лица посольство могло только просить. Посол М. Н. Гирс настаивал на присоединении к экзарху чиновника посольства. Одновременно рассматривалась идея о «командировании духовного лица из России в сане архимандрита в качестве помощника экзарха, кото77 могло бы поехать на Афон одновременно с последним» . Как отмечал П. Б. Мансуров, русский посол в Константинополе М. Н. Гирс, привыкший вести церковные дела, не вникая в их церковную суть, 75 Там же. С. 392. 76 Как отмечает К. К. Папулидис, подробно исследовавший вопрос имяславия, только один из четырех членов этого совета знал русский язык, а остальные     были противниками мистического направления.      32–33 77 С. Д. Сазонов — В. К. Саблеру. 9 апреля 1913 г. РГИА. Ф. 797. Оп. 83. 2 отд. 3 ст. Д. 83. Л. 3–3 об. 140 РУССКИЕ НА АФОНЕ суждении настоящего дела, Великой Церковью решено и постановлено дальнейшую судьбу оказавшихся в России монахов-имябожников <…> как находящихся вне пределов власти патриаршего Вселенского престола, уже не подчиненных церковному правосудию Константинопольской патриархии, но в церковном и политическом отношении подлежащих правосудию Российской церкви, откуда они происходят и куда удалились, — передать на непосредственное попечение и реше90 церковной власти в России» . Для греков смута на Афоне явилась поводом к обвинению всех русских в ереси, а изгнание монахов рассматривалось как благоприятное для эллинизма на Афоне событие, ввиду уменьшения численности русских на Афоне. 11 декабря 1913 г. патриарх Герман V сообщил российскому Св. Синоду свое решение о недопущении на Афон даже тех русских монахов, которые принесут раскаяние. Синод сделал вывод, что такое решение «ставит под вопрос искренность и внутреннюю убедительность и чистоту намерений и планов фанариотов» 91 . В истории имяславской смуты на Афоне еще раз в полной мере проявилась недальновидность русского духовного и дипломатического ведомств: в сложнейший критический момент для истории Св. Горы, когда ее международный статус еще не был определен, русское правительство своими руками депортировало русских монахов, ослабляя тем самым позиции России на Св. Горе. ПО СЛЕ БА ЛК АНСКИХ ВОЙН. МИССИЯ Б. С. СЕРАФИМО ВА Итак, заключенные по итогам Балканских войн Лондонский и Бухарестский договоры не определили международный статус Афона. В результате каждая из спорящих сторон стремились истолковать его по-своему: русские считали, что борьба еще не окончена, а греки — что они получили молчаливое согласие держав на аннексию Афона. В этой неопределенной ситуации вскоре после заключения Бухарестского договора на Св. Гору был командирован советник константинопольского посольства Б. С. Серафимов, который пробыл там с сентября по декабрь 90 Выписка из определения Св. Синода от 14–18 февраля 1914 г. за № 1471. Там же. Л. 138–141. 91 Цит. по: Иларион (Алфеев), еп. Священная тайна церкви. С. 403–404. 144 РУССКИЕ НА АФОНЕ 1913 г. Его регулярные подробные донесения позволяют с большой точностью восстановить ход событий на Афоне в этот период. Прибыв на Св. Гору, Серафимов застал монахов в весьма тревожном и напряженном настроении. «Ожидание предстоящих перемен, сущность коих никому здесь по-настоящему не известна, обостряет отношения монастырей со всеми другими монашескими учреждениями на Афоне и возбуждает и без того сильную рознь монашествую92 — писал он 24 сентября 1913 г. Особо говорит Серафимов об активных действиях греческих монахов и, в первую очередь, Кинота, в пользу эллинизации Афона. «Пользуясь своим привилегированным положением, афонский Кинот выступает на международной сцене в качестве обиженной стороны, преследуемой якобы чуждым Афону негреческим элементом; в Афинах, Константинополе и Александрии греческая печать на все лады искажает исторические и современные факты, подводя под понятие веками освященных обычаев всякую меру, которую Протат найдет необходимой для укрепления греческих 93 начал на Св. Горе» . На совещаниях Протата неоднократно обсуждался вопрос о мерах сопротивления против проекта православных государств об интернационализации Св. Горы. Месячное отсутствие военного отряда казалось греческим монахам опасным, и втайне от русских, болгар и сербов они просили греческое правительство о присылке солдат. В сентябре 1913 г. на Афон прибыл Китийский (Кипрский) митрополит Мелетий Метаксакис, который занялся активной агитацией в среде греческого монашества 94 . 92 Б. С. Серафимов — М. Н. Гирсу. 24 сентября 1913 г. АВПРИ. Ф. 180. Посольство в Константинополе. Оп. 517/2. Д. 3697. Л. 4–5. 93 Там же. Л. 5 об.–6. 94 Там же. Л. 6. Мелетий Метаксакис (1871–1935), в миру Эммануил, происходил из крестьянской семьи с о. Крит. Выпускник школы Крестного монастыря в Иерусалиме (1900 г.), был секретарем Синода Иерусалимского патриарха Дамиана. В 1906 г. посетил Россию. В феврале 1910 г. избран митрополитом Китийским (Кипрским). В 1912–1913 гг. в Афинах принимал участие в комиссии, занимающейся епархиями Вселенского престола, вошедшими в результате аннексии в состав Греции, Сербии и Болгарии. Дважды посетил Афон (в 1913 и 1914 гг.). В 1913 г. вышла его книга, направленная против русских монахов на Афоне:               1913 В феврале 1918 г. был избран митрополитом Афинским, а 25 ноября 1921 г. — Вселенским патриархом. После трагических событий греко- турецкой войны отрекся от престола и с сентября 1923 г. проживал в келлии 145 РУССК ИЙ АФОН.Н АЧ А ЛО X X В. ЗАК ЛЮЧЕНИЕ И так, период между окончанием русско-турецкой и началом Первой мировой войн был временем наивысшего расцвета русского монашества на Афоне. Несмотря на противодействие со стороны патриархии и греческих монастырей и ограничивающие указы русского правительства, стремление на Св. Гору было столь велико, что население русского Афона росло с каждым годом, а обители получали щедрые пожертвования. В сложной международной ситуации конца XIX – начала ХХ в. русское правительство не предпринимало активных шагов в политике на Балканах. Боязнь нарушить равновесие и спровоцировать вооруженный конфликт вынуждала МИД не только быть крайне пассивным в восточных делах, но и вовсе самоустраняться в спорных вопросах. Еще более осторожной была линия духовного ведомства: консервативная «замораживающая» политика К. П. Победоносцева сменилась полной беспомощностью при его преемниках. Не желая поддержать в македонском вопросе ни болгар, ни патриархию, российский Св. Синод отворачивался и от своих соотечественников на Афоне. Нередко разумные инициативы со стороны дипломатов на Балканах и Ближнем Востоке сталкивались с непониманием в духовном ведомстве и пресекались не в меру осторожными чиновниками Синода; иные вопросы, требовавшие быстрого решения, застревали в многолетней бумажной волоките. Непоследовательность политики и отсутствие единой четкой линии в отношении Афона приводили к тому, что русское монашество, с одной стороны, не имело надежной защиты от своего правительства, а с 159 ЗАКЛЮЧЕНИЕ другой стороны, пользовалось достаточно большой свободой и бесконтрольностью. В результате этот мощный политический потенциал России на Православном Востоке не был использован в полной мере и не принес государству той пользы, которую мог бы принести. Русский Афон существовал не только независимо от противоречивой политики правительства, но порой даже вопреки ей. Он был своеобразным «русским островом» в Восточном Средиземноморье и служил мощным стержнем, на котором во многом базировался авторитет России в этом регионе. Как известно, история не терпит сослагательного наклонения. Трудно предположить, какова была бы дальнейшая судьба русского Афона, если бы в России не произошли трагические события 1917 г. Несомненным остается одно: русское монашество Св. Горы оказало большое положительное влияние на духовную жизнь как христианского Востока, так и своего отечества. 160 ЗАКЛЮЧЕНИЕ ПРИЛОЖЕНИЕ ИСТОЧНИКИ I. Опубликованные источники. «Наша отечественная церковь занимает первое место между всеми православными церквами». Отчет профессора И. Е. Троицкого о командировке на Восток. 1886 г. / Подготовка текста, вступ. статья и комм. Л. А. Герд // Исторический архив. 2001. № 4. С. 167. Россия и православный Восток. Константинопольский патриархат в конце XIX в. Письма Г. П. Беглери к проф. И. Е. Троицкому. 1878–1898 гг. / Изд. подг. Л. А. Герд. СПб., 2003.                                                   Периодические издания: Церковные ведомости Церковный вестник   170 ИСТОЧНИКИ II. Архивные источники. Архив внешней политики Российской империи. Фонды: Посольство в Константинополе, Главный архив, Секретный архив, Политархив. Централен държавен архив (София, Болгария) Российский государственный исторический архив. Фонды: 796 (Канцелярия Св. Синода), 797 (Канцелярия обер-прокурора Св. Синода). Центральный государственный исторический архив Санкт- Петербурга. Фонд 2182 (И. Е. Троицкий).    Архив Констан тинопольского патриархата (Стамбул, Турция).   (Переписка патриархата)    Архив министерства иностранных дел Греции (Афины).           Архив Драгумиса). Геннадион (Афины, Греция). Фонд С. 171 ИСТОЧНИКИ ЛИТЕРАТ УРА Doens I. Bibliographie de la Sainte Montagne de l’Athos // Le Millénaire du Mont Athos, 963– 1963. Études et mélanges. Vol. II. Venezia, 1964. P. 337–495.  Максимович К. А., Мухин В. С., Пигаль П., игум., Романенко Е. В., Статис Г., Турилов А. А., Якимчук И. З. Афон // Православная энциклопедия. 2002. Т. 4. С. 103– 181. Библиография: с. 146, 166–167, 177, 181. Просвирнин А. Афон и Русская церковь. Библиография // Богословские труды. 1978. Т. XV. С. 184–256 *** Варсонофий (Судаков), еп. Афон в жизни Русской православной Церкви в XIX – начале ХХ в. Саранск, 1995. Герд Л. А. Константинополь и Петербург: церковная политика России на православном Востоке (1878–1898). М., 2006. С. 309–359. Григорович-Барский В. Первое посещение святой Афонской горы Василия Григоровича-Барского, им самим описанное. СПб, 1884. Дмитриевский А. А. Русские на Афоне. Очерк жизни и деятельности игумена русского Пантелеймоновского монастыря священно-архимандрита Макария (Сушкина). СПб., 1895. Дмитриевский А. А. Русские афонские монахи-келлиоты и их просительные о милостыне письма, рассылаемые по России. Речь, произнесенная при открытии чтений в Киевском религиозно-просветительном обществе 9 октября 1905 г. Киев, 1906. Русский самородок на св. Афонской горе. Незабвенной памяти Дмитриевский А. А. схимонаха Матфея. СПб., 1912 (=Сообщения ИППО. 1912. Вып. 1). 172 ЛИТЕРАТ У РА Дмитриевский А. А. Афон и его новое политическое международное положение. СПб., 1913. Андрея апостола скит // Православная энциклопедия. Егорова А. В., Ульянов О. Г. М., 2001. Т. 2. С. 399–404. Иларион (Алфеев), еп. Священная тайна Церкви. Введение в историю и проблематику имяславских споров. СПб., 2007. Иоаким (Сабельников), иером. Великая стража. Жизнь и труды блаженной памяти афонских старцев иеросхимонаха Иеронима и схиархимандрита Макария. Кн. 1. Иеросхимонах Иероним, старец-духовник Русского на Афоне СвятоПантелеймонова монастыря. М., 2001. Пагануцци П. Н. Высоко-Дечанская лавра на Косовом поле. Джорданвилль, 1976. Петрунина О. Афонский вопрос в 1912–1917 гг. по материалам русских дипломатических источников // Вестник архивиста. 2002. № 1. С. 64–82. Талалай М. Г. Русское монашество на Афоне в 1913–1918 гг. Отчеты А. А. Павловского в Российское генеральное консульство в Салониках // Россия и христианский Восток. Вып. II–III. М., 2004. С. 595–617. Талалай М. Г. Переписи русского монашества на Афоне в 1915–1917 гг. // Россия — Афон: тысячелетие ду ховного единства. Материа лы меж дународной научно-богословской конференции. Москва, 1–4 октября 2006 г. М., 2008. Талалай М. Г. Русский Афон. Путеводитель в исторических очерках. М., 2009. Троицкий П. История русских обителей Афона в XIX–XX веках. М., 2008. Афон и международное право // Богословские труды. № 33. М., 1997. Троицкий С. В. С. 144–145.                           Fennell N. The Russians on Athos. Oxford, 2001.                                Meyer Ph. Die Haupturkunden für die Geschichte der Athosklöster. Leipzig, 1894. S. 80–88.       173 ЛИТЕРАТ У РА СПИСОК СОКРАЩЕНИЙ АВПРИ — Архив внешней политики Российской империи РГИА — Российский государственный исторический архив ЦГИА СПб — Центральный государственный исторический архив Санкт- Петербурга ЦДА — Централен Държавен Архив ИППО — Императорское Православное Палестинское общество РОПиТ — Русское общество пароходства и торговли    175 СПИСОК СОКРА ЩЕНИЙ Н А У Ч НО -ПОП УЛ Я РНОЕ И ЗД А Н И Е Л . А . Г Е РД Р У С С К И Й АФ О Н 1878 –1914 . Г Г Очерки церковно-политической истории С Е Р И Я Р У С С К И Й А Ф О Н И «И » З Д АТ Е Л Ь С Т В О Н Д Р И К Книга проиллюстрирована фотографиями из изданий: 1928–1930 Boissonas F. ’ 2006 • 1993 (каталог выставки) • Portraits from the Collection of the Mount Athos Photographic Archive (каталог выставки Helsinki City Art Museum. Athos Monastic Life on the Holy Mountain. 18th August 2006 — 21st January 2007). • 5  1998. (каталог выставки). По вопросу приобретения книг издательства «Индрик» .01 .00 обращайтесь по тел.: (495) 938 indric@mail.ru • indrik.ru × Формат 84 108 1 / . Печать офсетная. 32 5,5 п. л. Тира ж 1500 экз.